Высказывания и упоминания о В. Г. Короленко (Горький)

Высказывания и упоминания о В. Г. Короленко
автор Максим Горький
Опубл.: 1938. Источник: az.lib.ru

    A. M. Горький и В. Г. Короленко

    Переписка. Статьи. Высказывания

    М., ГИХЛ, 1951

    ВЫСКАЗЫВАНИЯ и УПОМИНАНИЯ М. ГОРЬКОГО о В. Г. КОРОЛЕНКОПравить

    В «Волгаре» 1 писать нельзя — испортишь репутацию порядочного человека, ибо Жуков воюет с Короленко, и либеральная публика вся против Жукова и присных его.

    Из письма к О. Ю. Каминской, 20 июля 1894 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 См. примечание к письму 15.


    Здесь Короленко, сегодня я видел его — он, очевидно, не особенно доверяет Дробышу 1, хотя тот и писал ему реляцию в том же духе, как Ашешову 2. Сегодня я проводил Короленко в Москву.

    Из письма Е. П. Волжиной (Пешковой), 8 июня 1896.-- Архив А. М. Горького, т. V.

    1 А. А. Дробыш-Дробышевский — см. примечание к письму 10.

    2 Ашешов Н. П. — см. примечание к письму 5.


    В Нижнем в 93—94 г. я познакомился с В. Г. Короленко, которому обязан тем, что попал в большую литературу. Он очень много сделал для меня, многое указал, многому научил…

    Напишите об этом, непременно напишите — его, Горького, учил писать Короленко, а если Горький мало усвоил от Короленко, в этом виновен он, Горький. Пишите: первым учителем Горького был солдат — повар Смурый, вторым адвокат Ланин, третьим — К — ный 1, человек «вне общества», четвертым Короленко.

    Больше не хочу писать. Я расстроился и растрогался при воспоминании об этих великолепных людях.

    Отрывки из автобиографических сведений, посланных Горьким в письме Д. Городецкому в 1899 г.

    Опубликованы Городецким в журнале «Семья», 1899, № 36, в статье «Два портрета. Горький и Вересаев».

    1 Александр Мефодиевич Калюжный (1853—1939), народоволец. После каторги поселился в Тифлисе, где познакомился с Горьким в 1891—1892 гг.


    Какую глупость и мерзость написал Буренин 1 о Короленко. Черт знает что такое! Буду в Петербурге — побью Буренина. Оттаскаю его за уши.

    Из письма Л. В. Средину, 30 апреля 1899 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 В. П. Буренин (1841—1926) — реакционный критик. Статья Буренина «Критические очерки» напечатана в «Новом времени» 23 апреля 1899 г.


    Видел Короленко вчера — сильно испортил его Петербург!

    Из письма А. П. Чехову, август 1899 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 28.

    Я же верю в национальность характера и считаю, например, Тюлина 1 у Короленко выражением национального русского характера. Тюлин на Ветлуге — это тот же Минин в истории. Явился, сделал подвиг и — исчез, пропал, уснул.

    Из письма И. Е. Репину, 23 ноября 1899 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 28.

    1 В рассказе «Река играет».


    Превосходно написал Вл[адимир] Гал[актионович] «О сложности жизни» 1, это лучшая его публицистика.

    Очень хорошо!

    Из письма Ф. Д. Батюшкову, 9 или 10 декабря 1899 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 28.

    1 Статья напечатана в «Русском богатстве», 1899, № 8.


    Поживет человек год-другой — и заядлым нижегородским патриотом делается. Чем плох «нижегородец» В. Г. Короленко? Как он чудесно написал про Керженец, про Святое озеро! 1 О проводах Оранской иконы2 только старый нижегородец мог так написать.

    Из письма В. А. Десницкому [90-е гг.] -- В. А. Десницкий, М. Горький нижегородских лет (из воспоминаний) -- "М. Горький в воспоминаниях современников", М. 1955.

    1 Имеются в виду очерки «В пустынных местах. Из поездки по Ветлуге и Керженцу», написанные В. Г. Короленко в 1890 г.

    2 Имеется в виду рассказ «За иконой», написанный Короленко в 1887 г., после посещения им монастыря в Оранках, в 50 километрах от Н.-Новгорода.


    «Заметки» Ваши мне понравились, и для характеристики Владимира Галактионовича я нахожу их очень ценными. По моему мнению, в «Сборнике нижегородцев» их необходимо напечатать, что придаст интерес сборнику и, вероятно, очень солидный 1.

    Из письма С. Д. Протопопову [1905 г.] -- Неопубл. Арх. Г.

    1 Статья С. Д. Протопопова «Заметки о В. Г. Короленко» на печатана в «Нижегородском сборнике», который был издан товариществом «Знание» (Спб. 1905) в пользу общества Взаимопомощи учащих Нижегородской губернии — на устройство общежития для учительских детей.


    Короленко грустно вздыхает по поводу пассивности русского народа. Рассказы, видимо, написаны до 905 года 1.

    Из письма А. В. Луначарскому, не ранее 13 декабря 1907 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 Имеются в виду рассказы Короленко: «Из рассказов о встречных людях. 1. Емельян, 2. Рыбалка Нечипор». — «Русское богатство», 1907, № 11.


    Коли увидите В[ладимира] Галак[тионовича] — почтительно поклонитесь ему от ученика и почитателя. Недавно пришлось мне перечитать все его книги — в целях лекторских — и с каким удовольствием сделал я это!

    Мало его знают, и надо бы ему — в интересах большего распространения среди читающей массы — издать все книги свои в «Знании» — серьезно!

    Из письма M. M. Коцюбинскому, 7 ноября 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Литература старых народников рисовала мужичка раскрашенным в красные цвета и вкусным, как вяземский пряник, коллективистом по духу, одержимым активною жаждою высшей справедливости и со священной радостью принимающим каждого, кто придет к нему «сеять разумное, доброе, вечное» 1.

    И лишь в девяностых годах В. Г. Короленко ласковою, но сильной рукой великого художника честно и правдиво нарисовал нам мужика действительно во весь рост, дал верный очерк национального типа в лице ветлужского мужика Тюлина2. Это именно национальный тип, ибо он позволяет нам понять и Мининых и всех ему подобных героев на час, всю русскую историю и ее странные перерывы. Тюлин — это удачливый Иванушка-дурачок наших сказок, но Иванушка, который уже не хочет больше ловить чудесных Жар-птиц, зная, что, сколько их ни поймай, господишки всё отнимут. Он уже не верит Василисе Премудрой: неизмеримое количество бесплодно затраченной силы поколебало сказочное упорство в поисках счастья. Думая о Тюлине, понимаешь не только наших Мининых, но и сектантов Сютаева и Бондарева, бегунов и штунду, а чувствительный и немножко слабоумный Платон Каратаев3 исчезает из памяти вместе с Акимом2 и другими юродивыми дворянского успокоения ради, вместе с милыми мужичками народников и иными образами горячо желаемого, но — нереального.

    Пропагандист социализма встретился с Тюлиным; Тюлин не встал с земли, не понял интеллигента и не поверил ему — вот, как известно, драма, разбившая сердце нашего героя.

    Из статьи "Разрушение личности", 1909.-- М. Горький, Собр. соч., т. 24.

    1 Измененная строка стихотворения Н. А. Некрасова «Сеятелям».

    2 См. примечание к неотправленному письму М. Горького к В. Г. Короленко.

    ----

    Читаешь ли ты, как ведет себя поручик Куприн? Ух, до чего нелепо и постыдно! И вообще, если сравнить личное поведение молодых современников с таковыми же Г. Успенского, Гаршина, Короленко и т. д. — какая унылая разница.

    Из письма Е. П. Пешковой, начало февраля 1910 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    Заботьтесь об языке: всегда читайте Пушкина, Аксакова, Чехова; старые рассказы Короленко тоже много дают чудесных, мягких слов.

    Из письма Л. А. Никифоровой, май, не позднее 8-го, 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Ваше письмо произвело на меня весьма тяжелое впечатление. Разве для Вас не безразлично, кто первый скажет правду — Топазов, Короленко или Толстой? Вы, косвенно, как бы упрекаете Короленко и Арсеньева в том, что они, опираясь на Ваш материал, забежали вперед и скрыли Ваше лицо, Ваш голос от мира.

    Если бы даже и сделали так — чего, конечно, не могло быть — Вам следовало бы сказать им спасибо, ибо то, что Вы говорите неумело и бессильно, они сказали с силой и убедительностью, которых Вы лишены.

    Из письма Н. А. Топазову-Чердынцеву, 25 августа 1910 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    Владимиру Галактионовичу Короленко с уважением и любовью М. Горький.

    Надпись на книге М. Горького "Жизнь ненужного человека", сентябрь 1910 г.-- Дом-Музей В. Г. Короленко в Полтаве.

    В. Г. Короленко прислал мне «Записки» 1 — взял я превосходную эту книжку в руки и — перечитал ее еще раз. И буду читать часто, — нравится она мне все больше и серьезным своим тоном и этой, мало знакомой современной нашей литературе, солидной какой-то скромностью. Ничего кричащего, а все касается сердца. Голос — тихий, но ласковый и густой, настоящий человечий голос. И на каждой странице чувствуешь умную, человечью улыбку много думавшей, много пережившей большой души. Хорошо!

    Из письма M. M. Коцюбинскому, 7 ноября 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 Первый том «Истории моего современника». Вышел в издании журнала «Русское богатство» в 1909 г.


    А еще вот что надобно: выдвигать из тени В. Г. Короленко, как единственного писателя, способного занять место во челе литературы нашей. Человек внепартийный, строгий в оценках, тактичный и мягкий, он способен многих попридержать, и, несомненно, роль совестного судии — по плечу ему.

    В то же время он и по таланту, не говоря о его общественных заслугах гражданского характера, — ныне первый. В нем — все права на первенство, и заслуги его велики; перечитайте книжки, если не верится Вам, пересмотрите путь его. Превосходная фигура.

    Было бы очень уместно провести параллель между «Детством — отрочеством» и «Записками современника» 1, и вообще сейчас хорошая статья о Короленке — и общественно и литературно необходима.

    Из письма А. В. Амфитеатрову, не ранее 14 ноября 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 Имеются в виду автобиографические повести «Детство, отрочество, юность» Л. Н. Толстого и «История моего современника», т. I, В. Г. Короленко.


    Пишущему о Короленко надо посоветовать: обратил бы внимание на Тюлина в «Река играет», указал бы, что наверху нас — все еще Обломов жив, а внизу — Тюлин живет, — эти двое и провалили 905 год.

    Из письма А. В. Амфитеатрову, конец ноября 1910 г.-- Арх. Г.

    К русскому же писателю — я не про себя говорю, поверьте! — надо относиться вдвойне уважительно, ибо это лицо почти героическое, изумительной искренности и великой любви сосуд живой. Прочитайте о Глебе Успенском, Гаршине, Салтыкове, о Герцене, посмотрите на ныне живущего Короленко — первого и талантливейшего писателя теперь у нас.

    Из письма П. X. Максимову, 10 декабря 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    А еще, Илюша, есть превосходнейший писатель Владимир Короленко, и я советую тебе; попроси папу, пусть он прочитает вслух для тебя маленький рассказ Короленко «Старый звонарь».

    Из письма И. Френкелю, конец 1910 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Вам надо развить в себе способность отличать общезначимое и живучее от частного, мелькающего. А также необходимо ознакомиться с языком у таких знатоков его, каковы Лесков и Андрей Печерский, Тургенев и Чехов.

    Очень советую также, прочитайте Левитова и не надо забывать Короленко. Все это пойдет весьма на пользу вам, поверьте мне.

    Из письма Г. Д. Гребенщикову, конец июля 1911 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    Для «чистого» журнала прежде всего необходим хороший редактор, Вы не указали, кто будет редактором «Пути»1, а также — о чем именно хотите Вы рассказать публике в журнале Вашем?

    Мне кажется, что, не выяснив этого самому себе, Вы сделаете «Путь» таким же ненужным и бесцветным, каков был «Наш журнал» 2, и снова бесполезно затратите Ваши нервы и деньги, Ваше время.

    А вот если бы Вы предложили редактуру В. Г. Короленко или — если он не возьмет на себя это — посоветовались бы с ним о редакторе, а также выяснили бы самому себе, о чем и как будет говорить журнал, для кого он издается, это было бы чудесно, и, может быть, мы имели бы действительно хороший журнал.

    Из письма И. А. Белоусову, 1 сентября 1911 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 И. А. Белоусов писал М. Горькому о своем проекте создать «среди литературной разрухи, свистопляски… чистый журнал, главным образом для провинции».

    2 «Наш журнал» выходил в Москве под редакцией И. А. Белоусова в 1910—1911 годах.


    Швыряет наше государство лучших своих людей, как пьяный и полуслепой нищий золото, случайно данное ему в милостину, швыряет, несчастное, не понимая ценности дара, дотоле не виданного им, но — куда бы оно ни швырнуло дар этот — он возвращается русскому народу, нашему будущему — с лихвой, всегда — с лихвой!

    Товарищи! Далек от желания утешать вас, — это не мое ремесло — утешать людей.

    Мне только хочется напомнить вам, что вот — бросают в Сибирь и каторгу просто людей, а из Сибири, из каторги — выходят Достоевские, Короленко, Мельшины — десятки и сотни красиво выкованных душ!

    Из письма каторжанам Александровской центральной тюрьмы, конец сентября 1911 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Позвольте посоветовать следующее: проштудируйте богатейших лексикаторов наших — Лескова, Печерского, Левитова купно с такими изящными формовщиками слова и знатоками пластики, каковы Тургенев, Чехов, Короленко.

    Из письма К. А. Треневу, между 22 ноября и серединой декабря 1911 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Вы, южане, очевидно более зорки, чем люди северной России: о русском мужике написали и пишутся целые сотни книг, а исчерпывающий очерк души русского мужика, исторически верный тип его дал В. Г. Короленко.

    Из письма Д. Н. Овсянико-Куликовскому, 3 декабря 1911 г.-- "М. Горький. Материалы и исследования", т. III.

    Читали Вы мало, необходимо прочитать, для ознакомления с русским языком, всего Тургенева, Чехова, Короленко — последний послан Вам.

    Из письма А. Н. Лаптеву, 17 января 1912 г.-- М. Горький, Собр. соч, т. 29.

    Ваш Говоруха-Отрок только и сделал хорошего, что лучше всех и всех раньше написал этюд о Короленко 1.

    Из письма В. В. Розанову, 1912 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 Книга Н. Ю. Говорухи-Отрока: «Очерки современной беллетристики. В. Г. Короленко. Критический этюд», вышла под псевдонимом «Ю. Николаев» в 1893 г.


    В V книге «Р[усского] б[огатства]» статья Короленко «Турчин и мы» — это как раз та оценка славянского характера, которая сложилась у меня. Когда читал, то — местами — даже странно было: мои слова! Какой это ценный и зоркий человек, В. Г.! И так приятно читать его вещь среди разных Кондурашкиных.

    Из письма А. Н. Тихонову, 5 июня 1913 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    Представляете состояние мое? Очень невеселое состояние.

    А тут еще разные «добавочные обстоятельства» — плохо чувствует себя Короленко 1.

    Из письма Н. А. Румянцеву, 16 июня 1913 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 См. письмо 36.


    «Достопримечательностей никаких» не будет на Руси до поры, пока в ней не будет прочной традиции культурной, — традицию эту некому создать, некому над нею ныне работать, кроме нас. Песня, которую Вы слышали.

    Ее запел — и хорошо! — В. Г. Короленко.

    Из письма А. Н. Тихонову, [22] июня 1913 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    В. Г. Короленко пишет, что его здоровье сильно пошатнулось, доктора запрещают работать. Очень грустное письмо1.

    Из письма Г. В. Плеханову, 24 июня 1913 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 См. письмо 36.


    Владимиру Галактионовичу Короленко

    А. Пешков

    7/VII.13

    Capri.

    Надпись на книгах М. Горького "Записки проходящего". Очерки. Часть первая. Берлин, и "Хозяин", Берлин, изд. Ладыжникова.-- Дом-Музей В. Г. Короленко в Полтаве.

    …психику волжанина наилучше уловил Короленко в лице Тюлина 1.

    Из письма А. Г. Туркину, 1913.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 В рассказе «Река играет».


    В. Г. совершенно справедливо сказал:

    — В ваших воспоминаниях люди умнее, интереснее, чем в действительности. Привел несколько примеров: о Чех[ове] — неудачно, у А. П. был хороший, злой ум, но Чех. из жалости к людям редко пользовался его остротой.

    Вообще же люди в моем изображении должны казаться умнее только потому, что я сжимаю их слова, отчего мысли становятся рельефнее.

    Из записей, 1913 (?) -- "М. Горький и А. Чехов", М. 1951.

    Право же, следовало бы вам отметить одну крупную — может быть, великую — заслугу Короленко пред всеми нами: он первый с поразительной ясностью дал тип великорусского мужика, исторически сложившийся тип — это — Тюлин — «Река играет»… Короленко смотрит на великорусскую жизнь глазами человека несколько иной культуры, поэтому он и разглядел Тюлина так великолепно верно. Без Тюлина невозможны «Мужики», «В овраге» Чехова, невозможны рассказы Бунина. Тюлин — осторожный, но решительный разрыв с традициями народнических акафистов мужику.

    Из письма К. И. Чуковскому, 1920 г.-- "Литературная учеба", 1940, № 6.

    Владимиру Галактионовичу Короленко учителю и наставнику А. Пешков.

    28.11.21

    Петроград.

    Надпись на книге М. Горького "Воспоминания о Льве Николаевиче Толстом", изд. Гржебина, Берлин, 1921.-- Дом-Музей В. Г. Короленко в Полтаве.

    В 1902 году в «Русском богатстве» были напечатаны очерки «Мытарства (В работном доме)», подписанные новым именем — Семен Подъячев…

    Очень хорошо помню, что первое… впечатление не лестное для автора: так писали и пишут многие. Но отдел беллетристики «Русского богатства» редактировал В. Г. Короленко, его оценкам я верил, а очерки Подъячева были напечатаны «на первом месте», — этим редакторы подчеркивали значительность произведения, предлагаемого читателю.

    Из статьи "Семен Подъячев", 1923 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 24.

    В художественной литературе первый сказал о мужике новое и веское слово В. Г. Короленко в рассказе «Река играет».

    Из статьи "Семен. Подъячев", 1923 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 24.

    По поводу указаний Ваших на некоторые неточности 1 имею сказать: в датах всегда неточен по моему отвращению к цифрам. И никогда не помню чисел. О закрытых глазах В. Г. Короленко не написал потому, что это лестно для меня и «Челкаша», слишком лестно. «Челкаш» рассказ топорный.

    Из письма А. Е. Богдановичу, 4 августа 1925 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    1 А. Е. Богданович писал М. Горькому по поводу его воспоминаний о В. Г. Короленко: «Мне жаль, что вы не так передали впечатление Короленко от „Челкаша“, как передавали когда-то (в 96 г.) по свежей памяти. Вы передавали так. По прочтении Короленко присылает Вам записку, такого именно содержания, как та, что приведена по поводу „Изергиль“. Когда Вы пришли, он, взяв со стола рукопись, только и сказал, закрыв глаза: „Хорошо“. Согласитесь, что это лучше. Жаль мне зажмуренных глаз. Пропала картина».


    Следя весьма внимательно за текущей литературой на Руси, искренно восхищаясь обилием даровитой молодежи, я крепко надеюсь, что у нас растут и вырастут в этой области большие таланты. Однако ж не скрою, что меня смущает и однообразие тем и общий серовато-унылый тон рассказов.

    Не забываю, конечно, что тут значительную роль играют внешние причины, те «независящие» — от авторов — «обстоятельства», которые всегда тяготели и ныне тяготеют над литературой нашей. Но ведь под гнетом таких же «обстоятельств» жили и работали Г. Успенский, Короленко, даже и Л. Толстой. Однако — они превосходно делали свое дело.

    Из письма В. Я. Шишкову, 20 декабря 1925 г., М. Горький, Собр. соч., т. 29.

    Языком, которым Вы пишете, нельзя писать после Чехова, Короленко, Бунина, при Сергееве-Ценском и Пришвине.

    Из письма И. Ф. Калинникову, 18 мая 1926 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    Помню также, что в 907—908 годах, когда царизм ежедневно вешал десятки людей, были случаи, когда дети, играя, тоже вешали друг друга. Об этом писалось в газетах. Кажется, это отмечено В. Короленко в его страшной статье «Бытовое явление».

    Из письма Р. Роллану, 22 марта 1928 г. — М. Горький. Собр. соч., т. 30.
    -----

    Ритмической прозой я написал огромную «поэму» «Песнь старого дуба» 1. В. Г. Короленко десятком слов разрушил до основания эту деревянную вещь, в которой я, кажется, изложил свои размышления по поводу статьи «Круговорот жизни», напечатанной, если не ошибаюсь, в научном журнале «Знание» 2, — статья говорила о теории эволюции. Из нее [поэмы] в памяти моей осталась только одна фраза:

    «Я в мир пришел, чтобы не соглашаться» — и, кажется, действительно не соглашался с теорией эволюции.

    Но Короленко не вылечил меня от пристрастия к «ритмической» ирозе и, спустя еще лет пять, похвалив мой рассказ «Дед Архип» 3, сказал, что напрасно я сдобрил рассказ «чем-то похожим на стихи». Я ему не поверил, но дома, просмотрев рассказ, горестно убедился, что целая страница — описание ливня в степи — написана мною именно этой проклятой «ритмической». Она долго преследовала меня, незаметно и неуместно просачиваясь в рассказы.

    <О том, как я учился писать" [1928] -- М. Горький, Собр. соч., т. 24.

    1 См. примечания к письму 1.

    2 Статья А. Блументаля «Исторический круговорот». Напечатана в журн. «Слово», 1881.

    3 «Дед Архип и Ленька» (1894).


    Редактор — это человек, который в известной мере учит писателя, воспитывает его, как воспитывал Салтыков-Щедрин Атаву-Терпигорева, как помогал встать на ноги Осиповичу-Новодворскому и целому ряду других писателей. Так же отлично воспитывали молодежь В. Г. Короленко и А. Горнфельд, делали эту работу Викт. Острогорский, А. Богданович, Викт. Миролюбов.

    "О пользе грамотности" [1928].-- М. Горький, Собр. соч., т. 24.

    Смешно называть Короленко «фотографом», забыв, что он написал такие прекрасные образцы публицистики, как «Бытовое явление» — «очерк», переведенный на все языки Европы и на японский, как очерк о «самозванцах» ', достойный быть введением в историю самозванства в России, как очерк о кишиневском погроме2, мультанском процессе3 и т. д. …

    Можно ли сказать, что «впечатления старых писателей носят беглый характер, субъективны, опираются на непроверенные факты»? Начиная с Даля, основоположника русского очерка4, «Русский Шеффильд» Боборыкина5, очерки Слепцова, Короленко, Левитова, Успенских и т. д., кончая Акульшиным, Максимовым и множеством других, мы видим, что очерки такой странной и неверной оценки не заслуживают.

    Из письма И. Ф. Жиге, 15 августа 1929 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 30 -- по поводу написанного И. Ф. Жигой предисловия "Об очерках и очеркистах" к сборнику начинающих писателей-очеркистов "Наша жизнь".

    1 «Современная самозванщина» (1896).

    2 «Дом № 13» (1903).

    3 «Мултанское жертвоприношение» — статьи, написанные в 1895—1898 годах.

    4 В 40-х годах XIX века большой популярностью пользовались бытовые и этнографические очерки Вл. Ив. Даля.

    6 Цикл очерков П. Д. Боборыкина: «Русский Шеффильд. Очерки села Павлова» (1877), в которых рассказывается история металлообрабатывающих промыслов в селе Павлове Нижегор. губ.


    «Мультанское жертвоприношение» вотяков 1 — процесс не менее позорный, чем «дело Бейлиса»2, — принял бы еще более мрачный характер, если б В. Г. Короленко не вмешался в этот процесс и не заставил прессу обратить внимание на идиотское мракобесие самодержавной власти.

    Из статьи "О литературе", 1930.-- М. Горький, Собр. соч., т. 25.

    1 См. примечание к письму 22.

    2 Провокационный судебный процесс, организованный царским правительством в 1913 г. в Киеве над евреем Бейлисом, которого обвиняли в ритуальном убийстве русского мальчика.


    Рассказ «У моря» — занимал, вероятно, листа два. Редакция «Р[усского] б[огатства]» не возвратила мне его. В. Г. Короленко отнесся к нему суховато 1.

    Из письма И. А. Груздеву, 10 апреля 1933 г.-- М. Горький, Собр. соч., т. 30.

    1 См. примечание к письму 4.


    Уважаемый т. Янсон.

    Вот поправки и возражения, которые я считаю нужным сделать по издательскому плану «Академии» на 1935—36 гг.

    …Короленко. Следует издать всю его беллетристику и «Записки современника» 1, которые нельзя рассматривать как мемуары…

    13.VII.35 г.

    "Советское искусство", 1936, № 29.

    1 «История моего современника».


    Для Нижнего весьма характерны фигуры: Мельникова-Печерского, П. Д. Боборыкина, А. С. Гацисского, важен Короленко, Елпатьевский, Аполлон Карелин, Н. Ф. Анненский и еще — целый ряд культурных работников.

    Необходимо знать и сопоставить «Русский Шеффильд» Боборыкина 1 и очерк о селе Павлове Короленко2.

    Из письма Вере Жаковой, 1936 г.-- Неопубл. Арх. Г.

    1 См. примечание на стр. 195.

    2 «Павловские очерки» (1890).


    Пишите, посмотрим, что выйдет. Займитесь серьезно русским языком, читайте Лескова, Тургенева, Чехова, Короленко, старайтесь понять, как они писали, чем отличаются друг от друга в языке и построении фразы.

    Из письма Ф. Сотникову.-- М. Горький, "Письма к рабкорам и писателям", М. 1938. Дата не установлена.

    Читали, как меня Короленко критиковал? Вот, если бы я тогда с обидой принял его критику, ничего путного и не вышло бы.

    Из беседы с Ф. И. Панферовым, 1930-е гг.-- Федор Панферов. Встречи с Горьким.-- "Литературная газета", 1956, M 128.

    Запас слов у вас крайне беден, и вы постоянно повторяетесь. Не думайте, что страшными словами можно чего-то достичь — все эти ваши тигры, громы, безумия и проч. — не производят никакого впечатления. Возьмите «Бежин луг» Тургенева или «Река играет» Короленко — как просто и хорошо.

    Из письма П. А. Берсеневу. "М. Горький. Материалы и исследования", т. 1. Дата не установлена.

    Вам необходимо заняться обработкой языка, для чего я рекомендовал бы чтение таких знатоков и мастеров слова, как Лесков — в его рассказах «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», «Соборяне», как Чехов и Короленко.

    Из письма А. Добровольскому.-- Неопубл. Арх. Г. Дата не установлена.