Волк (Водовозова)

Волк
автор Елизавета Николаевна Водовозова
Опубл.: 1905. Источник: az.lib.ru

    Е. Н. ВодовозоваПравить

    ВолкПравить

    Источник текста: Е. Н. Водовозова — Из русской жизни и природы. Рассказы для детей. Издание 8-ое.

    Коммерческая скоропечатня А. Гольдберга, С.-Петербург, 1905 г.

    OCR, spell check и перевод в современную орфографию: Оскар Уайльд

    Wodowozowa e n text 1905 volk vodovozova.jpg

    Волк очень похож на большую дворовую собаку, но у него более свирепый взгляд, хищническая и кровожадная натура. Его широкий лоб показывает, что это животное не лишено сообразительности; стоячие уши чутки к малейшему шуму; толстая шея, сильные плечи и жилистые ноги показывают, какую он может проявить силу при нападении на врага, как он может быстро бегать. Его замечательно острые, всегда оскаленные зубы, его взгляд исподлобья, глаза, блестящие диким, тревожным блеском даже в темноте, вполне убеждают в его отчаянном хищничестве. Цвет его шерсти то серый, то желтовато-черный, то буроватый.

    Хотя волк с виду и напоминает собаку, но по характеру между этими двумя животными нет ничего общего. Собака — ласковое, смелое и полезное животное, верный друг человека, волк — его заклятый враг, первый хищник и злодей между всеми хищниками. Между собою волк и собака тоже самые заклятые, непримиримые враги. Стоит большой, сильной; собаке издали почуять волка, и она, как стрела, уже несется по его следам. Между этими двумя животными немедленно происходит свирепая, кровавая схватка. Если волк одержал победу, он пожирает свою жертву, собака же, напротив, с отвращением бросает его труп на расхищение воронам и его же собратьям волкам. Волчье мясо имеет до того противный запах, что его не ест ни один хищный зверь, кроме волков же, с одинаковою алчностью пожирающих как падаль, так и своих израненных и погибающих товарищей Слабосильная собака при виде волка нередко приходит в ужас, поджимает хвост и с визгом старается спрятаться. Но даже и трусливую собаку легко натравить на волка.

    Несмотря на то, что волка обыкновенно представляют в сказках глупым, несообразительным животным, он чрезвычайно хитер и лукав. Чтобы обмануть собаку, и заставить ее отстать от своего хозяина, волк делает вид, что и не думает ее преследовать: то катается по снегу, то с равнодушным видом вяло плетется вперед, то притворяется хворым, иногда даже по нескольку минут сряду лежит без движения. Как только собака, обманутая хитрыми штуками своего врага, отдаляется от хозяина на большое расстояние, волк немедленно бросается на нее и разрывает ее на части. Очень часто несколько волков скрываются где-нибудь за кустами. Когда они увидят собаку, один из них бросается на нее: в ту же минуту остальные волки выскакивают из засады и сразу набрасываются на бедное животное. В захолустных деревнях собак, загубленных волками, ежегодно оказывается огромное количество.

    Волк живет в самых диких и глухих лесных трущобах и без устали рыщет по полям и лесам, отыскивая добычу. Днем он избегает какой бы то ни было встречи и прячется в лесной чаще, в снежных сугробах или в тростниках по берегам рек, озер и по болотам, а на добычу выходить только ночью. Летом его обыкновенно встречают в одиночку или вместе с волчицей, но во время продолжительных голодовок в холодные осенние дни волки соединяются в огромные стаи, сзывая друг друга жалобным, отвратительным воем. Тогда тянутся они по дорогам и тропинкам гуськом, норовя ступать след в след.

    Вечно гоняясь за добычей, волк пробегает изумительно громадные пространства, и вот этим-то отчасти можно объяснить его непомерную алчность и ненасытность. Он так этим прославился, что, когда человек чувствует страшный голод, говорят, что у него «волчий аппетит». Можно себе представить, какой ужас наводит волчья стая в местности, где она появляется! Когда волки заметят корову, где-нибудь заблудившуюся в лесу или в поле, то немедленно окружают ее со всех сторон, чтобы сразу отрезать ей путь к отступлению, пока одному из них не удастся схватить ее и задушить. Тогда вся стая с остервенелым воем и рычанием набрасывается на добычу, и между волками завязывается ожесточенная драка, в которой многие падают замертво, и наибольшие куски добычи достаются сильнейшим.

    Любимая пища волков — крупные домашние животные, но они ничем не брезгают и пожирают всё, что попадается: лягушек, мышей, жуков, гусей, коров, овец, лошадей и всевозможные ягоды. Глухарей рябчиков куропаток и другую дичь волк умеет ловко подкарауливать, когда птицы эти сидят еще на своих яйцах. Но более всего его тянет к стадам овец: он зорко высматривает, когда пастух с собакой отойдут в сторону, бросается в середину стада и хватает первую попавшуюся овцу. Глупые, трусливые животные отбегают в испуге на несколько шагов, со страхом жмутся друг к другу и ждут, пока волк снова не соблаговолит повторить тот же маневр. Но с крупными, сильными животными волки не так смелы, да и те лучше овец умеют постоять за себя. Осторожно приближаются эти хищники к табуну лошадей, пасущихся ночью на лугу, и стараются скрасть животное, отделившееся от стада. Если остальные лошади заметили волка, они бросаются на него, бьют его передними копытами, а жеребцы хватают его даже зубами. Часто волк падает мертвым после первых ударов, но если ему удается увернуться, он набрасывается на одну из лошадей и сваливает ее с ног.

    Еще враждебнее встречает волка стадо быков, но только в исключительных случаях он решается броситься на них. Если быки заметили его, они смело идут ему на встречу, направляя на него свои рога.

    Сравнительно со своим ростом волк очень силен: нередко схватив барана зубами, он забрасывает его на спину как чемодан, и бежит так быстро, что лишь пуля или опытная собака могут заставить его бросить добычу.

    Сила его ног и выносливость просто изумительны. Однажды волк попал в капкан; употребляя отчаянные усилия чтобы высвободиться, он отгрыз у себя правую переднюю ногу, но всё же достиг своей цели и на трех ногах выскочил из засады и бросился на поросенка, привязанного к охотничьим саням получил пулю в ногу и затем еще пробежал верст тридцать, пока новая пуля не положила его на месте. Зубы его так крепки, что он в состоянии раздробить самые громадные кости; желудок такой здоровый, что он без всякого для себя вреда переваривает не только животное со шкурой, но и всякую дрянь, попавшуюся ему по дороге: сапоги, прогнивший сверток тряпок, кожу и т. п. Однажды у волка, загрызшего крестьянина, нашли в желудке кожу с черепа с волосами и медный крест на шнурке. Но всему он предпочитает падаль и слышит запах её за много верст. Он отлично умеет понять крик ворона: каркает ли тот для своего развлечения, или выражает радость, почуяв добычу. В таких случаях волк немедленно бежит туда, где раздается карканье несметного количества ворон и часто вместе с ними насыщается одним и тем же трупом; зато и ворон, этот вещун — товарищ волка, пользуется его промыслом и доедает волчьи остатки. Так же товарищески дружно волки и вороны следуют по пятам сражающихся войск. После каждой боевой схватки те и другие с неимоверной жадностью пожирают трупы людей, павших в сражении.

    Сильный голод волки выражают воем и, Боже мой, какой ужасной, дикой музыкой; раздается тогда вой голодной волчьей стаи в какой-нибудь захолустной деревеньке! Долгая голодовка делает этого хищника бешеным в буквальном смысле слова, и бешеные волки, как и бешеные собаки, бесстрашно нападают на всё, что им попадается на пути. Трудно вообразить, какая тяжкая участь ждет человека, укушенного бешеным волком! На него тоже нападает тогда бешенство: он бросается кусать людей, но когда приходит в сознание, плачет, просить на коленях прощения, умоляя присутствующих ускорить его смерть, а при потере сознания опять начинает неистовствовать.

    Волк одарен отличным зрением и слухом, а главное обонянием, которое у него не хуже самой прекрасной охотничьей собаки: он не только может отличить след животного на земле, но и чует всякий легкий запах в воздухе. При остром зрении, тонком слухе, прекрасном обонянии и крайней осторожности и лукавстве этот хищник в высшей степени опасен для человека. Он не выйдет из засады, не убедившись вполне в отсутствии опасности. Как старательно избегает он малейшего шума в то время, когда бежит! Приблизившись к жилью, он не бросится во двор через открытые ворота, а перескакивает через забор. Он скорее бросится на животное, свободно разгуливающее, чем на такое, которое стоит на привязи. Но когда волка мучит сильный голод, его характер совершенно меняется: тогда он забывает всякую осторожность, ничего не боится и становится безумно смелым.

    Волчица очень заботливая и нежная мать: она устраивает гнездо в пустынном темном лесу, обыкновенно в яме, выкопанной ею самою или оставленной другим животным, бережно укрывает своих детей от глаз всех остальных животных, даже от своей братии — волков, не исключая и отца своих малюток, так как он легко может пожрать свое собственное потомство. Когда волчата начали уже глядеть (они, как и медвежата, родятся слепыми) и немного подросла мать приносит им мяса. Но прежде, чем отдать его им, она заботливо пережевывает и размягчает его и затем уже кормит им своих малюток. Когда они еще несколько подрастут, она начинает притаскивать им живых рябчиков и куропаток и нарочно пускает их перед глазами детей, чтобы те приучались ловить животных. Волчата сначала возятся и играют со своею жертвою, а потом пожирают ее. Когда мать отправляется на промысел, волчата выползают из норы, играют друг с другом, греются на солнышке. Но лишь только они завидят собаку или человека, или чуть начнет накрапывать дождь, они, толкая друг друга, торопятся в свою нору.

    В то время, когда волчица разгуливает со своими детьми, или сидит с ними в норке, она особенно зла и защищает их до последней капли крови. Однажды двое охотников набрели на волчье гнездо, устроенное в земле. Чтобы не дать возможности волчатам разбежаться, охотники разложили костер у самого входа в нору и начали вдувать в нее едкий дым. В эту минуту подоспела волчица и смело бросилась на охотников. Один из них выстрелил в нее, но промахнулся; она шарахнулась в сторону, отчаянно завыла и убежала. Между тем, волчата в норе застонали, и охотники вытащили двух из них, еле переводивших дыхание, положили их на траву и продолжали крючком доставать остальных. Когда все они уже лежали на земле, охотники отошли в сторону. Волчата скоро опомнились, но плотно прижимались к земле, закрывали глаза, притворяясь мертвыми, и только исподтишка чуть-чуть поглядывали вокруг. Тогда охотники спрятались, чтобы наблюдать за ними. Волчата тотчас открыли глаза, живо поглядывая во все стороны. Не видя никого подле, они сначала тихонько поползли, а затем бросились бежать со всех ног. Охотники тотчас переловили их, и те снова начали припадать к земле и притворяться мертвыми. Тут опять появилась волчица и теперь уже не одна, а в сопровождении волка; они сели рядом на пригорке и затянули свой раздирающий душу вой. Когда охотники приближались к ним, чтобы в них выстрелите они отбегали в сторону но затем снова появлялись на прежнем месте. Наконец, охотники связали волчат, положили их в мешки, взвалили их себе на спину и отправились домой. Волк с волчицею всю дорогу до самой деревни бежали за ними чуть не по пятам, беспрестанно делая попытки напасть на них и всё время провожая их страшным воем.

    Обезумевшая от горя волчица нередко жестоко мстит убийцам своих детей. Однажды крестьяне нашли гнездо волчат и повесили их тут же. Через некоторое время в село вбежало несколько волков, один из них вскочил в первый крестьянский дворе, где играло трое детей, и утащил одного из них — двухлетнего ребенка. Другой вбежал в пустую избу, выхватил из люльки спящего ребенка и убежал с ним. Остальные волки передавили несколько штук скота. Когда народ бросился на них с дрекольем, они сумели спастись бегством.

    Кровожадный и лукавый волк вреден живой и бесполезен после своей смерти. Мех его далеко не так дорого ценится, не так хорош и тепел, как медвежий, и волка преследуют более всего вследствие вреда, который он наносит жизни человека и его хозяйству. Все средства для истребления этих хищников считаются дозволительными: огнестрельное оружие, западни, ямы, травля хорошо дрессированными собаками а в захолустных деревнях прибегают даже к яду. Когда околевает какое-нибудь домашнее животное, с него снимают шкуру, во многих местах на трупе делают надрезы и кладут в них мышьяк или другой яд. После этого на животное снова натягивают шкуру и бросают эту отравленную падаль в такое место, где бродят волки. Волк, почуяв падаль, бросается на нее и. платится жизнью за свою алчность.