ВЭ/ДО/Атака

Yat-round-icon1.jpg

Атака
Военная энциклопедія (Сытинъ, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе. Источникъ: т. 3: Аральская флотилія — Аѳонское сраженіе, с. 204 ( commons ) • Другіе источники: МЭСБЕ : ТСД : ТСД3 : ЭСБЕВЭ/ДО/Атака въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія Wikidata-logo.svg Данныя Wikiquote-logo.svg Цитаты и афоризмы(eo)


АТАКА (франц. attaque, charge, нѣм. attacke, ангд. charge, attack). Происхожденіе: съ франц. или итал., вообще съ лат. языка. Слово атака означаетъ: нападеніе, рѣшительное наступленіе, натискъ на врага. Въ древнѣйшія времена А. называлось построеніе войскъ для удара авангардомъ съ фронта, или спеціально во флангъ противнику особо назначенными частями. Въ XIX стол. тактическое опредѣленіе А. сводилось къ слѣдующему: "рѣшительное, безостановочное наступленіе пѣхоты или кавалеріи, въ сомкнутыхъ строяхъ, имѣющее конечной цѣлью ударъ холоднымъ оружіемъ". Такое опредѣленіе было вѣрно, когда въ бою рѣшающее значеніе имѣлъ ударъ холоднымъ оружіемъ, а огнестрѣльное оружіе употреблялось исключительно для подготовки этого удара. Отсюда создалась и пословица Суворова: "пуля дура, а штыкъ молодецъ" Въ русской арміи Суворовскій завѣтъ хранился свято, и поэтому наша пѣхота предпочтительнѣе, по сравненію съ пѣхотою армій европейскихъ государствъ, стремилась во всѣхъ войнахъ сходиться съ врагомъ на штыкъ; такъ было въ кампаніяхъ 1854—55, 1877—78, и даже въ послѣднюю 1904—05 гг. Между тѣмъ, уже въ войнахъ крымской, австро-прусской, германо-французской и русско-турецкой сила огнестрѣльнаго дѣйствія пѣхоты и артиллеріи возросла настолько, что значеніе штыка ослабѣло. Съ перевооруженіемъ же пѣхоты малокалибернымъ, (магазиннымъ) ружьемъ, а артиллеріи — скорострѣльными орудіями, съ появленіемъ пулеметовъ, съ введеніемъ бездымнаго (малодымнаго) пороха, вообще съ увеличеніемъ скорострѣльности, дальности, настильности, мѣткости и разрушительности дѣйствія огнестрѣльнаго оружія, оказалось, что въ современной тактикѣ именно это оружіе пріобрѣло рѣшающее значеніе; нынѣ успѣхъ атаки нерѣдко достигается огнемъ, а не штыкомъ, вслѣдствіе двухъ безспорныхъ данныхъ: 1) разрушительная сила огня такова, что, при условіи достаточнаго его воздѣйствія, оборона становится невозможной (потери бойцовъ и ихъ деморализація), и 2) безъ нанесенія огневого потрясенія противнику невозможно искать съ нимъ сближенія. Исключенія изъ такого общаго положенія возможны, напр., при дѣйствіяхъ кавалеріи, при ночныхъ и лѣсныхъ дѣйствіяхъ, при неожиданности нападенія, при неподготовленности противника встрѣтить атаку, при недостаткѣ огнестрѣльныхъ припасовъ и проч. При такой эволюціи тактики, завершившейся тѣмъ, что огнестрѣльное оружіе пріобрѣло на поляхъ сраженій рѣшающее значеніе, а холодное осталось лишь дополненіемъ къ нему, измѣнилось и самое понятіе слова А., которое нынѣ опредѣляется такими словами: "А. есть движеніе впередъ къ противнику, имѣющее цѣлью подавить его физически и нравственно дѣйствіемъ своего огня и во что бы то ни стало побѣдить, довершая огневое дѣйствіе ударомъ холоднаго оружія". Такое опредѣленіе А. распространяется и на артиллерію, за исключеніемъ "довершенія огневого дѣйствія ударомъ холоднаго оружія". Что касается кавалеріи, то для нея характеръ и способъ дѣйствій на конѣ не измѣнился, а потому и опредѣленіе понятія о кавал. атакѣ остается прежнее, въ тѣхъ же случаяхъ, когда кавалерія ведетъ спѣшенный бой, ея атака опредѣляется совершенно такъ же, какъ и атака пѣхоты.