ВЭ/ВТ/Береговая оборона

Береговая оборона
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Б — Бомба. Источник: т. 4: Б — Бомба, с. 482—486 ( commons )ВЭ/ВТ/Береговая оборона в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


БЕРЕГОВАЯ ОБОРОНА. Совокупность вооруженных сил и военных средств, предназначенных для защиты береговой границы государства от вторжения с моря, называется Б. обороной государства. Система Б. обороны находится в тесной зависимости от развития и конфигурации береговой линии, от значения, которое имеет береговая граница, и от климатических условий (напр., замерзание Финского залива). Главный элемент Б. обор. — флот. Он один, разбив флот неприятельский и завладев морем, делает абсолютно невозможным нападение на свои берега. Флот, господствующий на море, отодвигает границы государства к берегам неприятеля. Флот более слабый, чем у неприятеля, может только в бо́льшей или ме́ньшей степени, в зависимости от своей относительной силы, характера морского театра военных действий и степени развития системы приморских укрепленных пунктов, затруднять и задерживать десантные операции неприятеля, пока последнему не удастся вполне обеспечить за собой владения морем. Значит, флотглавная позиция Б. обор., живая сила её. Следующий элемент Б. обор. — приморские крепости, базы флота, без наличия которых последний не в состоянии не только выполнять свое назначение, но и существовать; это — мертвая сила Б. обор. Затем идут войска, предназначенные для защиты побережья. Первая линия этих войск — наблюдательные посты и разъезды, 2-я линия — гарнизоны приморских крепостей и небольшие отряды войск, занимающие наиболее важные в стратегическом отношении пункты береговой линии и, наконец, 3-я линия — резервы, располагаемые на важнейших жел.-дор. узлах; по выяснении места высадки и сил высаживающегося неприятеля, эти резервы направляются к угрожаемому пункту. Вспомогательные элементы Б. обор. — прибрежные жел. дороги и средства связи (наблюдательные пункты, телеграфы, телефоны, станции искрового телеграфа), а в будущем и воздушный флот, который служит пока лишь одним из средств связи. К числу элементов Б. обор. следует причислить и так наз. флот Б. обороны. Прежде считалось, что флот Б. обор., в виду невозможности покрыть всё побережье укреплениями, должен представлять собой нечто в роде группы подвижных приморских крепостей, которые можно перемещать с места на место для усиления защиты наиболее угрожаемых пунктов побережья. Сообразно с этим, флот Б. обор. представляли из себя броненосные суда небольших размеров, с малой осадкой, допускающей маневрирование на небольших глубинах, с толстой броней и немногочисленной артиллерией крупного калибра. Возможность совместить наличие этих двух элементов — силы корабля с малым водоизмещением — достигалась в ущерб силы машин, запаса угля и мореходных качеств, почему суда Б. обор. отличались малым ходом и ограниченным районом плавания. В настоящее время, после повсеместного распространения идеи о том, что флот может выполнить свою роль только будучи активным и мореходным, все великие морские державы совершенно прекратили постройку броненосцев Б. обор., предоставив дальнейшее развитие этого типа второстепенным государствам, не могущим вести наступательные действия на море и ставящим своему флоту единственную цель — оборону внутренних вод: шкер (Швеция, Норвегия), устьев рек (Голландия) или узких морских проливов (Дания). С исчезновением броненосных судов Б. обор. этот термин сохранился для обозначения мало мореходных небольших миноносцев и подводных лодок, отряды которых приписываются к военным портам (défense mobile Des ports — во Франции). Операции флота, действующего против берегов, могут иметь задачей: 1) занятие известного района побережья с целью высадить десант и двинуть его внутрь страны (вторжение); 2) занятие отдельных пунктов побережья с целью приобрести опорные базы для своего флота; 3) уничтожение морских баз обороняющегося. В 1-м случае наступающий до перевозки войск должен уничтожить флот обороняющегося, или совершенно ослабить его рядом последовательных операций и заблокировать, лишив возможности вести какие бы то ни было активные действия. Во 2-м случае, если флот обороняющегося уклоняется от решительных боевых столкновений, нападающий должен занять какой-либо пункт побережья вблизи главной базы обороняющегося, чтобы доставить своему флоту базу, удобную для наблюдения и нападения на неприят. флот. В 3-м же случае нападающий может достичь своей цели, уничтожив все сооружения, склады и средства главной неприятельской базы, путем ли полного завладения ею, или посредством бомбардировки, если база эта доступна для таковой. В зависимости от изложенного определяются и задачи, которым должна отвечать Б. обор. современного государства. При наличии могущественного флота Б. обор. должна этому флоту доставлять надежную опору в виде хорошо организованных и защищенных баз, не оставляя незащищенными вблизи главных военных портов и мест возможной высадки неприятеля таких пунктов, которые могут послужить удобными базами для нападающего (о-ва Эллиот и г. Дальний близ П.-Артура). Минная оборона берегов состоит из подводных лодок и минных судов меньших размеров, минных заграждений и кинжальных батарей самодвижущихся мин. В некоторых государствах, например, во Франции, отряды миноносцев и подводных лодок приписываются к портам для содействия их обороне. В других государствах, как и в России, миноносные отряды, подводные и надводные, имеют организацию, связываюшую их с портами в отношении только хозяйственно-административном, но не тактическом. Минные заграждения ставятся преимущественно в проливах и проходах, а также в местах водного пространства, недостаточно обстреливаемых или недоступных для действия Б. артиллерии, но вместе с тем опасных в случае занятия их неприятелем. Кроме того, минные заграждения имеют задачей стеснять маневрирование флота и не позволять ему выбирать выгодные для себя дистанции при бое с Б. укреплениями. Кинжальные батареи самодвижущихся мин сооружаются ниже уровня воды. При том совершенстве, которого достигли в настоящее время мины Уайтхеда, в особенности в отношении дальности и скорости их хода, значение кинжальных минных батарей возросло в высокой степени. Кроме мин, проходы в неглубоких узкостях заграждаются также свайными сооружениями, ряжами, бонами и затопленными судами. Реальный пример обеспечения побережья морскими базами представляет Германия, морская граница которой подразделяется на 2 самостоятельных участка: а) Вильгельмсгафенский, т. е. берег Немецкого моря — 300 вер. и б) Кильский — Балтийское побережье — 900 вер. Оба участка связаны между собой каналом императора Вильгельма (Кильский канал). Вильгельмсгафенский участок, являясь главным, представляет морской фронт против Англии. Главная база — Вильгельмсгафен — большая приморская крепость, которая каналом "Ems Lade" связывается с Эмденом (устье р. Эмс). В ближайшем времени Эмден станет малой приморской крепостью, базой минной флотилии, а кроме того, это — конечный пункт Дортмунд-Эмского канала, связывающего бассейн Рейна с территорией Германии в обход Нидерландов; подход к Эмсу со стороны моря прикрывается укреплениями о-ва Боркум. В устье Эльбы воздвигнут Куксгафен — малая крепость, база дивизии минных заграждений. Вместе с Брунсбюттелем, Куксгафен, защищает зап. вход в Кильский канал. В устье р. Везер Бремерсгафен защищает доступ к Бремену. Проектом 1907 г. решено связать каналом в 34 километра длиной устье Везера и Вильгельмсгафен, чтобы стоящие здесь суда могли выходить в море и тогда, когда залив Яде окажется заблокированным. Острову Гельголанду придается значение, как прикрытию устья рр. Везера и Эльбы, т. е. защиты Бремена и Гамбурга, а также Кильского канала, захваченной якорной стоянки, удобной английск. флоту, и, наконец, пункта, делающего трудноисполнимой задачу блокады Немецкого моря от Боркума до Сульта. В Кильском участке большой приморской крепостью является Киль, запирающий вост. выход канала. Штральзунд, имеющий 2 выхода, минная база против Швеции и Дании. Свинемюнде запирает доступ к Штетину, а Данциг — устье р. Вислы. Пилау защищает вход во Фришгаф и доступ к Кенигсбергу. Типичным морским арсеналом является Гамбург с его двумя плавучими доками, поднимающими суда, водоизмещением в 36 тыс. тонн, и сухим доком, вмещающим корабли типа "Drednought". Гамбург отстоит от устья Эльбы на 117 вер., Бремен — от устья Везера на 65 вер. и Штетин — от входа в Померанскую бухту — на 67 в. В ближайшем будущем сетью внутренних водных путей морской арсенал будет перенесен в Берлин. Операции армии в стратегическом отношении. Вторжение высадившегося противника внутрь страны тесно связано с вопросом о наступлении. Проверить возможность подобной операции необходимо заблаговременно теоретически и практически. Надо точно определить число людей разных родов войск, которое, в среднем, может вместить транспорт, сколько потребуется таких транспортов для перевозки 30 тыс. чел. т. е. корпуса с обозами и парками и, наконец, каким количеством транспортов обладают вероятные противники. Далее, надо определить подходящие места высадки, т. к. этой цели удовлетворяют немногие пункты, требующие удобной якорной стоянки в закрытой гавани, местности с значительной оборонительной силой на случай нападения обороняющегося и удаления от большой приморской крепости или большого гарнизона. Желая прочно стать на берегу, высадившийся должен устроить укрепленную позицию. Без укрепленной гавани нечего и думать о вторжении вглубь неприятельской культурной страны. Этими соображениями определяется время и расход сил, необходимые на всё предприятие. Однако, корпуса для наступательных действий слишком мало даже в случае, когда вооруженные силы обороняющегося отвлечены на другой театр военных действий. Высадившийся корпус может отойти от берега не более, чем на переход, потому что наряд для охранения операционной линии будет слишком велик. За первым корпусом должны немедленно следовать еще несколько корпусов, иначе предприятие обречено на неудачу. Это потребует еще такую же группу транспортов; на одной и той же производить перевозку нельзя, так как вся операция привела бы к вливанию сил по каплям. Усвоив эти основные положения, необходимо подробно изучить состояние наличных транспортных средств вероятных противников и определить пункты побережья, подходящие для высадки. Обстоятельства эти требуют особого внимания там, где десантной операции может оказать содействие соседнее второстепенное государство. В общем же, хотя для береговой обороны и требуется тесная связь приморских крепостей с морскими силами, но предохранить действительным образом от неприятельского вторжения может только концентрическое наступление из глубины страны, если, конечно, это наступление совершится своевременно. Задача береговой обороны при отсутствии флота и непомерно большой береговой линии представляется чрезвычайно трудной. Основные идеи, ведущие к разрешению этой задачи, можно почерпнуть в организации обороны Неаполитанского королевства, в 1806 г., преподанной Наполеоном I брату своему, королю Иосифу, которому приходилось одновременно оборонять несколько пунктов при неизвестности, куда именно направится высадка англичан. Высадившись в заливе св. Евфимии, англичане нанесли поражение французскому отряду ген. Ренье, отступившему в Катанцаро. Ближайшим последствием этого поражения было восстание всей Калабрии. Ренье был отрезан от своих позиций с Неаполем, о нём не получалось никаких известий. Наполеон, находя, что Ренье не должен был оставаться оторванным от армии, требовал немедленного отправления 10 тыс. чел. в Кассано, на выручку французского отряда. По достижении этой цели предписывалось расположить войска эшелонами, по бригадам, на расстоянии одного дня пути друг от друга, по надравлению Неаполь — Кассано, и так. образ., чтобы в три дня 4 бригады могли соединиться, образуя 10 или 12 тыс. чел. Кроме отряда Ренье, Иосиф располагал 8 бригадами, более чем по 3 тыс. чел. каждая. Эти эшелоны могли легко сообщаться между собой (связь, взаимодействие) и соединяться в кратчайший срок. "Лишь при таком эшелонировании войск, — пишет Наполеон, — обороняющийся обеспечен от всяких случайностей, так как, если он захочет перейти в наступление с решительной целью, то неприятель, видя его всё время в оборонительном положении, этого не предугадает, и, прежде чем произойдут какие-либо изменения на стороне обороняющегося, через 10 или 12 дней все действия могут быть закончены". Если бы это эшелонирование войск было своевременно принято и в Кассано стояла бы бригада в 3—4 тыс. чел., которая подошла бы к заливу св. Евфимии одновременно с Ренье, англичане были бы разбиты или, вернее, не высадились бы совсем. Дальнейшие инструкции Наполеона после взятия французами Гастье сводятся к следующему. Авангард Сицилийской армии, в составе 3 дивиз., располагается: 1-я дивизия в Реджио и начиная от св. Евфимии до Маринади-Катанцаро; далее 2-я дивизия от Котроны, имея штаб в Козенце; 3-я дивизия — в Кассано и до границы Калабрии. Резерв драгун, в составе 3 бригад при 2 пушках и 1 отряде легкой пехоты на каждую, размещается сообразно условиям местности от Аулеты до границ Калабрии. К этому резерву присоединяются все спешенные драгуны из Неаполя и других пунктов. Так. образ., голова колонны драгун может прибыть в Кассано после полуторадневного усиленного перехода, а бригада по-эшелонно, — через восьмичасовые промежутки. Обратно они могут идти в Салерно и Неаполь или взяв вправо, к берегу, где окажут сопротивление высадкам, или движением влево направятся в Апулию, если бы этого потребовали обстоятельства. Дивизия Жирардона размещается в Салерно так, чтобы могла постоянно сосредоточиваться и маневрировать. Дивизия ген. Эспань находится на позиции в 2 часах пути от Неаполя. Кроме того, требуется снабдить гарнизонами Гаэту и прибрежные укрепленные пункты Абруции и Апулии; установить сообщение между Кассано и Тарентом; в Капуе — главный склад всей армии. Если английская эскадра появится перед Неаполем и приступит к бомбардировке, то гарнизоны фортов и города немедленно будут поддержаны 2 дивизиями, расположенными в 2 часах пути от Неаполя. Через 24 часа прибудет Салернский лагерь, а ночью — резерв драгун. В то же время двинется конница из Гаэты и войска из Капуи. Значит, немедленно можно сосредоточить до 15 тыс. чел., что составляло почти половину французской армии, расположенной в Неаполитанском королевстве. В случае угрозы Таренту, находящемуся на противоположном берегу, туда тотчас же перебрасывается дивизия из Кассано. В начале XIX века Италия отличалась бездорожьем и вообще не представляла страну культурную в современном смысле. Поэтому, при наличии железных и хороших грунтовых дорог, в систему береговой обороны, преподанную Наполеоном, можно ввести ряд существенных упрощений; но общая идея размещения войск эшелонами остается неизменной. Идея эшелонного размещения войск Б. обороны не чужда и нам. Так, в 1863 г., когда по поводу польских дел можно было ожидать вмешательства зап. морских держав, Н. Н. Муравьев (Карский), предназначавшийся на должность главноком-щего Балтийской армией на случай вмешательства зап. держав по поводу польского мятежа, представил Императору Александру II записку, содержавшую "общий обзор предстоящих распоряжений". Для обороны столицы предполагалось сосредоточить 71 бат., кроме 34 бат., назначавшихся для действий в Финляндии. Н. Н. Муравьев признавал необходимым "оборонительному положению нашему придать сколь возможно более наступательный характер". Оставляя для обороны Спб. "эшелон" в 30 тыс. пехоты, остальные войска он предлагал, пользуясь выпуклым обводом побережья, расположить в каком-либо центральном пункте между Ригою и Спб., откуда можно бы было действовать значительными силами наступательно, по радиусам к пунктам неприятельских десантов, нмеющих целью направиться к столице, к Литве или к Белорусскому краю. В случае надобности, войска эти в качестве "эшелона" могли прибыть к Спб. по жэлезной дороге, а также служили бы "эшелоном" для войск, занимающих Царство Польское, если бы главный театр военных действий оказался в Зап. крае. В тактическом отношении, к Б. обороне могут быть применены те же основные положения, что и для обороны длинной речной линии. Занятие всех пунктов, кажущихся важными, приводит к неправильному распределению сил, выражающемуся в их разброске и приводящему к слабому кордону. Непосредственно занимать следует только особо важные пункты, а большая часть сил должна находиться позади и располагаться так, чтобы с помощью железных дорог в кратчайший срок сосредоточиться к пункту, на котором ожидаются действия противника в крупных размерах. Для выяснения этого пункта необходимо вести деятельную разведку, которая должна быть активна, вынесена возможно далее вперед, хорошо обдумана, целесообразно организована, снабжена всеми техническими средствами связи. При обороне реки нельзя помешать переправе; так и при обороне морского побережья нельзя совершенно воспрепятствовать высадке. Поэтому, в большинстве случаев, приходится прежде всего отбрасывать высадившегося противника и, воспользовавшись его ненадежным сообщением с флотом, наносить ему возможно полное поражение. Надо всегда иметь в виду, что комуникационные линии высадившихся войск чрезвычайно чувствительны. По вопросу об оперативной подчиненности морских и сухопутных сил Б. обороны следует считать, что подчинение флота ком-щему армией нецелесообразно. Желательна и необходима тесная связь в действиях обеих сил, согласно поставленной цели и идеи операции, но передавать распоряжения с суши на море и обратно — трудно. Неизбежное трение между флотом и армией и часто недостаточное понимание взаимных свойств устраняется лучше всего действиями в духе общей цели и идеи операции, но не подчинением одного рода вооруженных сил другому. Управление Б. обороной в мирное время вверяется либо воен.-сухопутному ведомству или возлагается на ведомство морское. Первая из этих систем была до последнего времени наиболее употребительной, но с изменением взглядов на морскую силу и распространением идеи предпочтительности наступательных действий в деле Б. обор., она некоторыми наиболее прогрессивными в военном отношении государствами была оставлена в пользу второй. Наконец, существуют государства, в которых оборона берегов распределена между военным и морским ведомствами, при чём деятельность их не объединена и каждому из них предоставляется действовать самостоятельно. За передачу Б. обор. в ведение морского вед. первый высказался в Германии фельдмаршал Мольтке. По его мысли, весь Б. фронт государства должен быть передан в полное ведение моряков. "Только морские офицеры, — говорит Мольтке, — способны дать правильное направление всем средствам морской обороны, т. к. только они одни могут заметить слабые стороны нападающих эскадр, оценить различные движения неприятеля и угадать его настоящую цель". Организация управления Б. обор. некоторых наиболее важных по своему значению и оношениям к России государств представляется в следующем виде. Германия. Б. обор. находится всецело в ведении морского вед.; комендантами приморских крепостей, смотря по важности последних для флота, бывают морские или сухопутные (меньшинство) офицеры. Войска, составляющие гарнизоны и прислугу батарей, также подчинены морскому ведомству во всём, что относится к обороне данной базы. Система управления Б. обор. отличается ясностью, последовательностью и точностью разработки. Другой ближайший сосед России на з. — Швеция с 1902 г. также сосредсточила всё дело Б. обор. в руках моряков. Ком-щий флотом в военное время с прибытием в приморскую крепость становится начальником всего крепостного района. Офицеры крепостной Б. артиллерии, по отбытии положенных лет вольноопределяющимися (волонтер-офицеры), поступают на 1 год в морское училище, откуда и выходят офицерами в крепостную Б. артиллерию. Корпус морской артиллерии имеет в своем ведении также и минную оборону. Как в Германии, так и в Швеции задача Б. обор. облегчается в высокой степени благоприятной конфигурацией и гидрографическими свойствами их берегов. Берега Германии — по своей отмелости, Швеции — благодаря своим шкерам, и те и другие — по своей изрезанности облегчають как минную, так и артиллерийскую оборону. Организация Б. обор. во Франции отличается сложностью отношений между морскими и сухопутными начальниками. Во главе руководства Б. обор. стоит комиссия изучения обороны побережья, в которой имеются представители военного и морского ведомств. Комиссия ведает техническим выполнением предначертаний комитета обороны государства. Б. обор. пяти морских округов, на которые разбито побережье Франции, заведуют вице-адмиралы — морские префекты, которым в военное время подчиняются все военные средства их округов. В отношении сухопутных войск, им подчиненных, морские префекты в свою очередь, подчинены военному мин-ру. Морские округа подразделяются на сектора, которых всего 29. Во главе каждого секторы находитея генерал или адмирал, в зависимости от того, какое ведомство представлено в данном секторе более обширно. Начальникам секторов подчинены: 1) все средства Б. обор. морского ведомства, 2) бригады Б. стражи и 3) сухопутные войска, назначенные для обороны сектора. В случае нападения начальник сектора имеет право просить содействия генерала, командующего ближайшим территориальным отделением (subdivision). Последний посылает требуемые войска, и если численность их превышает 3 батальона, то он принимает на себя руководство операциями, донося об этом начальнику военного окрута (général commandant De La région). Помощником морского префекта по сухопутной части назначается генерал; в случае болезни или отсутствия префекта, всегда исполняющего обязанности коменданта главного военного порта своего округа, начальствование по морской части переходить к старейшему из находящихся в округе адмиралов, а обязанности коменданта — к генералу, помощнику морского префекта. Так. обр., в приморской крепости получается двоевластие. К начальнику сектора — моряку — помощником назначается сухопутный офицер, и наоборот. В Англии всё руководство средствами Б. обор. исходит из морского генер. штаба (naval intelligence Department), действующего по указаниям адмиралтейства. Гарнизоны приморских крепостей состоят из войск территориальных, артиллерийские же части принадлежат к королевской гарнизонной артиллерии. Побережье Англии и Ирландии разделено в отношении Б. обор. на 13 округов, сгруппированных под нач. 8 командующих ими. Б. стража (coast guards), составленная из запасных моряков, находится в полном ведении адмиралтейства. Организация Б. обор. в Сев.-Амер. Соед. Штатах похожа, в смысле управления ею морским ведомством, на английскую. В Италии управдение Б. обор. сосредоточено в морском ведомстве и руководится морским генер. штабом (stato maggiore Della marina). Побережье разделено на 3 округа. Ежегодно в адмирадтейств-совете собираются заседания из начальников округов и комендантов приморских крепостей для совместного обсуждения вопросов Б. обор. В Японии главное нач-во над Б. обор. принадлежит императору, органом которого по этому управлению служит морской генер. штаб. Последний разрабатывает все вопросы, относящиеся до Б. обор., при чём ему поставляется в главную обязанност путем частной разведки собирать все сведения об иностранных государствах с точки зрения возможности для последних напасть на берега Японии. В Австрии управление Б. обор. сосредоточено в военном ведомстве, что объясняется отсутствием в этой стране отдельного морского министерства. Приморскими крепостями, за исключением 2 станций почти исключительно морского значения, командуют сухопутные офицеры. В Норвегии заведование Б, обор. передано в 1899 г. военному ведомству от морского, противно тому, что сделала Швеция в 1902 году. В Голландии Б. обор. находится в ведении военного ведомства, но в настоящее время положение о Б. обор. пересматривается. В России вопрос о Б. обор. и порядке заведования ею находится ныне в состоянии неопредеденности. Главные моря России — Балтийское, Черное и Японское с Охотским и Беринговым — расположены на огромном друг от друга расстоянии, затрудняющем их Б. обор. Между тем, в России не существует органа, который объединял бы действия флота и сухопутных войск в этом деле первостепенной важности. Число приморских крепостей и военных портов недостаточно для обеспечения флота надежными базами и защиты подступов к таким пунктам побережья, которые удобны для высадки неприят. десанта. Отряды миноносцев и подводных лодок имеют с портами связь административную, но не стратегическую. Наконец, взаимоотношения между военными и морскими чинами в главнейших приморских крепостях организованы разно. В Кронштадте главный командир и военный губернатор при наличии военного положения был подчинен сухопутному генералу, главному начальнику города. По прекращении военного положения бывший главный начальник был назначен комендантом крепости, с сохранением прежней своей власти. В Свеаборге и Владивостоке командиры портов и коменданты вполне друг от друга независимы. Наконец, в Севастополе комендант крепости подчинен главному командиру. В настоящее время положение о крепостях и взаимоотношениях начальников пересматривается. Скорейшее объединение всей Б. обор. России, под руководством одного ответственного органа и подчинение всех морских и сухопутных сил Империи в приморских крепостях одному лицу представляется делом насущной государственной важности; от правильного разрешения принципиальных вопросов, связанных с этим делом, зависит и самая возможность успешной обороны границ Империи, и, следовательно, её безопасность в ближайшем будущем. (Буйницкий, Инженерная оборона государства; Г. А. Леер, Стратегия; Его же, Энциклопедия военных и морских наук; А. Цыгальский, Современные средства береговой защиты; В. Мошнин, Оборона побережья; P. H. Colomb, Essays on Naval Defence; A. Henning, Die KüStenverteidigung; W. Stavenhagen, Die KüStenbefestigungen Der ausserdeutschen Seemächte; Janson, Das strategische und taktische Zusammenwirken von Heer & Flotte; Mielichhofer, Der Kampf um KüStenbefestigungen; Grasset, La défense Des côtes; Brialmont, La défense Des côtes; Sabatier, Etude sur l’organisation De La défense Des côtes; Шлихтинг, Основы современной тактики и стратегии, часть 2, кн. I, перевод Ю. Лазаревича, под редакцией А. А. Незнамова; А. Цыгальский, Современные средства береговой защиты; Фалькенгаузен, Большая современная война; К.-де-Гранпре, Применение Наполеоном войск при обороне, перевод Ан. Ш.; Н. Н. Муравьев-Карский, Неизданные записки).