ВЭ/ВТ/Александровский комитет о раненых

Александровский комитет о раненых
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Алжирские пираты. Источник: т. 1: А — Алжирские пираты, с. 255—257 ( РГБ · commons · индекс ) • Другие источники: ЭСБЕВЭ/ВТ/Александровский комитет о раненых в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


АЛЕКСАНДРОВСКИЙ КОМИТЕТ О РАНЕНЫХ учрежден Императором Александром I в день первой годовщины Кульмского боя — 18 авг. 1814 г. и первоначально б. назван "комитетом, Высоч. учрежденным в 18-й день авг. 1814 г.". Под этим наименованием комитет просуществовал до 19 мар. 1858 г., когда был назван просто "комитетом о раненых", и только в день 100-летия со дня рождения Александра I — 12 дек. 1877 г., ему было присвоено наименование Александровского. Комитет учрежден "в знак признательности отечества к геройским подвигам армии и перенесенным ею славной службе и трудам в минувшие войны", а главное, — "дабы вяще ознаменовать оные и в особенности день 18 авг.". Назначение комитета имп. Александр I определил так: "Я отверзаю ныне путь, удобнейший всем увечным в последнюю, незабвенную по громким делам своим, войну — генералам, шт. и об.-офицерам, не имеющим другого состояния, кроме определенного при отставке пенсиона, прибегать во всех нуждах своих ко Мне"; для этого на обязанность комитета, состоявшего из ген.-адъютантов: Ф. П. Уварова, гр. П. А. Строганова, гр. П. В. Голенищева-Кутузова, А. А. Закревского и Н. М. Сипягина, б. возложено "принимать просьбы и пещись о доставлении возможного вспомоществования" неимущим изувеченным офицерам. Докладчиком по делам комитета был назначен гр. А. А. Аракчеев. Имея в виду исключительно обеспечение участи ран. и увеч. офицеров, А. К. в первое время своего существования совершенно не касался вопроса о призрении раненых нижних чинов. Последние пользовались покровительством частной благотворительности, инициатором которой явился П. П. Пезаровиус. Александр I, указом Прав. Сен. 21 дек. 1815 г., образованный Пезаровиусом инвалидный капитал в сумме 395.000 руб. повелел отдать в распоряжение "комитета 18 авг. 1814 г.", и тогда же на попечение этого комитета были переданы 1200 отст. ранен. ниж. чинов, получавших пособия из собранных Пезаровиусом сумм. Сам Пезаровиус при этом б. назначен членом комитета и управляющим его канцелярией. К переданному Пезаровиусом капиталу были присоединены 294.173 руб., составлявшие особый капитал, хранившийся в комиссариатском департаменте. Затем, для увеличения инвал. капитала принимались различные меры, а именно: 1) в 1816 г. установлены вычеты за ордена, 10% вычеты с пособий, 5% с пожалованных ссуд, 3% с аренд, от 5 до 25% с пожалованных в вечное владение земель; 2) в 1817 г. — % вычеты со столовых денег, взимание за пожалованные медали (100—500 руб.), 10% вычет с пожалованных брилл. и других вещей, внесение адрес-конторами С.-Петербурга и Москвы ежегодно по 25.000 руб., доходы с обязательного устройства театрами одного спектакля в пользу инвалидов, % вычеты с пенсий; 3) в 1819 г. — отделение ⅛ части суммы, получаемой военными судами за захваченные призы. Значительные суммы поступали в инвал. капитал в виде пожертвований, которых за 1814—1825 гг. сделано б. свыше 1.700.000 руб., при чём наиболее видными жертвователями были: канцлер гр. Румянцев (237.742 р.), ген. де-Ласси (247.000 р.), графиня Браницкая (200.000 р.), пор. Пашков, ст. сов. Яковлев и тайн., сов. Демидов (по 100.000 р.), князь Голицын с супругою (127.510 р.) и друг. Кроме того, в инвалидный капитал поступало, по мере получения, жалованье имп. Александра I по званию Шефа л. гв. Преображенского полка. Всё это привело к тому, что капиталы комитета быстро возрастали, достигнув к 1825 г. значительной суммы в 6.057.610 р. (в 1815 г. было лишь до 800.000 р.). В царствование имп. Николая I средства комитета в 1834 г., ко дню 25-летия его существования, достигли 13.917.637 руб. ассигн., что произошло, вследствие увеличения годовых доходов (до 2.920.520 руб.), установления новых источников дохода (5% сборов с доходов по конфискованным имениям польских мятежников и 75% пошлины с выдаваемых заграничных паспортов) и новых крупных пожертвований, из которых наиболее значительными были: 1) тайн. сов. гр. Румянцева (112.948 р.), 2) купцов Рахмановых и Московского купеческого общества (по 50.000 руб.) и 3) егермейстера Демидова (625.000 руб. асс.) — на образование капитала его имени и друг. В 1840 г., в виду произведен. гр. Канкриным финансовой реформы, инвал. капитал в ассигнациях был обменен на новую монетную единицу и определен в 4.193.729 р. сер. С этого года отчеты ком-та показывают, что численность сумм возрастает весьма скромно, а в некоторые годы капитал даже уменьшался (например, в 1841 г. почти на 5.000 р.); через 13 лет, т. е., к 1853 г., капитал не только не возрос, но даже дошел до цифры в 3.301.155 руб. сер., уменьшившись сравнительно с 1852 г. почти на 1.400.000 руб. Цифры эти красноречиво указывали, что в комитете совершаются систематически злоупотребления и что возбуждение уголовного дела является лишь вопросом времени. К сожалению, военный суд был назначен лишь тогда, когда б. расхищено комитетских сумм уже свыше 1.100.000 руб. сер. Дело возникло случайно, вследствие заявления одного из соучастников расхищения председателю комитета о том, что умерший директор канцел. комитета, т. сов. А. Г. Политковский, растратил свыше 950.000 р. 4 фев. 1853 г. по Высочайшему повелению, было образована особая следств. комиссия, которая определила, что растрачено 1.108.546 р. 1¾ к. На допросах же раскрылась и вопиющая система делопроизводства, облегчавшая постепенное увеличение растраты до названной выше цифры. Политковский, поступив в комитет в 1831 г., скоро сделался помощником и правою рукою бескорыстного, но престарелого, Пезаровиуса, в 1847 г. явился его заместителем и, вкравшись в доверие председателя и членов комитета, стал распоряжаться суммами комитета почти бесконтрольно. Впервые Политковский позаимствовал у казначея в 1834 г. 26.200 р., из коих не возвратил 4.500 р., а затем приказал казначею завести особую тетрадь, в которой и вести учет "заимообразно" взятым суммам. В 1851 г. Политковский выдал казначею расписку в заимообразном получении 930 тыс. руб. сер., но после этого стал брать деньги уже без всяких расписок, а в 1852 г. приказал даже казначею сжечь "учетную тетрадь". Благодаря неограниченной доверенности председателя и членов, Политковский убедил их и в затруднительности поверять книги по непрестанному движению сумм, и в удобстве поверки наличных капиталов по особо составляемой в канцелярии "выборке", при чём сам составлял "фальшивые ведомости", по которым показывались наличные суммы, но за вычетом "захваченных", а главное — сам же Политковский при поверках и докладывал. Члены комитета ограничивались поверкой сумм по ведомостям и к денежному сундуку не подходили. Мало того, когда госуд. контроль обратил внимание председателя, ген.-ад. Ушакова 1-го, на замеченные беспорядки в отчетности, то получил от него отзыв, что "порядок свидетельствования сумм в комитете вполне соответствует сохранности вверенных ему капиталов", и что суммы поверяются по шнуровым книгам и документам (чего в действительности "никогда не исполнялось"). Генеральный воен. суд под председательством ген.-фельдм. кн. Паскевича, рассмотрев дело, признал, что "бездействие власти и беспечность" допустили значительный государственный ущерб и приговорил виновных в том лиц к соответствующим наказаниям. Смерть избавила Политковского от наказания, но последнего не избежали его сотрудники по канцелярии: один из них б. сослан на поселение, двое — разжалованы в рядовые без выслуги, а все шесть членов комитета б. лишены ген.-адъют. звания, председатель же его исключен из службы и выдержан под арестом в крепости, и один член комитета уволен от службы. Вместе с тем Высочайше было повелено: строго подтвердить, чтобы на все обороты капиталов, состоящих в ведении комитета, также на сбережение сумм и совершенно правильное употребление денег с полною законною отчетностью, — обращено было неослабное внимание. Это повеление впоследствии вошло в закон, которым и до сих пор напоминается комитету, что первая обязанность его но отношениию к капиталам заключается "в ограждении этих капиталов и сумм от всяких растрат и неправильных расходов" (С. В. П. 1869 г., кн. I, ст. 707). По приведении всей отчетности в порядок, определилось, что к 1 янв. 1854 г. в действительности состоит всех капиталов 5.049.606 руб. (В 1853 г. колл. сов. Яковлев пожертвовал 1.000.000 р. сер.). С этого времени сумма эта непрерывно возрастала, достигнув к 1 янв. 1881 г. цифры в 22.288.294 руб. Наиболее крупными пожертвованиями в этот период были: 1) капитал, составившийся из пожертвований в войну 1877—1878 гг., — 942.800 р.; 2) такой же капитал, собранный жителями г. С.-Петербурга и С.-Петербургской губ., — 433.800 р.; 3) капитал, собранный московским обществом в 1859 г., — 300.000 р. К 1894 г. капиталы составляли сумму в 28.383.825 руб., продолжая непрерывно увеличиваться. В настоящее время в ведении А. ком. о ран. (к 1 янв. 1909 г.) состоит 59 различных капиталов, составлявших, в общем 56.304.374 руб., из которых на долю собственно инвалидного капитала приходится 50.451.304 руб. — Переходя к рассмотрению круга лиц, принимавшихся под покровительство комитета, необходимо указать, что после распространения покровительства на отставн. нижних чинов-инвалидов, с 1816 г. таковое было распространено также на вдов, сирот и матерей офицеров, умерших на войне от полученных увечий, а в 1819 г. и на их отцов. Затем под покровительство приняты: 1) в 1827—1829 офицеры каз. войск и участники персидской и турецкой войн; инвалиды, состоящие на службе; в определенных случаях их малолет. братья и сестры; 2) в 1845—1853 гг. — чины погран. стражи и моряки, получившие увечье при исполнении служ. обязанностей; чины пожарн. команд и их семьи, а также семьи воинских чинов, получивших увечье в нарядах на пожары. В царствование Александра II под покровительство комитета приняты семейства ниж. чинов, подлежавших при жизни таковому покровительству, и вообще правом покровительства стали пользоваться и другие новые категории лиц (сестры милосердия, чиновники, священники и т. д.), при чём в последующие царствования круг таких лиц расширялся всё более и более. В настоящее время законом установлено, что А. комитетом оказывается покровительство: 1) состоящим на воен. службе, числящимся в запасе и отставным, получившим раны, увечья травматического происхождения и ушибы, в делах против неприятеля, во время военных действий, хотя и не от неприятельского оружия, и при подавлении мятежей и беспорядков; 2) получившим в мирное время раны, увечья травматического происхождения и ушибы, случайно на смотрах, маневрах, ученьях и вообще при исполнении служеб. обязанностей, когда от влияния ран, увечий и ушибов будет ими оставлена служба; 3) семейства лиц, пользовавшихся покровительством, но лишь в случае смерти последних. Что же касается видов покровительства, то в царствование Александра I было установлено: а) для офицеров: 1) назначение раненым из инвалидного капитала пенсий и постоянного пособия на наем прислуги; 2) назначение пенсии из гос. казн.; 3) назначение единовремен. пособий; 4) определение на должности; 5) выдача заимообраз. ссуд; 6) назначение квартир. и врач. довольствия; 7) назначение единовр. пособия по орденам и 8) переименование раненых военных чинов в гражданские и определение их на должности (городничих и т. д.); б) для семейств офицеров: 1) назначение пенсий из инвал. капитала; 2) выдача единовременных пособий и 3) содействие комитета по воспитанию детей; в) для нижних чинов: 1) назначение пенсий и 2) помещение на призрение в богадельни. В царствование Николая I виды покровительства офицеров и их семей остались те же, но для нижн. чин. было еще установлено: 1) назначение единовременных пособий, 2) определение в тюремные надзиратели и 3) призрение при памятниках (на Куликовом поле, в Малом-Ярославце, Тарутине, Бородине, Клястицах, Ковне, памятнике Я. П. Кульневу и монументе в Полоцке), при которых инвалиды стали помещаться в качестве сторожей. При Александре II виды покровительства еще более расширились, т. к. было установлено, сверх перечисленного выше, еще и следующее: а) для офицеров — назначение кандидатского пособия (временно взамен пенсии) и пособия по золотому оружию; б) для семей офицеров — выдача свидетельства на кварт. довольствие. В последующие же царствования виды покровительства, в общем, почти не изменялись, но зато в течение всего периода существования комитета менялись, сообразно указаниям практики, различные оклады пенсий, пособий и т. д. За первое 25-летие деятельности комитета воспользовалось покровительством 26.509 чел., на которых было израсходовано свыше 23.000.000 руб. За последующий период, с 1840 г. (с обмена ассигнации на серебро) по 1909 г., комитетом было назначено всего пенсий на сумму свыше 86.000.000 руб., а пособий — свыше 30.000.000 р. Современная деятельность комитета (за последние 10 лет) выражается в расходовании на разные виды покровительства ежегодно 3—5,6 милл. руб., которые распределяются на следующее: 1) на производство пенсий 2,2—3,7 милл. руб.; 2) на выдачу пособий 552—1.208 тыс. руб.; 3) на уплату за воспитание 250—280 тыс. р. и 4) на уплату за содержание в богадельнях (1300—1400 чел.) — 250—280 т. руб. — В заключение, необходимо отметить некоторые изменения в организации комитета. Важнейшими из таковых были: 1) назначение в 1864 г., в день 50-лет. юбилея комитета, председателем его Вел. Кн. Константина Николаевича и членами Вел. Кн. Михаила Николаевича и Николая Николаевича; 2) назначение с этого времени членами комитета не исключительно ген.-адъют., как это было со времени основания комитета, но и просто заслужен. и боев. генералов; 3) назначение в 1892 г. председателем комитета Вел. Кн. Михаила Николаевича. За последнее время, когда в организации высш. воен. управления произошли коренные изменения, естественно, что и А. комитета о раненых, по роду своей деятельности неизбежно соприкасавшийся с главными управлениями воен. мин-ва, должен быль ожидать очередной реорганизации Комитет этот с самого своего основания был обособлен от воен. мин-ва, при чём в законе даже особою статьею было подчеркнуто, что комитет лишь "причисляется к министерству" (Св. В. П. 1869 г., кн. I, ст. 6), но не входит в его состав. Практика давно определила целый ряд неудобств, возникавших при совместной деятельности комитета и воен. мин-ва. По различным причинам, обособленность комитета продолжала существовать вплоть до 1909 г., и лишь Высоч. повелением 7 дек. 1909 г. А. комитет о раненых был включен в состав военного министерства. 1-го сент. 1910 г. (прик. по в. в. № 496) председателем А. к. сделан военный министр. Число членов комитета определено штатом в 10 чел.; с 1906 г. (пр. по в. в. № 31) Высоч. указано, чтобы "временно, пока в ком-те число членов будет превышать 10 чел., назначение новых членов испрашивать с таким расчетом, чтобы на каждых 2-х убывающих, назначать не более одного нового члена". (Д. И. Бережков. Историч. очерк Алексан. ком. о ран. Спб. 1902 г.; А. Т. Б. Памяти основателя "Русского Инвалида" 1813 г. 1 февр. 1903 г. Военн. Сборн. 1903 г., № 2; А. Любавский. Русские уголов. процессы, т. IV Спб. 1868 г.; В. К. Шенк. История государ. свиты. Царств. императора Николая I).