БСЭ1/Геология

Геология
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гейльброн — Германия. Источник: т. XV (1929): Гейльброн — Германия, стлб. 309—320 ( РГБ ) • Другие источники: МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : OSN


ГЕОЛОГИЯ (от греч. ge—земля и logos—наука), по буквальному смыслу слова—вообще наука о земле, но ближайшими ее задачами являются: 1) изучение тех явлений, которые совершаются на земной поверхности и видоизменяют ее лик, 2) изучение строения земли, 3) изучение изменений физико-географических образований и органического мира, происходивших в течение истории земли и 4) установление закономерностей в геологических явлениях. — Г. как самостоятельная наука возникла сравнительно недавно, в конце 18 и начале 19 вв., когда профессор Фрейбергской горной академии А. Готлоб Вернер (1750—1817) привел в стройную систему весь геологический материал, имевшийся в то время. Но отдельные геологические идеи существовали в глубокой древности. Так, Геродот (484—406 до хр. эры), на основании нахождения остатков морских раковин в горах, объясняет историю происхождения Египта как осушившегося залива Средиземного моря. Такие же геологические выводы, основанные на наблюденных фактах, имеются у Аристотеля (384—22 до хр. эры); таковы его наблюдения над ростом нильской дельты, указания на медленные вековые колебания, выводы о факторах естественного подбора. Но в других своих построениях он идет назад, по сравнению с некоторыми из своих предшественников, и в этом отношении особенно печальную роль сыграло его умозрительное заключение о возникновении окаменелостей в самих горных породах. Это умозрительное направление целиком завладело умами в средние века. Только в 16 столетии геологические наблюдения и основанные на них выводы снова начинают пробивать себе путь. Так, Леонардо да Винчи, руководя прорытием канала, открыл (в 1517) скопления морских раковин и пришел к заключению, что море прежде поднималось до более высокого уровня. Фракасторо, врач из Вероны (умер в 1553), тоже дал правильное объяснение происхождения окаменелостей. Листер (1632—1712) впервые предложил составление геологических карт. Стено (1631—86) положил начало учению о дислокации земной коры; пласты Тосканы он разделил на 6 групп по характеру заключенных в них окаменелостей. Но эти идеи, частью имеющие корни в глубокой древности, тонули среди массы идей, пользовавшихся широкой популярностью, но ни на чем не основанных. Так, еще в 1726, Шейхцер принял остатки скелета исполинской саламандры, найденной в каменоломнях Энингена, за остатки одного из тех нечестивых людей, которые погибли во время потопа. Вернер первый провел систематизацию геологических знаний. Он разделил все геологические отложения по способу их образования на нептунические (морские) и вулканические и высказал предположение, что первые имеют доминирующее значение в строении земной коры. По древности образования он выделил: 1) первозданные породы, куда он отнес гранит, гнейс, кристаллические сланцы и известняки и глинистые сланцы, 2) породы переходной эпохи, куда относятся отложения, примерно относящиеся ныне к кембрийскому, силурийскому и девонскому периодам (см.), 3) породы флецовой эпохи, соответствующей нынешним каменноугольному, пермскому, триассовому, юрскому и меловому периодам (см.), 4) наносные отложения. Самым слабым местом в системе Вернера было то, что он переоценил значение нептунических (водных) процессов и считал даже такие породы, как базальт, водными образованиями. Это воззрение встретило резкие возражения среди приверженцев так называемой плутонической школы, школы последователей Геттона, по мнению которого наша планета в первую стадию развития представляла огненно-жидкую массу; эта масса продолжала играть весьма существенную роль в происхождении горных пород и образовании гор, а также в образовании земной коры. Борьба между «нептунистами», сторонниками воззрений Вернера, и «плутонистами», последователями Геттона, разгорелась особенно сильно после того, как на сторону последних перешел один из талантливейших учеников Вернера, Леопольд фон Бух (1774—1853). Это увлечение в противоположную сторону по мере накопления фактов постепенно должно было уступить место воззрениям, не переоценивающим значения вулканических явлений и нашедшим себе классическое выражение в работах английского геолога Лайеля, основным девизом которых было господствующее в наст. время положение, что геологические явления в прошлые геологические периоды не отличались по своему масштабу от современных и, если и оказывали существенное влияние на форму земного лика, то только благодаря большим промежуткам времени, в течение которых длилось их воздействие. Этому воззрению о большом значении фактора времени в геологии способствовало и развитие близкой геологии науки—палеонтологии (см.). До середины прошлого столетия господствовало учение о катастрофах, уничтожавших все живое и освобождавших место для новых животных и растений. Учение это, развитое до крайних своих пределов Д. Орбиньи и Броньяром, ведет свое начало от Кювье, который утверждал, что каждый геологический период характеризуется своим, совершенно особым, растительным и животным миром. Но, по мере признания учения Дарвина об эволюционной связи всего живого и накопления новых палеонтологических данных, правильность воззрения Лайеля делалась все более и более неоспоримой. Единственная поправка, которая сейчас может быть введена в учение Лайеля, это то, что темп эволюции в течение истории был не одинаковым, а в разные геологические периоды различным. Крупные изменения земного лика в периоды усиления процессов горообразования вызывали сравнительно более быстрое изменение физико-географических условий, а в связи с этим и животных и растений, чем в промежуточные периоды относительного геологического покоя. Мы, так. обр., в настоящее время в состоянии противопоставить революционным периодам горообразования в жизни земли более длительные эволюционные периоды, когда изменения земного лика сводились к относительно медленным перемещениям отдельных участков земной коры (см. Историческая геология). Все это привело к быстрому развитию Г. и дифференциации ее по нескольким направлениям. В наст. время выделяется отдел физиографической Г., тесно соприкасающейся со смежными дисциплинами—астрономией и геофизикой; в задачу этой дисциплины входит рассмотрение происхождения земли, ее фигуры, плотности, магнитных свойств, внутренней теплоты, устройства поверхности, свойств атмосферы, состава и строения земной коры, и т. д. Особый раздел физиографической геологии составляет получившая самостоятельное значение петрография (см.), занимающаяся изучением минералогического и химического состава пород, их физических свойств и генезиса.

Задачу динамической геологии (см.) составляет изучение современных геологических процессов и их причин. Процессы эти бывают двоякого рода. Одни, известные под названием эндогенных, обусловливаются силами, заложенными во внутренних частях земного шара: сюда относится, в частности, изучение вулканических явлений (см. Вулканы), составляющее задачу самостоятельной дисциплины—вулканологии, а также изучение землетрясений и моретрясений и вековых колебаний земной коры. Другого рода процессы, составляющие также объект изучения динамической геологии, называются экзогенными, или денудационными; своим происхождением они обязаны деятельности атмосферы, воды и организмов. Эндогенные и экзогенные процессы действуют по взаимно противоположным направлениям, тогда как первые в большинстве случаев ведут к усилению различия между пониженными и повышенными участками земной поверхности, вторые стремятся сгладить земную поверхность, переместить образующийся при этом мелкий обломочный материал в наиболее пониженные участки земли. Примером первого рода явлений могут служить вулканы, вызывающие накопление вулканического материала в месте своего образования, складчатые горы, обязанные своим происхождением сокращениям соответственных участков земной поверхности под влиянием внутренних сил. К явлениям второй категории относится геологическая работа ручьев, рек и ветра, выносящих с суши обломочный материал в озера, моря и океаны.

Третий отдел геологии составляет стратиграфия (см.), учение о форме залегания и напластования горных пород и о взаимоотношениях отдельных слоев друг с другом.

Отдел исторической геологии (см.) ставит своей задачей восстановление, на основании данных динамической, физиографической геологии и стратиграфии, истории земли и нахождение причинных зависимостей и закономерностей в этой истории. Эта задача была бы непосильной, если бы историческая геология не пользовалась теми данными, к-рые дает биологическая дисциплина—палеонтология (см.), т. е. наука о животных и растениях прошлых геологических периодов и их происхождении. Палеонтология, в дополнение к тому, что дает стратиграфия, позволяет на основании ископаемых остатков судить об относительной древности слоев. Данные исторической Г. позволяют сейчас выделить на земной поверхности участки, характеризующиеся одинаковыми чертами строения, в частности выделить, с одной стороны, более или менее устойчивые, не смятые массы, получившие название щитов, глыб и т. д., и, с другой, подвижные зоны—геосинклинали, характеризующиеся длительным процессом опускания, а затем быстрыми горообразовательными процессами. Это подводит базу под находящуюся в настоящее время в стадии развития ветвь геологии—региональную геологию (см.), в задачу которой входит изучение истории строения отдельной естественной геологической области или ряда областей. Эта ветвь получает тем большее значение, что при современном состоянии фактического материала в исторической Г. можно осветить только вопросы, имеющие значение для истории земли в целом, региональная же Г. подвергает самостоятельному освещению каждый отдельный участок земной поверхности и, в частности, ту страну, которая почему-либо является важной. Региональная Г. имеет и большое практическое значение, т. к., давая знакомство со строением каждой отдельной местности, а не с историей того или иного периода, она позволяет хорошо ориентироваться при суждении о распространении в данном районе того или иного полезного ископаемого или водоносных горизонтов и о технических свойствах слагающих местность пород.

Из всего сказанного явствует, что все отделы Г. тесно связаны между собой и ведут к общей цели познания геологических явлений, совершающихся и совершавшихся на земной поверхности, строения земли и ее истории. Задачи, стоящие перед геологом, по мере развития наших знаний, все более и более усложняются. Если в начале, сейчас же по выделении Г. в самостоятельную дисциплину, задача геолога сводилась преимущественно к описанию совершающихся на земле геологических явлений и к установлению последовательности событий без объяснений их причин, то сейчас главное внимание геолога направляется к установлению причин и закономерности в явлениях. Из проблем, которые в связи с этим встают, нужно прежде всего отметить проблему абсолютного геологического летоисчисления (см. Геологическое летоисчисление), в разрешении к-рой намечается сейчас ряд новых путей. Второй проблемой, к-рая занимает сейчас умы геологов, является проблема палеогеографии и постоянства материков и океанов. Во времена Лайеля, когда Г. только вышла из младенческой стадии своего развития, казалось само собою понятным представление, что каждый участок земной поверхности, занятый сушей или морем, в течение истории земли может пройти через все стадии превращения из моря в сушу и обратно. По мере накопления фактов стало все больше и больше выясняться, что на земной поверхности существуют участки, которые в течение всей истории земли были преимущественно сушей и только по временам в большей или меньшей степени покрывались мелким морем, никогда не представляя из себя больших морских глубин. С другой стороны, было установлено, что в ископаемом состоянии почти не попадается морских отложений, к-рые походили бы на глубоководные отложения, встречающиеся на дне современных океанов. Эти данные подвели прочную базу под гипотезу о постоянстве остовов нынешних материков; впервые эта точка зрения была обоснована Зюссом (Süss Е., Das Antlitz der Erde, В. I, Wien, 1885, В. II, Wien, 1888). Этим, однако, проблема постоянства самих материков не может считаться решенной. Так, с одной стороны, существует воззрение, что в течение истории земли размер материковых масс уменьшается, благодаря опусканию отдельных частей материков на дно океанов (Зюсс); и, с другой,—что площадь, занятая материковыми массами, остается почти неизменной (Шухерт, Виллис) и, если испытывает сокращения, то только благодаря сокращению самих материковых масс, вследствие процесса складкообразования (Вегенер, Даке); наконец, имеются защитники взгляда об изменении очертаний материковых масс за счет опускания отдельных их частей на дно океанов и увеличения их размеров за счет причленения к ним вновь образующихся горных цепей (Ог, Борисяк). Предположение о постоянстве формы океанов находится в противоречии с соображениями фито-зоогеографического характера, которые требуют необходимости допущения континентальной связи между отдельными материками, разобщенными в наст, время глубокими океанами, напр., существование материка Гондвана (см.), объединявшего в палеозойскую эру Зап. Австралию, Индостан, Африку и Юж. Америку, и материка, соединявшего Сев. Америку с Европой и существовавшего еще в кайнозойскую эру. За сравнит. недавнее происхождение океанических впадин говорит отсутствие там древних форм. Наоборот, за постоянство океанов и их размеров говорит отсутствие глубоководных илов среди известных в наст. время осадков на суше. Изучение напряжения силы тяжести, свидетельствующее о нахождении под дном океанов масс, более плотных, чем под материками, противоречит представлениям об опускании на дно прежних материков, сложенных сравнительно легкими породами, и, наоборот, подтверждает неизменность этих глубин; изменению размеров океанов противоречит трудность изыскать вместилище для масс воды, заполняющих сейчас океаны, в периоды, когда их площадь была меньше, так как едва ли общая масса воды в течение истории земли претерпела существенное изменение.

Эти затруднения пробуют обойти различно: одни для объяснения переселения фаун и флор с одного материка на другой делают допущение о существовании материков на месте современных океанов, оставляя в стороне соображения геофизического характера (Зюсс, Ог, Де-Лоннэ), другие предполагают существование узких перешейков—мостов, временно соединявших материки, третьи, соглашаясь с положением, что дно океанов, сложенное плотными породами, не может сделаться сушей, для необходимости объяснения континентальной связи между разобщенными в настоящее время материками прибегают к гипотезе о перемещении материков, будто бы плавающих, наподобие льдин в воде, на поверхности более вязких глубоких масс земной коры (Соллос, Вегенер и Джойли). В связи с этим, серьезное усложнение испытывают задачи палеогеографии (см.), т. е. географии прошлых геологических периодов. Теперь уже нельзя довольствоваться теми простыми задачами, какие ставил себе Неймайер для юрского периода и какие потом Лаппаран распространил на всю историю земли; нельзя ограничиваться нанесением на существующие карты площадей, где известны для того или иного геологического периода морские осадки, объединяя или разъединяя эти места на основании зоо- и фитогеографических и тектонических данных. Теперь необходимо учитывать возможность изменения размеров тех или иных участков суши и моря как под влиянием горообразования, так и под влиянием перемещения; эта задача почти неразрешима в наст, время, а данные, нанесенные на современные карты, не дают истинного представления о соотношении суши и моря. Задача, казавшаяся такой простой в конце прошлого столетия, представляется нам сейчас только намечающейся к разрешению.

Следующей существенной проблемой является изучение изменения поверхности земли. Эта проблема ставится сейчас к разрешению в двух, взаимно противоположных, направлениях. В основе одного лежит контракционная теория,—т.е. представление о сокращении земного шара под влиянием процесса охлаждения. Такое сокращение ядра земного шара побуждает его твердую оболочку сминаться в складки с образованием складчатых гор и надвигов и разламываться с образованием сбросов и сдвигов. Так смотрел на тектонику и геологию земного шара Зюсс в названной выше книге. Это же положение безоговорочно принимается и составителями наиболее известных руководств по Г.—Кайзером и Огом, при чем Ог подчеркнул, что складчатые горные цепи возникают при этом на месте геосинклиналей, т. е. местностей, характеризующихся длительными процессами опускания. Этой точке зрения противопоставляются взгляды о малом изменении размеров земного шара в течение истории земли, нашедшие себе классическое выражение в работах Вегенера и Джойли. По представлению Вегенера, складчатые горы образуются под влиянием столкновения двух перемещающихся навстречу друг другу материковых глыб (экваториальные горные цепи), или столкновения движущихся впереди материков масс с застывшим тяжелым дном океанов (меридиональные горные цепи). Джойли исходит из тех же представлений о плавающих в более вязкой и тяжелой массе (базальтовой) материковых глыбах, слагающих дно океанических впадин. Принимая толщину материковой глыбы даже в 30—35 км и считая, что объем ее части, погруженной в базальт, в 8 раз больше объема массы, поднимающейся на поверхности моря,он полагает, основываясь на другой, в высшей степени важной, проблеме об изостазии (см.), т. е. на представлении о равновесии между отдельными участками земной поверхности, что для таких участков материковых глыб, как Тибетское нагорье, компенсация наступает на глубине около 30 км. Надо при этом учесть, что материковые глыбы в значительной своей части состоят из гранита, заключающего радий и торий, к-рые при распаде выделяют тепло. Вычисление показывает, что колонна, сечением в 1 см2, выделяет кал. тепла в секунду. Примерно то же количество тепла теряется земной поверхностью при излучении. Зная в то же время, что температура основания материковых масс примерно равна температуре базальтовой поверхности (около 1.000°), к-рая в свою очередь при распаде радия и тория выделяет тепло, Джойли делает заключение, что при этом здесь происходит накапливание тепла. На дне океанов под нек-рой поверхностной толщей базальта, отдающей свое тепло океану, располагается примерно на глубине 48 км от поверхности слой, в котором происходит накопление тепла, получающегося от распада радия и тория. Это тепло, накапливающееся в базальтах под материковыми глыбами, в конце-концов, расплавляет подстилающую толщу базальтов, к-рые при этом расширяются и становятся удельно легче, отчего происходит погружение в них материковых глыб. Края последних вследствие этого затапливаются океанами, что и вызывает образование трансгрессий (см. Трансгрессия морская), т. е. наступление моря на сушу. Увеличение объема базальтов ведет к увеличению объема всего земного шара, благодаря чему в поверхностной твердой оболочке земли как на суше, так и на дне океанов происходит излияние базальтовых лав. Расплавл. базальты под материками с момента своего перехода в жидкое состояние вступают в сферу воздействия приливных факторов, что в свою очередь вызывает перемещение материковых масс, а также твердых участков дна океанов с В. на 3. по жидкой базальтовой постели. При этом океаны будут покрывать те части постели, где раньше были материки, и, так. обр., подводить расплавленную магму непосредственно под холодное дно океана. Это в свою очередь вызывает остывание магмы, затухание приливных явлений, увеличение плотности базальтовой массы, сокращение земной поверхности и всплывание материков. Сокращение вызывает образование складчатых цепей параллельно краям материков. Далее процесс снова возобновляется.

Не менее важной проблемой в Г. является в наст. время проблема геосинклиналей, т. е. таких участков земной поверхности, где идет длительное опускание дна моря и где потом возникают горные цепи. Учение о закономерности и распределении геосинклиналей и их роли в формировании складчатых гор достигло наибольшего развития в работах Ога. В дальнейшем эта проблема чрезвычайно усложнилась и в наст, время является весьма актуальной. Наконец, весьма существенной и не разрешенной является проблема климатов прошлых геологических периодов. Несомненным здесь является только то, что в течение исторического периода в жизни земли не было постепенного изменения климата в каком-нибудь одном направлений. Наоборот, мы знаем, что ледниковые явления, начиная с архейской эры, повторялись неоднократно. Причины изменения климатов еще далеко не выяснены, здесь предстоит еще большая работа. Так, в качестве причин, вызывающих изменение климата, указываются: 1) увеличение и уменьшение интенсивности солнечного излучения, 2) изменение формы земной орбиты и положения земли по отношению к солнцу, 3) перемещение полюсов, 4) изменения в соотношениях суши и моря, 5) изменения в высоте материков, 6) изменения давления и химическ. состава атмосферы и степени ее влажности, при чем роль каждого из этих факторов оценивается разными исследователями различно. Из приведенных соображений можно заключить, что Г. как наука, развивающаяся и находящаяся в стадии роста, имеет массу неразрешенных проблем, создает массу рабочих гипотез, требующих дальнейшей проработки. Из этого, однако, не следует, что Г. находится в начальном состоянии и не имеет никаких прочных положений. Наоборот, напряженной работой геологов прошлого и настоящего столетия накоплен громадный фактический материал, к-рый дал возможность составить конкретное представление о закономерностях в строении поверхностных слоев земного шара, о последовательности слагающих земную кору слоев и выразить это знание в геологических картах (см.) и профилях. Отсюда становится понятным то громадное практическое значение, какое имеет геология в хозяйственной жизни страны и, в особенности, в горном деле, так как полезные ископаемые всегда связаны в своем распространении с определенными геологическими условиями, что дает нам возможность в исследованных местах предвидеть самую возможность их нахождения. Так, мы знаем, напр., что угленосные отложения встречаются либо среди прибрежных морских, болотных образований прошлых геологических периодов, либо среди наземных болотных отложений. Мало того, мы знаем, что там, где угленосные отложения связаны в своем распространении с морскими береговыми болотами, слои угля выдерживаются на большом протяжении (напр., слои угля Донбасса); наоборот, там, где они обязаны своим происхождением материковым болотам, они отличаются большим непостоянством, быстро выклиниваются и постоянно меняют свое качество (Подмосковный бассейн). Не менее хорошо нам известно, что нефть в практически достаточном количестве и в наиболее выгодных экономически условиях бывает приурочена к тем участкам земной поверхности, где слои смяты в антиклинальные складки. Из этого вытекает необходимость предварительного изучения геологического строения местности, составления геологических карт и профилей, к-рые дают представление о районе распространения горизонта, заключающего то или иное полезное ископаемое, и о геологических условиях его нахождения. Карты, профиля и сопровождающее их описание дают уже основу для постановки разведочных работ и оценки самого местонахождения полезного ископаемого. Геологические условия определяют и самую постановку разведочных работ. В частности, для полезных ископаемых, имеющих выдержанное распространение, путем бурения и шурфами устанавливают мощность слоя полезного ископаемого и проверяют теоретически вычисленную по геологическим данным глубину его залегания; на основе этого, зная мощность слоя и его распространение на разведанной площади, вычисляют то количество, какое может быть добыто с данной площади, при чем количество полезного ископаемого, глубина залегания, условия эксплоатации определяют экономическую выгодность его добычи. При подсчете запасов ископаемых, имеющих прерывистое распространение и на коротком расстоянии меняющих свое качество, как угли Подмосковного бассейна, разведочные работы требуют гораздо большего количества разведочных скважин, и подсчет ведется с большой осторожностью. Наконец, при установлении наиболее выгодных с экономической точки зрения мест для заложения нефтяных скважин громадное значение получает возможно точное установление положения сводов антиклиналей путем детального геологического исследования. В некоторых случаях, как в области развития Курской магнитной аномалии, в результате накопленных геологических фактов удается чисто теоретически составить себе представление о последовательности залегающих там слоев и их изменений в горизонтальном направлении и предвидеть с некоторым приближением возможную глубину залегания полезного ископаемого, в частности рудоносных кварцитов. Разведками бурением было только подтверждено их нахождение и качество.

Приведенных примеров достаточно, чтобы показать громадное значение предварительных геологических исследований. Это и дало толчок к организации во всех культурных странах геологическ. службы, осуществляемой геологическими учреждениями (см.). У нас для этой цели еще в 1882 был создан Геологический комитет (см.), деятельность которого особенного развития достигла после Октябрьской Революции, когда в связи с национализацией недр со всей остротой стала задача не только познать геологическое строение страны, но и провести плановый учет полезных ископаемых и этим подвести базу под плановую постановку развития их эксплоатации.

По мере уяснения значения Г. в хозяйственной жизни страны, практическое применение Г. все более и более ширится и не ограничивается только горным делом. Так, сейчас она получает громадное значение при изучении районов распространения, качества и количества строительных материалов, для чего начинают составляться специальные геологические карты строительных материалов. С этими работами стоят в тесной связи работы по применению Г. в военном деле. Все большее и большее значение получает применение Г. в работах по снабжению водой населенных пунктов и для целей с.-х. мелиорации, т. к. подземные воды в своем распространении самым тесным образом связаны с т. н. водоносными горизонтами, залегающими различно, в зависимости от геологического строения местности. При разного рода строительных работах и, в частности, при постройке железных дорог Г. привлекается для суждения об устойчивости пород, слагающих основание сооружения, откосы выемок, насыпей. При этом, особенно большое значение получает выделение районов возможного развития оползневых явлений, а также борьба с ними. Отсутствие предварительного освещения геологических условий повело, напр., к неудачному выбору трассы для ж.-д. полотна у ст. Батраки, Полтава и в др. местах, где борьба с оползнями в течение десятков лет вызывает затрату значительных средств.

Высшее геологическое образование в СССР. Широкое применение геологических знаний повлекло расширение высшего геологического образования, которое сейчас проводится в двух направлениях: по линии геолого-исследовательской и геолого-разведочной. Подготовка в первом направлении ведется геологическими отделениями физико-математических факультетов Московского, Ленинградского, Казанского, Томского и Средне-Азиатского университетов. Геологов-разведчиков готовят разведочные факультеты Ленинградского горного института, Московской горной академии, Днепропетровского горного института, Новочеркасского политехнического института, Сибирского политехнического института и Свердловского политехнического института.

Геологические и горные музеи. Развитие геологии и тесно связанной с нею науки палеонтологии вызвало к жизни создание целого ряда музеев, задачей к-рых является: 1) дать по образцам горных пород и остаткам ископаемых животных наглядное представление о совершающихся на земной поверхности геологическ. явлениях, 2) осветить геологическое строение той или иной местности, 3) иллюстрировать общую историю земли и жизни. Наиболее крупные музеи дают более или менее полное освещение всех сторон геологической науки, другие известны собраниями только отдельных коллекций. Такими универсальными геологическими музеями являются: Саут-Кенсингтонский музей в Лондоне, известный больше под названием Британского музея, Jardins des Plantes в Париже, Национальный музей в Нью Иорке, музей в Вене. Наоборот, Национальный музей в Брюсселе славится своими собраниями игуанодонов, музей в Осло—коллекциями по петрографии и ископаемым рыбам, музей в Берлине—коллекциями четвертичных отложений. Из музеев СССР на первом месте стоит музей Академии наук, носящий разносторонний характер, но особенно славящийся собраниями ископаемых рептилий и пермских отложений бассейна Северной Двины. Музей Геологического комитета носит преимущественно региональный характер и находится в стадии организации. Очень разнообразный характер носит музей Горного института. Музей 1-го Московск. гос. ун-та особенно замечателен своими коллекциями ископаемых млекопитающих, в частности хоботных и копытных, а также коллекциями аммонитов и отложений юрской системы.

Геологические общества, конгрессы и журналы. Развитие Г. повело к образованию самостоятельных геологических научных обществ и к расширению геологических работ в естественно-исторических обществах. Некоторые из таких обществ имеют крупные научные заслуги, и круг их деятельности далеко выходит за пределы тех стран, в к-рых они помещаются. Таковы Geological Society в Лондоне, основанное в 1807, Société Géologique de France, существующее с 1830, Deutsche geologische Gesellschaft, основанное в 1848, и Минералогическое общество в Ленинграде, существующее с 1830. В СССР громадную роль в развитии геологических знаний сыграли Общества естествоиспытателей при ун-тах, и среди них первое место принадлежит старейшему из существующих обществ—Обществу испытателей природы при 1-м Московском государственном ун-те, основанному в 1805. В некоторых из них существуют специальные геологические отделения. Дальнейшее развитие научной геологической мысли привело к необходимости организации международных геологических конгрессов, из к-рых 1-й собрался в 1878, а затем конгрессы стали собираться каждые три года. Перерыв был только во время империалистской войны. Последний конгресс состоялся в 1926 в Мадриде, ближайший, 15-й, намечается в 1929 в Претории, в Южной Африке. На конгрессах, помимо обсуждения достижений в области Г., палеонтологии, минералогии и петрографии, ставятся и программные и организационные вопросы как теоретического, так и практического характера. Так, одной из задач 14-го Геологического конгресса было освещение геологической истории Средиземья и учет и подсчет мировых запасов фосфоритов. Предшествующие конгрессы занимались учетом и подсчетом мировых запасов железа и угля. На 2-м конгрессе в Болонье были выработаны основы геологич. номенклатуры, единообразно применяемой почти всеми геологами.

Одновременно с этим стали развиваться и специальные научные геологические журналы. Из них мировое значение имеют периодические издания научных обществ «Quarterly Journal of the Geological Society of London», «Geological Magazine», «Zeitschrift der Deutschen geologischen Gesellschaft», «Bulletin de la Société Géologique de France», «Bulletin of the Geological Society of America», а также журналы: «Geologische Rundschau», «Journal of Geology», «Neues Jahrbuch für Mineralogie, Geologie, Paleontologie», «Zentralblatt für Mineralogie, Geologie u. Paleontologie», «Geologisches Zentralblatt», «Zeitschrift für praktische Geologie», «Journal of Economic Geology». В СССР наибольшее значение имеют: «Бюллетени Общества испытателей природы», отдел геологии (Москва), «Записки минералогического общества» (Ленинград) и «Геологический Вестник» (Ленинград).

Лит.: Мушкетов И. В., Физическая геология, т. I, M. — Л., 1924, и т. II, М.—Л., 1926; Левинсон-Лессинг Ф. Ю., Введение в геологию, М.—П., 1923; Ог Э., Геология, 3-е изд., М.—Л., 1926; Kayser Е., Lehrbuch d. Geologie, Bände I—IV, 6, 7 u. 8 Aufl, Stuttgart, 1923—1924; De Laparent. A., Traite de géologie, vis I—III, 5 édit., Paris, 1906; Neumayr M., Erdgeschichte, 3 Aufl., bearb. v. Suess, Lpz., 1920; Salomon W., Grundzüge der Geologie, Bände I—II, Stuttgart, 1922—26; Pirson L. and Shuchert Ch., Textbook of Geology, p. 1—2, New York, 1915; Suess E., Das Antlitz d. Erde, Wien, 1883—1909; Kober L., Der Bau der Erde, B., 1921; Dacqué E., Grundlagen und Methoden d. Palaeogeographie, Jena, 1915; Wegener A., Die Entstehung der Kontinente u. Ozeane, Braunschweig, 1922 (рус. перевод: Возникновение материков и океанов, Москва — Ленинград, 1925); Jolу J., History of the Surface of the Earth, Oxford, 1925 (русское изложение А. П. Герасимова, «История поверхности земли», в «Природе» за 1926, № 9—10).