БСЭ1/Гент, город

ГЕНТ (Gent, франц. Gand), главн. г. бельг. провинции Вост. Фландрия, у слияния pp. Шельды и Лиса; 162.582 ж. в 1926 (в 1801—55 тыс., в 1846—103 тыс., в 1900—161 тыс.); с фабричными предместьями (Мон-Сент-Аман, Гентбрюгге, Ледеберг)—230 тыс.

Г.—старинный центр текстильной промышленности Фландрии (см.), бывший в ср. вв. (с 11 до середины 15 вв.) одним из важнейших экономических центров Европы; в новое время, утратив свое прежнее исключительное значение в ряду др. городов Нидерландов, является все же одним из важнейших промышленных городов Бельгии. Промышленная специализация Г. неоднократно изменялась на протяжении его истории. Первоначально Г. развился как центр шерстеобрабатывающей промышленности (сукноделие); побежденная англ. конкуренцией (см. ниже, история), она уступила место обработке льна, развитию которой (с 16 в.) содействовало наличие высококачественного сырья (лен, получаемый с равнин Фландрии). Со второй половины 19 в. на первое место в промышленности Г. выдвинулось хлопчатобумажное производство (первая «дженни» заработала в Г. в 1798). Льнопрядильные фабрики, сосредоточивающие около льнопрядильных веретен Бельгии, производят преимущественно средние и грубые сорта пряжи, идущие на вывоз в Англию. Хлопчатобумажная промышленность насчитывает 28 прядильных фабрик (1 млн. веретен) и 67 ткацких (19 т. станков); в отличие от льняной пряжи, идущей на вывоз, бумажная пряжа б. ч. перерабатывается на месте. Значительное производство джутовых и пеньковых изделий (мешки, дерюга, канаты, паруса, брезенты); изготовление кружев и готового платья. В связи с текстильной промышленностью находится машиностроение: производятся, главн. обр., текстильные машины и части к ним. Судоходные реки связывают Г. с плодородными районами зап. Бельгии; изгиб к морю, к-рый делает излучина Шельды у Г., облегчил соединение Шельды каналами с морем, в результате чего Г. стал морским портом; один из каналов выходит к Зеебрюгге (на Северном море), другой—к голландскому порту Тернейзен (в устьи Зап. Шельды); последний канал,, отстроенный в 1825—1827, служит главной связью Г. с морем (длина—32 км, пропускает суда с осадкой до 8,75 м). Г.—один из главных ж.-д. узлов Бельгии на путях из Антверпена (50 км), Брюсселя (58 км), Остенде, Лилля. Торговые сношения Г. ведет со всеми главными портами Европы, преимущественно с английскими—Лондоном, Гуллем, Литом, Ливерпулем, Ньюкестлем. В оборотах Гентского порта преобладает ввоз. Гент ввозит уголь (из Германии и Великобритании), хлопок, шерсть, лен, лес, обслуживая не только примыкающий промышленный район, но отчасти и Францию (реэкспорт угля, хлопка, шерсти). Вывозятся льняные и хлопчатобумажные товары, фосфаты и суперфосфаты, свежие фрукты. Порт Г. хорошо оборудован, 4 бассейна для морских судов покрывают 63 га. В 1925 вошло 1.574 морских судна с 1.429 т. т . Грузооборот речного порта ок. 2 млн. т. Морские сношения и связь с обширным хинтерландом вызвали образование нового промышленного квартала вблизи порта (механические мастерские, химическое производство, лесопильни, склады). Г.—важный центр кооперативного движения Бельгии; в 80-х гг. 19 в. здесь зародилась мощная кооперативная организация «Вперед» (Vooruit; см. Бельгия, кооперация).

Старая часть города, на острове при слиянии Шельды и Лиса, резко отличается своим средневековым характером и многочисленными памятниками старины от новой части (на востоке), где находятся промышленные предприятия и невзрачные рабочие кварталы. Обилие воды придает Г. сходство с голландскими городами; рукава рек и каналы разделяют город на 26 о-вов, соединенных десятками мостов.—Научно-просветительные учреждения: ун-т с рядом научных ин-тов, музеем, обсерваторией и библиотекой (450 тыс. тт.), Госуд. архив, Академия и Музей изящных искусств, Археологич. музей, Фламандская академия языкознания и литературы.


История. Своим возвышением Г. обязан китоловному промыслу, морской и речной торговле, особенно же сукнодельной промышленности. Уже с 11 в. ввозил шерсть из Англии. Гентские сукна, славившиеся тонкостью выделки и красотой окраски, расходились не только по всей Европе, но через Венецию, Марсель и Барселону вывозились даже в восточные (азиатские) страны. При таком размахе производства гентская сукнодельная промышленность уже с 13 в. приняла форму кустарной промышленности, с тесной зависимостью рабочих-кустарей (прядильщиков, ткачей, сукновалов, красильщиков) от предпринимателей—привилегированных членов торговых гильдий.

Управление Гентской коммуной, добившейся широкой автономии и лишь в нек-рых отношениях зависимой от графа Фландрии, до конца 13 в. всецело сосредоточивалось в руках торговой буржуазии и выродилось в настоящую олигархию—орудие угнетения «мелкого люда», т. е. цеховых ремесленников и пролетариата. В конце 13 в. «мелкий люд» сверг при поддержке графа Фландрии господство олигархии, но она обратилась за помощью к королю Франции, восстановившему прежнее политическое устройство. Демократическая революция начала 14 в. положила конец франц. владычеству, а вместе с тем окончательно уничтожила и господство олигархов. Всюду во Фландрии, в т. ч. и в Г., «мелкий люд» добился политических прав, при чем рабочие сукнодельной промышленности впервые получили автономное цеховое устройство. Однако, тесная экономическая зависимость их от торговой буржуазии не прекратилась. Вот почему столкновения труда и капитала продолжались попрежнему, при чем крупная буржуазия нередко находила поддержку в мелкой буржуазии (ремесленники), а пролетариат (состоявший из рабочих сукнодельной промышленности) неизменно возглавлялся ткачами.

Ожесточенная классовая борьба не мешала горожанам при случае единодушно выступать на защиту интересов города. Такое совместное выступление различных классов населения имело место во время диктатуры Якоба Артевельде (см.), которая, однако, послужила исходным пунктом обострения и углубления классовой борьбы между гентскими ткачами и крупной буржуазией. Эта борьба, продолжавшаяся с переменным успехом в течение сорока лет (1345—85) и неоднократно ставившая ткачей во главе города, привела, наконец, к установлению смешанного правительства из представителей буржуазии и ремесленных рабочих наподобие правительства времен Артевельде.

В первой половине 15 века, когда резко начал сказываться кризис фландрской промышленности из-за конкуренции англ. сукон и дороговизны англ. шерсти и ослабевшие фландрские города уже не были в состоянии отстаивать свои вольности от поползновений герцогов Бургундской династии, Г., в виде исключения, сумел сохранить свое прежнее положение. Монополия плавания по Шельде и Лису, а также складочное право, которое простиралось на все мимо проходившие товары, поддерживали его благосостояние, и герцоги предпочитали дружить с могучей коммуной. Но промышленный кризис все же все более и более уменьшал население и подрывал силу Г., и подчинение его герцогской власти было лишь вопросом времени. Столкновение произошло в начале 50-х годов по поводу отказа Г. платить соляной налог в пользу герцога. Более года город отбивал приступы вражеских войск, но в 1453 потерпел кровавое поражение и лишился широких вольностей. С тех пор Г.. сравнялся с прочими фландрскими городами, и его роль как одного из важнейших экономических и политических центров Западной Европы окончилась еще задолго до разорения Фландрии испанцами.

Лит.: Pirenne H., Histoire de Belgique, 1.1—III, 2 et 3 éd., Bruxelles, 1907—09.


Значение Гента как одного из крупнейших городов Фландрии ярко отразилось в первостепенных памятниках средневекового зодчества. Гранитный городской собор «св. Бавона», начатый в 10 в., перестраивался в 1228 и 1274; башня собора строилась с 1461 по 1534, нефы—с 1533 по 1554. Фасад лишен скульптурных украшений, внутри же собор наполнен выдающимися скульптурными и живописными произведениями. Самое знаменитое из них—так наз. Гентский алтарь (1432) бр. Ван-Эйк (см.); следует отметить также надгробный памятник гентского епископа Триста (1657) работы Иеронима Дюкенуа. Второй по художественному значению является церковь «св. Николая» (12—15 вв.), отличающаяся своей импозантной башней. Из гражданских зданий первое место занимает укрепленный замок «Стен» гентского наместника Гергарда Дьявола (1216). Сравнительно недавно были открыты значительные части замка графов фландрских, скрытые разными позднее пристроенными зданиями. Значительный интерес представляют городская башня (beffroi, 14 век) и «палата суконщиков». Городская ратуша отражает бессистемно и быстро меняющиеся вкусы 16 века. В городе сохранился также ряд жилых домов из эпохи Средневековья и Возрождения. Из зданий, построенных в 19 веке, следует отметить дворец судебных установлений архитектора Руланта (1846).

Лит.: Hymans H., Gand et Tournai, в серии «Les villes d'art célèbres», Paris, 1902; его же, Gent und Tournai, в серии «Berühmte Kunststätten», № 14, Leipzig, 1902.