А. О. Россет-Смирновой (Жуковский)

<А. О. Россет-Смирновой>
автор Василий Андреевич Жуковский (1783—1851)
См. Стихотворения 1831. Опубл.: «Русский архив», 1871, № 2, в «Воспоминаниях» А. О. Смирновой, с некоторыми пропусками. Источник: РВБ (1959)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



<А. О. Россет-Смирновой>


Милостивая государыня Александра Иосифовна![1]

Честь имею препроводить с моим человеком,
Фёдором, к вашему превосходительству данную вами
Книгу мне для прочтенья, записки французской известной
Вам герцогини Абрантес.[2] Признаться, прекрасная книжка!
Дело, однако, идёт не об этом. Эту прекрасную книжку
Я спешу возвратить вам по двум причинам: во-первых,
Я уж её прочитал; во-вторых, столь несчастно навлекши
Гнев на себя ваш своим непристойным вчера поведеньем,
Я не дерзаю более думать, чтоб было возможно
10 Мне, греховоднику, ваши удерживать книги. Прошу вас,
Именем дружбы, прислать мне, сделать
Милость мне, недостойному псу, и сказать мне, прошла ли
Ваша холера и что мне, собаке, свиной образине,
Надобно делать, чтоб грех свой проклятый загладить и снова
15 Милость вашу к себе заслужить? О Царь мой небесный!
Я на всё решиться готов! Прикажете ль — кожу
Дам содрать с своего благородного тела, чтоб сшить вам
Дюжину тёплых калошей, дабы, гуляя по травке,
Ножек своих замочить не могли вы? Прикажете ль — уши
20 Дам отрезать себе, чтоб, в летнее время хлопушкой
Вам усердно служа, колотили они дерзновенных
Мух, досаждающих вам, недоступной, своею любовью
К вашему смуглому личику? Должно, однако, признаться:
Если я виноват, то не правы и вы. Согласитесь
25 Сами, было ль за что вам вчера всколыхаться, подобно
Бурному Чёрному морю? И сколько слов оскорбительных с ваших
Уст, размалёванных богом любви, смертоносной картечью
Прямо на сердце моё налетело! И очи ваши, как русские пушки,
Страшно палили, и я, как мятежный поляк,[3] был из вашей,
30 Мне благосклонной доныне, обители выгнан! Скажите ж,
Долго ль изгнанье продлится?.. Мне сон привиделся чудный!
Мне показалось, будто сам дьявол (чтоб чёрт его по́брал)
В лапы меня ухватил, да и в рот, да и начал, как репу,
Грызть и жевать — изжевал, да и плюнул. Что же случилось?
35 Только что выплюнул дьявол меня — беда миновалась,
Стал по-прежнему я Василий Андреич Жуковский,
Вместо дьявола был предо мной дьяволёнок небесный…
Пользуюсь случаем сим, чтоб опять изъявить перед вами
Чувства глубокой, сердечной преда́нности, с коей пребуду
40 Вечно вашим покорным слугою, Василий Жуковский.


Июль 1831



  1. Россет Александра Осиповна, в замужестве Смирнова (1809—1882) — фрейлина царицы, бывшая в дружеских отношениях с А. С. Пушкиным и Жуковским. Летом 1831 г., живя в Царском Селе, она всё время общалась с поэтами. В письме к П. А. Вяземскому от 3 августа 1831 г. А. С. Пушкин описывает обстановку возникновения этого шутливого послания: «У Жуковского зубы болят, он бранится с Россети; она выгоняет его из своей комнаты, а он пишет ей арзамасские извинения гекзаметрами».
  2. Записки… герцогини Абрантес (1784—1838). Герцогиня Абрантес — жена французского генерала Жюно, награждённого Наполеоном титулом герцога Абрантес за завоевание Португалии и Испании. Её перу принадлежат многие сочинения, в том числе пользовавшиеся успехом записки об испанской и португальской войне и об эпохе от революции до Реставрации.
  3. Я, как мятежный поляк — сравнение подсказано польским восстанием 1830—1831 гг.