Акты, относящиеся к истории южной и западной России/ДО/Том 4/63

Yat-round-icon1.jpg
Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи : собранные и изданные Археографическою Комиссіею — Томъ 4
авторъ неизвѣстенъ
См. Оглавленіе. Источникъ: Commons-logo.svg Акты, относящіеся къ исторіи Южной и Западной Россіи. Томъ 4. — Санктпетербургъ. Въ типографіи П. А. Кулиша. 1863.



    [112]63. — 1658. Отвѣтная грамота царя Алексѣя Михайловича къ гетману Ивану Выговскому, посланная со стольникомъ Петромъ Скуратовымъ, о посылке въ Запорожскую Сѣчь указа, чтобъ всѣ козаки повиновались гетману и перестали бунтовать, и съ обнадеживаніемъ его въ царской милости и доверенности.

    .....Свою волю позволяючи безстрашно вездѣ чинить, междоусобные убивства, которое и надъ шуриномъ твоимъ надъ Иваномъ Боклевскимъ зъ женою и зъ дѣтьми, также и надъ сотникомъ Лукомскимъ надъ Солониною со многими ево товарищи мучительски учинилось. И вы бьете челомъ намъ, вашему государю, чтобъ мы великій государь, предваряючи то самовольство, воздержать и смирить изволили страхомъ нашего царского величества престола; а ты, памятуя нашъ царского величества указъ, надъ нимъ, Пушкаремъ, и надъ всѣмъ его полкомъ тѣхъ своихъ обидъ мститися не будешъ, а хочешъ съ ними быть въ любви и въ совѣтѣ, и чтобъ мы великій государь изволили послать на Запорожье на прежнюю нашего царского величества грамоту, что послана была къ Якову Барабашу съ посланцы ево съ Михайломъ Стрынжею съ товарыщи, которою грамотою они много начинили непокоевъ, обращаючи ее предъ простыми людми на свой вымыслъ, бутто поволено имъ на Запорожье вольное обнранье гетмана, а тебя бутто ни въ чемъ слушать не велѣно и отъ старшинства твоего быть отлученымъ (а для обиранья гетманского собрать рада вновь по травѣ), — и чтобъ нынѣшнею нашего [113]царского величества грамотою то ихъ ложное оболганіе посрамить. И мы великій государь, наше царское величество, по твоему гетманскому челобитью, для успокоенія межъ вами, нашего царского величества подданными православными христіяны, послали на Запорожье къ кошевому гетману и ко всему при немъ будучему войску на прежнюю нашего царского величества грамоту, какова послана была съ посланцы ихъ, съ Стрынжею съ товарыщи, нынѣ новую нашего царского величества грамоту, описавъ ихъ проступки подлинно съ великимъ запрещеньемъ, чтобъ они отъ самовольства отстали и бунтовать престали и вновь рокошу никакова не заводили, а были у тебя, гетмана, въ послушаньѣ, какъ и прочіе ихъ братья полковники. А что въ томъ же твоемъ листу написано: невѣдомо по какимъ причинамъ оскорбляешься и намъ, великому государю, жалостне бьешъ челомъ, бутто тѣ, которые намъ, великому государю, ни служивали, ни работывали и впередь не токмо служить хотятъ, но и многіе бунты всчинаютъ, нынѣ у нашего царского величества больши имѣютъ вѣрность и милость, нежели ты, за многую свою службу, заслуженой. И мы великій государь, наше царское величество, вамъ, гетману, милостиво объявляемъ: какъ напередь сего съ початку подъ нашу царского величества высокую руку вашего вѣрного подданства мы великій государь, наше царское величество, нашу государскую милость начали къ тебѣ держать, такъ и нынѣ держимъ неотмѣнно, и служба твоя и радѣнье намъ, великому государю, извѣстна и памятна (про то тебѣ мочно самому знать); а которые намъ, великому государю, вѣрно не служатъ, или отъ кого какіе мятежи чинятца, и тѣ воздаяніе пріимутъ по своему ихъ злому дѣлу, а въ вѣрности и въ нашей царского величества милости никогда таковые не бывали и впредь не будутъ, но и негодныхъ быти ихъ почитаемъ (и впредь тебя въ ровенствѣ съ такими, опричь нашей государской милости, имѣти не будемъ: въ томъ бы еси на нашу царского величества милость былъ надеженъ).

    А кто къ нашему царскому величеству отъ ково о какихъ дѣлехъ бываетъ присланъ, и мы великій государь для разсмотрѣнья тѣхъ дѣлъ и челобитья ихъ выслушиваемъ и указъ велимъ чинить смотря по ихъ дѣламъ; а на тебя гетмана хотя бъ кто имѣлъ наносные рѣчи вмѣщать, и мы великій государь, видя твою вѣрную службу, такимъ наноснымъ рѣчемъ не вѣримъ, въ томъ бы еси на нашу царского величества милость былъ надеженъ и сумнѣнья никакова не имѣлъ. Да посланцы твои, Прокоѳей Бережетцкой съ товарыщи, твоимъ имянемъ намъ, великому государю, били челомъ о Тимошѣ Прокопьевѣ и Порываѣ и о людехъ ихъ, также и о Сербахъ, которые безъ нашего царского величества указу задержаны въ Колонтаевѣ, а намъ великому государю до нынѣшнаго (числа) посланцовъ твоихъ челобитья было не вѣдомо. И мы великій государь, наше царское величество, велѣли тѣхъ Тимоша и Порывая и Сербянъ и людей ихъ свободить тотъ часъ, и о томъ нашъ царского величества указъ посланъ съ нарочными гонцами наскоро[1]. А съ сею нашею царского величества грамотою мы великій государь, наше царское величество, послали къ вамъ стольника нашего Петра Дмитреевича Скуратова.

    Подлинникь черненой, со многими перемѣнами, и дополненіями. Начала и datum не достаетъ.

    Примѣчанія.

    1. Было прежде написано: Указъ посланъ съ вашими жъ посланцы вмѣстѣ; а послаыцовъ вашихъ, пожаловавъ нашимъ царского величества жалованьемъ, велѣли отпустить къ вамъ не задержавъ. Потомъ эти слова зачеркнуты и обчеркнуты, и вмѣсто ихъ написанъ другой конецъ грамоты.


    PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

    Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.