Яблочный пир (Казанцев)/Сады будущего

[92]
Сады будущего

Когда я стал писать эту книгу, я невольно оглянулся на про­шлую жизнь.

Я уже старик. Плохо ви­жу даже в очках, руки мои трясутся, я уже не могу ра­ботать с лупой.

Годы моих неудач прошли главным образом в дореволюционное время. Мы — садоводы-опытники: Рудый, Перевощиков, Жуков и другие — в одиночку работали на своих маленьких клочках.

Нам никто не помогал. Наоборот, цар­ские чиновники смотрели на наши опыты с пренебрежением и усмешкой.

Теперь не то. Партия сделала великие достижения Мичурина достоянием всех тру­дящихся.

По всей стране на десятках тысяч гекта­ров закладываются плодовые сады из мичу­ринских сортов.

Пройдет года два-три, и не будет ни одного колхоза, где бы ни расцветал плодо­вый сад.

Яблоня, виноград, груша и другие культур­ные сорта двигаются с юга на север, к по­лярному кругу. [93]В моем саду тесно. Мое единоличное хозяйство уже давно связывало меня по рукам и ногам. На своем маленьком клочке я дав­но не мог производить новых посадок. Земли нехватало даже для старых деревьев.

Отныне я буду работать в городском питомнике. Там есть где развернуться—у питомника шестьдесят гектаров. Туда я пере­несу свои опытные работы.

А мой сад будет одним из пунктов гибри­дизации. Каждый питомник может произво­дить здесь гибридизацию, брать гибридные плоды и из семян выращивать новые сорта.

На Урале волею партии начинает быстро развиваться плодоводство.

В Свердловске, в питомнике благоустрой­ства города, уже имеется маточный сад. В пятидесяти километрах от города органи­зовался молодежный питомник.

В Перми, в Тагиле, в Кунгуре, в разных местах Урала закладываются новые плодо­ягодные питомники.

Я представляю себе, что будет в колхозах и городах через несколько лет.

Вот детский сад. Около него небольшая площадка для игр. Она огорожена легкой изгородью. Около изгороди дети обработали грядки и посадили отводками или семенами ягодники: вишню, смородину, малину, кры­жовник. Всего понемногу. Устроили клумбы для цветов. На одной клумбе растут мно­голетние цветы, а на другой — летники. [94]Устроили грядку для выращивания из семян подвоев для яблони. Сами посеяли семена. Сами после всходов рассадили их. Сами, когда пришло время, привили их глазками или черенками культурных яблонь.

Я знаю, что если малыш сам посадит семячко, сам будет рассаживать, пересажи­вать, поливать растение, оно ему будет так мило и дорого, что он никому не позволит его обижать, не позволит и рвать с него недозревшие еще плоды. Он сам убедится, что плод только тогда будет сочным и вкус­ным, когда достигнет полной зрелости.

Пионеры-школьники первыми „омичуринят" школьные сады и площадки. Они вместе с комсомолом проведут „омичуривание“ приусадебных участков. Вот площадь с огромным чудесным скве­ром. Вокруг него вместо тополей стоят мощ­ные грушевые деревья. Это — груша уссурий­ская. Вместо кустиков — местная карликовая вишня, обвешенная блестящими темнокрас­ными ягодами. По углам внутри сквера гор­деливо стоят высокие кедры, усеянные шиш­ками.

На бульварах и улицах стройной аллеей вытянулись яблони, сливы, черемухи, кры­жовник.

Никто не обрывает спелых плодов. Каж­дый прохожий вспоминает тот день, когда он сам садил эти деревья и кустарники. [95]В специальных плодоягодных магазинах есть все, что можно сделать из плодов и ягод: мармелад и пастила яблочная, консер­вированные вишни, актинидия и крыжовник, сушеные и засахаренные фрукты и ягоды, маринады и всевозможные вина вплоть до шампанского, виноградный сок и яблочное ситро.

Миллионы колхозников-мичуринцев, ком­сомольцев и пионеров упорно осущест­вляют лозунг замечательного учителя-плодо­вода: „Мы не можем ждать милостей от при­роды. Взять их у нее — наша задача".

Недалеко то время, когда наша социали­стическая родина вся покроется цветущими садами.