ЭСГ/Шоу, Бернард

Шоу (Shaw), Бернард, знаменитый современный английский писатель, род. в Дублине в 1856 г. в богатой, позднее обедневшей семье, одно время сам принадлежал к коммерческому миру. В 80-х годах под влиянием социалистических идей вступает в „Фабианское общество“, где является одним из наиболее активных его членов (1880—1886) и редактирует в 1884 г. манифест фабианцев. Умеренный фабианский социализм, враждебный революционному социалистическому движению, наложил глубокий отпечаток на мировоззрение Ш. Он ищет примирения с буржуазией, проповедует реформистскую политику. На этой двойственной позиции он оставался в течение многих лет. В нем достаточно искренности для того, чтобы обрушиться порою резким выпадом против капитала и эксплоатации. Но он слишком связан со своим классом, чтобы приветствовать идею полного крушения буржуазного строя. Этим объясняются и его колебания по отношению к нашей революции. В 1921 г. он защищал политику Ленина и противопоставлял прямой и смелый путь русской революции половинчатым действиям английских социалистов. А спустя несколько лет на известную анкету „Известий“ он объявил коммунизм утопией и вернулся к фабианскому буржуазному социализму. Поездка в Москву в 1931 г. произвела огромное впечатление на Ш. Он выступил горячим защитником ленинского пути и восторженно отозвался о достижениях СССР. Его колебания в области социально-политической в значительной степени обусловили и его художественное творчество, его писательскую манеру. Ш. — великий насмешник. Он — слишком честный и большой художник, чтобы успокоиться на умеренном социализме и найти свой идеал в той средней буржуазной интеллигенции, откуда вышел фабианский социализм. Поэтому Ш. смеется над всем. Он производит впечатление писателя, у которого нет ничего святого, который издевается из любви к искусству. Ш. — настоящий виртуоз, он мастер парадокса, он любит загадки и одержим духом противоречия. Излюбленная форма его — комедия („Профессия госпожи Уоррен“ — 1893, „Герой и солдат“ — 1894, „Кандида“ — 1894, „Цезарь и Клеопатра“ — 1900, „Другой остров Джона Буля“ — 1903, „Человек и сверхчеловек“ — 1905, „На пути к браку“ — 1908, „Назад к Мафусаилу“ — 1920, „Святая Жанна“ — 1923 и др.). В этих комедиях он беспощадно осмеивает все институты, все устои, на которых держится буржуазное общество: армию, политику, современную семью, благотворительные организации. Это — целая галлерея лицемеров и шарлатанов, государственных людей, врачей, мещан и филистеров всех оттенков. Ш. нанес удар английской театральной традиции, пьесам, завершающимся торжеством мещанской добродетели — художественным приемом, утвердившимся в эпоху викторианства. Ш. шокировал английское общество, он выводил на сцену „уважаемых“ деятелей, которых нетрудно было узнать (карикатура на Ллойд Джорджа и Аскита в героях комедии „Назад к Мафусаилу“ — Джойсе Бэрдже и Льюбэне). В его комедиях часто мало интриги, отсутствуют живые герои. Его сила в блестящем диалоге, сверкающем искрами остроумия, в злободневных темах, которые ставятся в неожиданных формах и разрешаются часто с непривычной в Англии дерзостью. Ш. любит подражать фокусникам, и часто трудно решить, говорит ли автор всерьез, или морочит своих зрителей и читателей, издевается над всем, над здравым смыслом, над ограниченностью своих собственных сил. Впрочем, впечатление это обманчиво. Если за шутками Ш. нет цельного общественного мировоззрения, если Ш. не противопоставляет осмеянному филистерству положительной программы жизни, идеальных образов, то автор этих комедий не шут, бросающий свои шутки для забавы. Он много думал над серьезными проблемами современной жизни, он высоко поднимается над уровнем сознания того класса, с которым связан своим происхождением и жизнью, и если он не стал в ряды революционного пролетариата, то он нередко дает отточенное оружие в его руки для борьбы с обреченным миром. Ш. — не только драматург. Он — теоретик театра. В своих теоретических работах („Квинтэссенция ибсенизма“ — 1891, „Совершенный Вагнерианец“ — 1898) он выступает новатором в области театральной формы. Он считает смех наиболее острым оружием в борьбе с общественным злом и убежден, что резкая правда легче всего проникает в умы, когда она звучит под звон „бубенцов шутовского колпака“. В первые годы своей литературной деятельности Ш. был встречен враждебно: его социалистические идеи, его дерзкие выходки против общественных приличий вызывали возмущение и ужас среди лондонской буржуазии, но постепенно публика привыкла к его парадоксам. Но его защита СССР после поездки в Москву вызвала снова бешеную травлу против него в буржуазной печати. Как писатель, Ш. пользуется общим признанием и в 1926 г. ему была присуждена Нобелевская премия.

П. Коган.