Тюрьма
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Тунгусы — Тягомер. Источник: т. 41 ч. X (1931): Тунгусы — Тягомер, стлб. 452—462 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РСКД : ТСД : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ : ЭСБЕ


Тюрьма (нем. Turm — башня), в настоящее время является наиболее распространенным видом наказания (см. XXIX, 543/45). Но в течение долгой своей истории эта форма лишения свободы неоднократно меняла свое предназначение. Упоминания о темницах мы находим с самого раннего времени. Под различными названиями Т. существовали в Египте, Иудее, Вавилоне, Китае, древней Греции и Риме. Но в древности они предназначались для содержания неоплатных должников и отчасти были мерой, обеспечивающей неуклонение преступников от суда. В императорском Риме Т. стали пользоваться как средством административного принуждения и ограждения общественной безопасности. Такой же характер имело тюремное заключение и в средневековой Европе. В период феодализма и развития феодального произвола замки феодалов превратились в места содержания для непокорных вассалов и крепостных, которые заточались на неопределенные сроки в их крепкие башни. Городские муниципалитеты устраивали Т. в башнях городских стен, у городских ворот, охраняемых стражей, а в средневековой Германии для этой цели служили каменные погреба ратуш. В княжеской Руси, где каменного строения почти не было, места заключения назывались погребами, порубами, острогами и строились обычно или под землей, или в больших избах, окруженных высокой оградой. Т. преследовала единственно цель крепкого держания человека взаперти, при чем отсутствовали хотя бы малейшие заботы об элементарно-сносных условиях человеческого существования. Нередко заключенный приковывался цепями к стенам или полу Т., не видел света, лишен был притока свежего воздуха и питался хлебом с водою. При таких условиях значительная часть узников умирала в первые же месяцы.

О зарождении более современных взглядов на тюремн. заключение можно говорить лишь с начала XVII в., когда в отдельных городах старой Ганзы (Гамбурге, Любеке, Антверпене и др.) возникла мысль занятия заключенных трудовой деятельностью. Для этой цели стали строиться рабочие, прядильные, смирительные дома (Arbeithaus, Spinnhaus, Zuchthaus), куда обычно направлялись лишь некоторые категории преступников (бродяги, тунеядцы, проститутки). Несколько ранее (с половины XVI в.) для этой цели стали создаваться «исправительные дома» (houses of correction) в Англии. В конце XVII в. учреждения этого типа существуют в большинстве городов Европы, а со времени Петра I они переносятся и к нам. Преступники более тяжкие подвергались или казни, или ссылке, и по отношению к ним Т. продолжала служить лишь местом предварительного заключения до суда и до исполнения наказания. Исправительные задачи стали ставиться Т. лишь с XVIII в., при чем в первую очередь по отношению к несовершеннолетним (см. малолетние преступники, XXVIII, 78 сл.). Построенными на этом начале учреждениями явились исправит. дом св. Михаила в Риме (с 1703 г.) и испр. дом в Генте, созданный в 1771 г. Эпохой зарождения современных пенитенциарных идей следует признать 70-ые и 80-ые годы XVIII в., когда под влиянием, с одной стороны, духа просвещения и гуманности, а с другой — в связи с сокращением применения смертной казни и ссылки, целый ряд лиц серьезно занялся вопросами тюремн. заключения, как основной меры наказания. Здесь приходится упомянуть об англичанине Говарде (см.), объездившем места заключения во всей Европе и давшем подробное описание состояния их, привлекшее к себе всеобщее внимание. Говард впервые высказал кажущиеся ныне элементарными мысли о необходимости санитарных мероприятий, государственного продовольствования заключенных, разъединения их по полу и возрасту, обособления несостоятельных должников от преступников и пр. Почти одновременно с ним тюремн. реформой занялись квакеры, которые в Америке образовали «Общество облегчения тяжелого положения заключенных» и выработали план тюремн. заключения, основанного на идее раскаяния и морального возрождения, или так наз. пенитенциарной системы (poenitentia — раскаяние). Система эта была основана на трех принципах: труде, одиночной изоляции и покаянии. Уже к концу XVIII в. в ряде штатов были построены пенитенциарии по этой системе, среди которых особенно известными были бостонский и филадельфийский. В 1778 г. идея пенитенциария, построенного на началах санитарии, труда, одиночного заключения и религиозного воспитания, была воспринята английским законодательством по проекту, составленному Блэкстоном, Эденом и Говардом. На ряду с тем выступил Бентам со своим проектом «паноптикума», т.-е. особого устройства в виде широкой башни с рядами расположенных внутри камер. Следует отметить, что и у нас вопросы тюремной реформы заинтересовали Екатерину II. В Учреждении о губерниях 1775 г. мы находим ряд постановлений о строении тюремном, навеянных докладами о постановке смирительных домов (Zuchthaus) в Риге и нек. других городах Прибалтики. В 1788 г. был выработан проект положения о Т., построенный на идеях Говарда, но он даже не был опубликован.

Из движения конца XVIII в. выросли три основных пенитенциарных системы: пенсильванская, обурнская и система классификации. Пенсильванская, осуществленная при постройке в 1818 г. пенитенциария в г. Филадельфии, исходила из взгляда на гибельность всякого общения между заключенными в Т. Средством против этого явилось строгое одиночное заключение в течение всего дня, при чем для нравственного воздействия на заключенных допускались посещения их членами местной администрации, судьями и представителями обществ патроната; все остальное время заключенные должны были проводить в одиночестве, предаваясь размышлению и физическим упражнениям, не имевшим, однако, характера производительного труда. Обурнская система, названная по имени Т. в г. Обурне (шт. Нью-Йорк), выстроенной в 1816 г., несколько смягчала одиночное заключение. Она допускала производство общих работ в течение дня при условии соблюдения полного молчания; на ночь заключенные размещались по тесным одиночным камерам. Наконец, система, принятая в Англии со времени закона 1784 г., принимая общее заключение, требовала разделения заключенных по полу и возрасту и вводила классификацию их на пять категорий (осужденные за тяжкие преступления, осужд. за легкие преступления, осужд. за проступки, обвиняемые и несостоятельные должники); о положении заключенных должны были заботиться общества патроната, начавшие создаваться здесь с конца XVIII в. В 20-х и 30-х годах XIX в. внимание европейских правительств было привлечено к двум первым, американским системам. В 1835 г. делегаты Англии, Франции, Пруссии и Бельгии в подробностях ознакомились на месте с пенсильванской и обурнской системами, и в литературе разгорелся живой спор об их относительных преимуществах. В результате, с этого времени обе системы начинают находить себе осуществление и в Европе. Франция, Пруссия и Бельгия вводят у себя систему одиночного заключения, Англия — обурнскую систему ночного разъединения. Отступлением от этих систем явилась женевская система, построенная на углублении принципа классификации заключенных. С 1846 г. начавшиеся по почину отдельных тюремных деятелей международные тюремные съезды много способствовали быстрому распространению этих систем. В 1871 г. эти съезды приобретают характер постоянной организации и начинают собираться регулярно через пятилетние промежутки времени. Эта организация существует и поныне в виде международной пенитенциарной комиссии. После войны IX междунар. пенитенциарный съезд происходил после 15-летнего перерыва в Лондоне, в авг. 1925 г., а в сент. 1930 г. имел место X съезд в Праге.

Работы межд. съездов во многом способствовали развитию тюрьмоведения как научной системы. Но до начала XX в. почти все вопросы, обсуждавшиеся на них, касались отдельных сторон тюремн. жизни, признавая одиночное заключение за наилучшую систему. Лишь за последние годы вера в нее сильно поколебалась, и на смену ей стала выдвигаться ново-английская, или прогрессивная система, начавшая складываться здесь чисто практическим путем с 50-х годов XIX в. Она получила свое завершение в ряде законов, последние из которых относятся к 1907—1908 гг. Английская прогрессивная система слагается из трех этапов: кратковременного одиночного заключения в начале (сроком от 1 до 3 мес.), затем главная часть наказания отбывается в виде общих работ с одиночным разъединением на ночь, наконец, в случае хорошего поведения, на последнюю часть срока заключенный досрочно освобождается под условием хорошего поведения или же (по ирландскому типу) направляется в особого типа «переходные Т.», где пользуется относительно большой свободой. Одновременно с делением на эти стадии, английская система удерживает принцип классификации заключенных на разряды. С 1903 г. здесь введены три разряда: лучший («звездный»), промежуточный и разряд рецидивистов, при чем лица, состоящие в том или ином разряде, пользуются различными льготами (бо́льшим числом свиданий, перепиской, более высокой расценкой труда и пр.). Прогрессивная система покоится на стремлении вызвать активность заключенного в труде, прилежание к образовательным занятиям и хорошее поведение путем создания перед ним перспективы больших облегчений тюремн. режима и более быстрого освобождения. Все успехи его на этом пути оцениваются определенным способом (марочная система), так что перевод и освобождение не зависят исключительно от усмотрения администрации места заключения. В то время как одиночная система на долгие годы изолировала заключенного от всякого общения с окружающим миром и не допускала даже сношений внутри самой Т., прогрессивная система постепенно расширяет пределы свободы общения, допускаемой для заключенных, вводя даже такие меры, как устройство общих лекций, увеселений, спортивных упражнений и пр. Распространение прогрессивной системы по континентальной Европе началось лишь после войны. Она, с некоторыми изменениями, принята исправительно-трудовым кодексом РСФСР 1924 г., основными положениями общеимперской тюремной организации в Германии в 1923 г., бельгийской и португальской реформами 1919 г. и пр. Лондонский межд. конгресс 1925 г. также решительно высказался в ее пользу. Последний межд. пенит. конгресс 1930 г. в Праге дает следующую оценку роли одиночной системы: «Одиночная система должна быть рассматриваема лишь как органическая часть прогрессивной системы;… в отношении подследственных, по общему правилу, должно быть применяемо одиночное заключение;… по отношению к краткосрочным заключенным система дневного одиночного заключения имеет как свои преимущества, так и свои недостатки, которые можно устранить посредством надлежащего врачебного обслуживания и классификации заключенных; для долгосрочного лишения свободы, по общему правилу, следует заменить одиночное заключение прогрессивным пенитенциарным режимом в условиях общего заключения; можно также, по просьбе самого заключенного, поскольку то представляется возможным, согласиться на одиночное содержание его в течение всего времени». Вместо одиночного заключения резолюция конгресса рекомендует систему ночного разобщения, но признает для отдельных стран допустимой и систему общих камер или дортуаров, находящихся под надлежащим наблюдением.

На ряду с прогрессивной системой за последнее время все более развивается система дифференциации Т. От старой Т.-казармы, предназначенной для различных категорий преступников, совершается переход к местам заключения специальных типов. Первый такой тип наметился для молодых преступников, не обнаруживающих большой запущенности, но все же уже склонных к повторению преступлений. Он выработался сначала в Сев. Америке, где получил название системы реформаторий. Первая реформатория была устроена Броквеем в г. Эльмайра (Нью-Йорк) в 1871 г. Она ставила своею целью физическое и моральное оздоровление заключенных путем дисциплины, труда и хорошо поставленного профессионального образования и физических упражнений. Для достижения этой цели были усвоены не только начала прогрессивного перехода от одной стадии к другой в зависимости от проявляемых успехов и поведения, но и введена известная неопределенность срока заключения. Заключенные здесь не «отбывают» известный срок, а проходят определенный курс обучения и тренировки, пользуясь льготами, обычно неизвестными другим местам заключения. Система реформаторий широко распространилась по Америке. С 1905 г. в несколько видоизмененной форме она вводится в Англии в Т. г. Борсталь для молодых преступников до 21 г., а законом 1908 г. она, под именем борстальской системы, находит здесь общее признание. Главное отличие этой системы от типа реформаторий сводится к тому, что срок заключения определяется судом (от 1 до 3 лет), проводится последовательно прогрессивная система с обязательным патронированием по выходе из учреждения. С 1921 г. по типу борстальских учреждений стали создаваться Т. для молодежи (Jugendgefängnisse) и в отдельных местах Германии. У нас декрет 4 марта 1920 г. предусмотрел устройство реформаторий для несовершеннолетних правонарушителей. Но свое осуществление они стали получать лишь после издания Исправ. труд. код., который ввел много черт этой системы в создаваемые им трудовые дома для несовершеннолетних правонарушителей и для правонарушителей из среды рабоче-крестьянской молодежи.

На ряду с реформаториями намечаются и создаются специальные места заключения и других типов: для душевно-больных преступников (они имеются в отдельных штатах Америки, в Англии, Италии), для преступников умственно-отсталых и психопатов, признанных вменяемыми; для преступников-тунеядцев (работные дома), для преступников-алкоголиков (Т.-реформатории), наркоманов, места длительного заключения для профессиональных преступников и пр.

Помимо разделения мест заключения по характеру заключенных, происходила дифференциация их в зависимости от характера применяемого в них труда. Долгое время на Западе, вследствие борьбы рабочих союзов против конкуренции дешевого труда заключенных, труду в Т. придавался характер непроизводительной траты мускульных усилий. Так, в старых английских каторжных Т. применялись особые аппараты (ручные и ступальные мельницы и пр.), которые без всякой пользы должен был двигать осужденный; во французских bagnes этой же цели служило бессмысленное перетаскивание ядер на тюремном дворе. Постепенно, по мере улучшения условий и оплаты труда в стране, оппозиция рабочих против труда заключенных ослабевает. Производительный труд в Т. вводится сначала в виде грубых, неквалифицированных работ (щипанья пеньки, витья канатов, шитья грубых мешков), затем появляются различные ремесла; в отдельных более крупных местах заключения вводится машинное оборудование, и постепенно долгосрочные Т. принимают индустриально-фабричный характер (это особенно сильно развито в Америке). С 90-х годов XIX в. начинают развиваться при местах заключения сельскохозяйственные работы (огороды, фермы, лесные разработки), а несколько позднее появляются с.-х. трудовые колонии, заменяющие собою закрытые места заключения. В настоящее время с.-х. трудовые колонии существуют в Венгрии, Швейцарии, Бельгии, Греции, СССР. В Англии труд заключенных утилизируется для общественных работ и постройки новых Т.

В течение последнего полувека почти все стороны тюремной организации подверглись обстоятельному изучению. Вопросы организации, управления местами заключения, тюремной архитектуры, санитарии, классификации заключенных, правила внутреннего режима и дисциплины, тюремн. труд, образовательная работа с заключенными, самоуправление в Т., помощь заключенным, порядок освобождения из мест заключения и мн. др. входят в курсы тюрьмоведения, или пенитенциарной науки. Такие курсы стали читаться в университетах (у нас с 1885 г. в петербургском университете проф. Фойницким). Работники мест заключения получают специальную подготовку на особых курсах, где они усваивают разнообразные науки, связанные с тюрьмоведением. Организация таких курсов у нас началась с 1917 г. Прогрессирует и научное изучение влияния тюремн. заключения на состояние и поведение заключенных и изучение тюремн. быта (так наз. тюремная психология). При больших Т. создаются кабинеты и лаборатории для изучения антропологических, психопатологических и социальных особенностей представителей преступного мира. Устраиваются Т.-распределители, в которых производится распределение заключенных соотвественно представляемым ими особенностям, и Т.-клиники, проводящие энергичные методы лечения тех заключенных, которые страдают физическими и психическими болезнями (такая Т.-клиника в 1925 г. открыта в Нью-Йорке на месте бывшей Т. Синг-Синг). Т., которая раньше представляла замкнутый в себе особый мир («мир отверженных»), все теснее связывается с обществом посредством углубления образовательной и просветительной работы в ней, работы обществ патроната и ослабления строгости тюремн. режима.

С постепенным исчезновением системы одиночного заключения, основанного на идее исправления преступника путем раскаяния и саморазмышления, все более выдвигается идея приспособления его к общественной жизни путем приучения к труду, развития внутренней дисциплины поведения, поднятия его самосознания и физического оздоровления. В этой новой постановке места заключения должны стать с течением времени средствами временной изоляции социально-неприспособленных индивидов, в течение которой они подвергаются реформирующему воздействию. Эта мысль находит постепенное себе признание даже в буржуазных странах. Так, на межд. пенитенц. конгрессе в Праге 1930 г. задачи тюремного заключения формулированы следующим образом: «Для лучшего обеспечения защиты общества, исполнение наказания лишением свободы должно способствовать воспитанию и исправлению заключенного всеми средствами, предлагаемыми современной педагогикой. Режим должен развивать физические способности осужденного и иметь в виду его моральное и умственное воспитание, используя для этой цели криминолого-биологическое изучение заключенных и распределение их на категории соответственно влиянию, оказываемому на них воспитанием». Для тех же индивидов, которые трудно поддаются такому воздействию, места заключения должны стать домами призрения, лишенными элементов сурового режима. Существовавшее раньше разделение мест заключения на виды по степени суровости режима (каторжные Т.; см. каторга), исправит. Т., крепости, арестные дома и пр.) уже постепенно вымирает. В ряде уголовных кодексов мы находим лишь деление на два вида (лишение свободы, сопряженное с принудительным трудовым режимом, и так наз. непозорящее лишение свободы — custodia honesta, где заключенному предоставляется значительно большая свобода). Уголовные кодексы советских республик вместо того проводят принцип так наз. индивидуализации тюремн. режима, применительно к особенностям того или иного типа преступников. Срок заключения имеет тенденцию стать относительно-неопределенным, т.-е. определяемым не заранее судом, а устанавливаемым для каждого заключенного особыми комиссиями в зависимости от проявляемого им исправления и социальной приспособленности. Такие неопределенные сроки приняты пока в некоторых американских штатах, а также в Норвегии для привычных преступников, но резолюции последних пенитенциарных конгрессов рекомендуют значительно более широкое применение их. Последняя стадия тюремн. заключения уже почти повсюду строится как условное освобождение, при котором освобождаемый подвергается некоторому испытанию на свободе. При этом в ряде случаев ему оказывается социальная помощь в целях вхождения в трудовую жизнь.

Однако, действительность далеко отстает от современных пенитенциарных идей. Проведение их в жизнь тормозится, гл. обр., недостатком средств, необходимых для перестройки старых мест заключения, отсутствием достаточного числа подготовленных работников и пр. Но тюремн. реформа все же проводится в ряде стран, особенно после войны: она ныне осуществляется в Германии, Бельгии, Португалии, Сев. Америке и др. (Об исправительных учреждениях в СССР см. XLI, ч. 3, 151/55).

Литература. Фойницкий, «Учение о наказании в связи с тюрьмоведением», 1889; Таганцев, «Лекции по русскому уголовному праву», т. II, 1902; Познышев, «Основы пенитенциарной науки», 1924; Гернет, «В тюрьме», 1925; Люблинский, «Очерки современного суда и наказания в Англии», 1911; Ширвиндт и Утевский, «Советское пенитенциарное право», 1926; Wines, «Punishment and reformation», N.-Y., 1910; Sutherland, «Criminology», 1925; Gillin, «Criminology», 1928; Krohne, «Lehrbuch der Gefängniskunde», 1889; Holtzendorff und Jagemann, «Handbuch des Gefängniswesens», 1888; Kriegsmann, «Einfürung in die Gefängniskunde»; Cuche, «La science pénitentiaire», 1902; «Проблемы преступности», вып. 1 изд. Госуд. Института по изучению преступника, М., 1926.

П. Люблинский.