ЭСГ/Соучастие

Соучастие
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Собат — Социализм. Источник: т. 40 (1927): Собат — Социализм, стлб. 255—259 ( скан ) • Другие источники: ЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Соучастие. Понятие С. охватывает те случаи, когда выполнение преступного деяния является результатом коллективной воли или коллективной деятельности двух или более лиц. Учения o С. развились еще в средневековой юриспруденции, и оттуда, постепенно усложняясь, перешли в науку угол. права нового времени; лишь за последние годы заметны попытки упрощения и ограничения этого понятия.

При наличности стечения нескольких участников преступного деяния возникают сложные вопросы о том: 1) каковы общие условия, при которых устанавливается C., 2) какие виды С. возможны и 3) в какой мере ответствует за преступный результат каждый из соучастников.

Общими условиями С. являются: 1) вменяемость каждого участвующего лица. Если преступник для выполнения преступления прибегает к помощи лиц невменяемых или действует чрез их посредство, то имеется лишь т. н. посредственное виновничество, a не C.; 2) виновность каждого участвующего, т.-е., умысел на совершение деяния. Неосторожное С. мыслимо теоретически и находит защитников (напр., Н. Сергеевский), но признание его приводит к чрезмерному расширению круга наказуемых соучастников и требует от каждого человека чрезмерной предусмотрительности, вследствие чего оно отвергается положительным правом. Что касается умышленного C., то здесь спорным является вопрос, на что должен быть направлен умысел: на последствие ли, составляющее цель общей деятельности (напр., на лишение кого-либо жизни), или только на то действие, которое выполняет виновный (напр., доставление яда, устранение препятствия). Теоретически правильно лишь первое решение, но при этом умысел должен пониматься не только как желание, a и как эвентуальный умысел, т.-е., допущение определенного последствия в будущем; 3) общность умысла. Наиболее простым его выражением является соглашение. Позднейшая доктрина присоединила к этому знание о присоединяющейся деятельности другого, т.-е., заведомую деятельность сообща. На этом покоится деление С. на С. по предварительному соглашению (заговор) и С. без него (скоп). Точное разграничение этих двух видов С. составляло предмет многочисленных споров в законодательных мотивах и научных исследованиях: одни требовали явно выраженного согласия в противоположность молчаливому, другие — договора, в противоположность простому содействию, третьи — клятвенного подтверждения участия, четвертые — предварительного сговора и т. д. Юридическое различие этих двух видов сводилось к тому, что при С. по предв. соглашению (заговоре, комплоте) презумировалась известная круговая порука участников; все они, независимо от той роли, какую играли в учинении преступления, наказывались, как главные исполнители. Эксцессы отдельных исполнителей или, наоборот, отказ от покушения равным образом отражались на остальных, и доктрина тщетно старалась теми или иными суррогатами стеснить эту солидарность вины. Напротив того, при внезапном С. вина устанавливалась в зависимости от значения действий, выполненных отдельными участниками для достижения преступного результата. Новые законодательства не различают этих видов С.; 4) участие в деятельности, направленной на выполнение преступного деяния. В отличие от простого виновничества, здесь деятельность преступника приводит к результату не сама по себе, а в связи с деятельностью других участников. Она может выражаться в самых разнообразных формах: склонении других к учинению преступления (подстрекательство), доставлении средств, даче советов, устранении препятствий (пособничество), в участии в действиях, выполняющих состав преступления (главное виновничество). Старая доктрина причисляла сюда еще и прикосновенных лиц: попустителей, недоносителей, укрывателей. Участие в деятельности, как условие C., однако, не всегда признавалось необходимым. Создавшаяся в начале XIX в. теория комплота учила, что при С. по предварительному соглашению общая ответственность наступает уже после соглашения, независимо от того, участвовал виновный в деятельности или нет. Фейербах учил, что в соглашении как бы имеется уже скрытая деятельность в форме взаимного подстрекательства. Эта теория перешла в баварское улож. 1813 г., a оттуда в ряд кодексов, в том числе и в русское улож. о нак. 1845 г. Она была разрушена критикой Бара и Шютце и впервые устранена из кодекса Германией (ст. 47 ул. 1870 г.), ясно указавшей, что для С. необходима и совместная деятельность в одной из указанных выше трех форм. Примеру Германии последовал ряд стран, в том числе и наше уг. ул. 1903 г., ст. 51 которого требовала: 1) соглашения или заведомой деятельности сообща и 2) участия в деятельности в форме подстрекательства, пособничества или исполнения. Одно соглашение, без последующей деятельности, рассматривалось, как участие в сообществе для учинения преступления и каралось лишь в особых случаях (ст. 102, 118, 431, 457, 564 уг. ул.).

Виды соучастия. Основное деление улож. о нак., упраздняемое новым уг. улож. (до революции), предусматривало С. по предв. соглашению — заговор и С. внезапное — скоп. Особым случаем первого являлась шайка, когда соглашение происходит на ряд преступных деяний. Шайка, впрочем, каралась и как преступное деяние особого рода (ст. 922—930 ул. о нак.). Доктрина выставляет далее некоторые специальные виды С. Таковы: С. необходимое, когда преступный состав деяния может быть воспроизведен не иначе, как совместной деятельностью нескольких лиц, напр., при поединке, восстании; С. в особенных преступлениях, т.-е., в тех, где субъектом могут быть только определенные категории лиц (напр., подстрекательство со стороны неслужащего к должностному преступлению, пособничество в воинском преступлении). Случаи последнего рода назывались лишь постольку, поскольку они образуют состав общего преступления, или если особо предусмотрены уложением.

Ответственность соучастников. Улож. о нак. в связи со стремлением к установлению в законе точных размеров наказания для каждого случая, вводило крайне дробное различие соучастников, точно определяя меру ответственности каждого. В С. внезапном различались главные виновники и участники. В С.-заговоре — зачинщики, сообщники, подстрекатели, пособники; участники в свою очередь разделялись на более и менее важных, пособники — на необходимых и не необходимых. При этом главные виновники, зачинщики и подстрекатели подвергались высшей мере наказания; сообщники и пособники — нормальному наказанию; участникам более важным и не необходимым пособникам наказание смягчалось на одну степень; участникам менее важным и лицам прикосновенным — на две степени и т. д. Это порождало крайнюю казуистику в различии отдельных видов соучастников, установить ясные грани в которой тщетно старалась доктрина. Новое Улож. знало только три вида соучастников: исполнителей, подстрекателей и пособников, и для всех них устанавливало по общему правилу одинаковую наказуемость. Только для пособника, помощь которого была несущественной, возможно было смягчение наказания в порядке ст. 53 Ул. Особые личные отношения и условия, определяющие, усиливающие или уменьшающие наказуемость кого-либо из соучастников, не влияли на ответственность других. Соучастник, отказавшийся от С. и принявший своевременно все зависевшие от него меры к предотвращению преступления, освобождался от наказания.

П. Люблинский.