ЭСГ/Соссюр, Теодор

Соссюр
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Собат — Социализм. Источник: т. 40 (1927): Собат — Социализм, стлб. 221—226 ( скан )


Соссюр (Saussure), Теодор, знаменитый ученый, известный своими исследованиями в области химии и физиологии растений. Род. в Женеве в 1767 г., ум. там же в 1845. Сын известного исследователя Альп и физика Ораса Бенедикта C., был профессором минералогии Женевской Академии (без обязанности читать лекции). Вместе с Сенебье и Гельзом может считаться основателем физиологии растений. Особенно известен своей небольшой, но замечательной по точности примененных им методов исследования книгой „Recherches chimiques sur la végétation“ (Génève, an 12, 1804). Исследования C., вошедшие в состав этой книги, касались, главным образом, трех основных вопросов физиологии растений: газового обмена, всасывания растворов корнями и состава и значения золы растений (см. агрономическая химия).

В газовом обмене С. остановился на двух его важнейших проявлениях: на разложении углекислого газа с выделением кислорода — на том, что в настоящее время называется процессом усвоения углерода, — и на поглощении кислорода, сопровождающемся выделением углекислоты, т.-е., на том, что в настоящее время признается за дыхание растения.

Усвоение углерода. Опыты С. в этом направлении были в сущности повторением классических опытов Пристли. Между тем как его ближайшие предшественники Ингенгуз и Сенебье предпочитали более наглядную форму опыта, принадлежавшую Бонне, С. приступил к своим опытам, вооружившись новыми методами сделавшей за этот небольшой промежуток времени такие громадные успехи молодой науки — химии. Он помещал испытуемые растения (барвинок, мяту и пр.) в широкий цилиндрический стеклянный сосуд, опрокинутый над плошкой с ртутью. Сосуд наполнялся смесью атмосферного воздуха и углекислоты и выставлялся на солнечный свет на несколько дней. Зная состав взятой смеси, С. анализировал ее после опыта и таким образом мог определить количества исчезнувшей углекислоты и появившегося кислорода. Кислород он определял не приемом Пристли (окисью азота), a более точным методом Джоберти, посредством фосфора (в коленчатой трубке при нагревании). Это были, следовательно, первые опыты, где листья находились в нормальной среде и возможен был общий учет газов, но углекислоту приходилось брать в количествах, значительно превышавших ее нормальное содержание в атмосферном воздухе. Меняя это количество, С. мог доказать, что избыток ее вреден (что было известно и Сенебье), и мог даже определить, что наилучшее содержание ее приблизительно 8%. Но в это исследование, как показал Буссенго, вкралась экспериментальная ошибка, вследствие которой в конце опыта оказывался избыток азота, что привело С. к превратному выводу, будто растение выделяет азот. Другой ошибочный вывод был им сделан, когда на основании опыта с пестролистным растением он заключил, что присутствие зеленой паренхимы (как выражался Сенебье) не является необходимым условием разложения углекислоты. Это противоречие разъясняется, как известно, тем, что цветная (красная, почти черная) окраска листьев принадлежит кожице листа, паренхима же у них содержит хлорофилл, как у нормально зеленой. Данные, полученные эвдиометрическим путем, С. дополнил еще данными, приобретенными путем взвешивания. Он доказал, что процесс разложения углекислоты сопровождался увеличением сухого веса исследуемых растений, a затем, тщательно обугливая это сухое вещество, показал увеличение веса угля — очевидно, происходившее через отложение углерода углекислоты. Далее, сравнивая привес сухой массы с привесом углерода и убедившись, что первый всегда превышает второй, он сделал вывод, что отложение углерода сопровождается присоединением элементов воды в процессе образования органического вещества. Эти классические опыты замечательны по простоте и точности их постановки и ясности выводов. И если С. не совсем удачно высказывал сомнения, не происходит ли иногда разложение углекислоты и в отсутствии света, то в конечном итоге все же приходит к выводу, что „разложение углекислоты не может происходить в отсутствии света“.

Дыхание. Еще многочисленнее были исследования С. в области дыхания растений, т.-е., процесса поглощения кислорода и выделения углекислоты, в вопросе, уже поднятом Ингенгузом и еще ранее его известн. швед. химиком Шееле. С. указал на полную связь между двумя стадиями этого процесса и на значение его для жизни растения, так как в отсутствии кислорода рост задерживается, и самая жизнь прекращается, a более энергично его проявление в частях более молодых и особенно ясно обнаруживающих свои жизненные отправления — в листьях, почках, семенах, цветах и т. д. Далее он указал на отличие этого процесса от другого, встречающегося в явлениях брожения и в любопытном процессе, наблюдаемом у кактусов и состоящем в выделении углекислоты „цельностью“, т.-е., без предварительного поглощения кислорода. Мысль, высказанная его отцом, что органическое вещество почвы (перегной) должно бы было накопиться в гораздо более значительном количестве, чем оно встречается в природе, и что, следовательно, рядом с процессом образования перегноя, должен существовать и процесс его уничтожения, навела С. на предположение, что и здесь происходит процесс, аналогичный поглощению кислорода и выделению углекислоты, что и было им доказано точными опытами.

Всасывание растворов корнями. Изучив отношение воздушных органов к газам, С. перешел к корням, и первый вопрос, на котором он остановился, было отношение их к жидким источникам пищи, так как он не признавал питания растения на счет твердых частей почвы, хотя и указывал на возможность взаимодействия между растением и твердым телом, приводя в пример разлагающее действие на горные породы лишайников. Опыты поставлены им были крайне просто, но привели к двум его известным законам, лежащим в основе явлений принятия растворенных веществ растением. Он брал растения, предпочтительно растущие на залитой водою почве, тщательно обмывал корни, оставлял их несколько дней в дестиллированной воде, чтобы дать зажить случайно пораненным местам, a затем помещал в сосуд с испытуемыми растворами, оставляя их до тех пор, пока растение всасывало половину данного ему раствора. В первом ряде опытов брались простые растворы, во втором — смеси веществ. Из первого ряда он вывел свой первый закон, что раствор поступает не в такой концентрации, в какой доставлен, a в меньшей, так как в остающейся половине раствора концентрация оказывается выше первоначальной. Из этого он делает вывод, что явление заключалось не в простом физическом поступлении в силу испарения, a было сложнее. Объяснение этому факту было дано позднее Вольфом, когда Грэамом были открыты законы диффузии. Во втором ряде опытов С. открыл второй свой закон, что вещества поступают не в том же отношении, в каком доставляются, но не мог дать объяснения для этого факта, из которого некоторые ученые полагали вывести учение о способности растения к выбору своей пищи. С. этого не допускал, но не дал и удовлетворительного объяснения; оно было дано позднее Кнопом, Дэгереном и др.

Состав золы растений. С. первый доказал необходимость для питания растения составных начал его золы. Он показал, что распределение золы не случайное, что наиболее богаты ею молодые, растущие части растения. Далее он показал, что главную часть золы составляют щелочи (исключительное значение одной из них, калия, доказано уже после него) и фосфорная кислота, и тем положил основание учению о минеральных удобрениях, позже развитому Гемфри Дэви и Либихом. Он же, на основании малой растворимости в воде перегнойных веществ, выдвинул тот же аргумент, который был позднее использован Либихом, как доказательство ничтожной роли органических веществ почвы в питании растения.

Таково было содержание этой небольшой книжки, доставившей ее автору справедливую и прочную славу и по справедливости признанной классической (она вошла в состав Оствальдовской библиотеки „Классиков естествознания“). Из позднейших трудов С. обращает на себя внимание изучение температуры различных частей цветка в зависимости от их дыхания: он показал, что температура половых органов цветка, особенно тычинок, значительно превышает температуру покровов цветка, что связано с их наиболее энергичным дыханием. Одной из последних работ его было тщательное определение содержания углекислоты в атмосфере; данная им величина 0,0004 долгое время считалась окончательно установленной, пока полученная более точным Петтенкоферовским способом очень близкая цифра 0,0003 не заменила ее. В последние годы своей деятельности С. изучал явления брожения, в том числе и процесс окисления водорода, в последнее время обративший на себя внимание бактериологов. Сведения о жизни С. крайне скудны; они ограничиваются несколькими строками в энциклопедиях и биографических словарях. За свою книгу он был избран членом-корреспондентом Парижской академии, не уклонялся он, повидимому, и от общественной деятельности в качестве члена кантонального совета.

К. Тимирязев.