ЭСБЕ/Японско-русская война 1904—05 г.

Японско-русская война 1904—05 г.
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Яйцепровод — Ижица. Источник: т. XLIa (1904): Яйцепровод — Ѵ, с. 797—803 ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 928—931 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Японско-русская война 1904 г. (Общие причины войны — см. Япония) — В марте 1902 г. Россия, в видах охраны Восточно-Китайской жел. дороги, оккупировала своими войсками Маньчжурию, обязавшись эвакуировать ее в три срока; последним было 8 окт. 1903 г. Обязательство это исполнено не было на том основании, что состояние Китая не гарантировало безопасности русской железнодорожной линии. В июле 1903 г. начался дипломатический обмен мнений между Россией и Японией, касавшийся сперва одной Кореи, потом Кореи и Маньчжурии. Переписка по этому вопросу не опубликована, и содержание ее известно только в общих чертах. Насколько известно, Россия соглашалась признать протекторат Японии над Кореей, под условием предоставления ей двух опорных пунктов в Корее, Мозампо и Мокпо, необходимых для обеспечения коммуникационной линии Порт-Артур — Владивосток. Япония не соглашалась, считая, что обладание этими гаванями создает господство над Корейским проливом, недопустимое с точки зрения интересов Японии. Это мнение Япония высказала в ноте 21 декабря 1903 г., в которой она сверх того требовала: 1) поддержания политики открытых дверей в Маньчжурии и предоставления там одинаковых прав торговле всех стран, при чем Япония выражала готовность отказаться от тех привилегий, которыми она там до тех пор пользовалась; 2) признания того, что в Корее Япония имеет интересы преимущественно перед другими державами; 3) эвакуации Ионампо (гор. на р. Ялу), так как его оккупация препятствует открытию р. Ялу для иностранной торговли. Затем Япония, «не выждав даже получения последних ответных предложений Правительства Нашего, — говорится в Высочайшем манифесте об объявлении войны, — известила о прекращения переговоров и разрыве дипломатических сношений с Россией». Это произошло 24 января 1904 г., причем в ноте, переданной графу Ламздорфу, было сказано, что, не видя надобности длить долее переговоры, ставшие бесполезными, Япония отзывает свое посольство из Петербурга и оставляет за собой право прибегнуть для защиты своих интересов к тем «независимым действиям», какие она сочтет нужными. Россия тоже отозвала свое посольство из Токио, возлагая на Японию ответственность за последствия, могущие произойти от такого прекращения дипломатических сношений. Для уяснения международного положения начавших войну держав необходимо иметь в виду договор 30 января 1902 г. между Англией и Японией (см. Япония), в силу которого Англия обязана поддержать Японию, если ей придется вести войну сразу с двумя какими-либо державами. Ответом на этот договор была франко-русская декларация 3 (16) марта 1902 г., коей подтверждалось тождество интересов Франции и России на Востоке; хотя и не прямо, но из нее вытекает, что в случае войны России с двумя державами Франция обязуется поддержать Россию. Таким образом Китай своим вмешательством в войну может обратить столкновение между Россией и Японией в мировую войну. Очевидно, опасаясь этого, Япония еще 7 января 1904 г. обратилась к Китаю с мотивированным увещанием хранить строжайший нейтралитет в случае могущей воспоследовать войны России с Японией. Для определения собственно военных сил воюющих держав в начале войны нужно иметь в виду, что война должна была вестись одновременно на море и на суше. Морские силы обоих противников легко поддаются учету.

В Великом океане:

  У России У Японии
Число
судов
Тоннаж Число
орудий
Число
судов
Тоннаж Число
орудий
Эскадренных броненосцев I кл.     7     84028 526 6 85496 376
»Эскадренных» броненосцев II кл. 0 0 0 1 7335 16
Броненосных крейсеров 4 33297 228 9     76230 337
Крейсеров I класса 5 31960 186 0 0 0
»Крейсеров II класса 2 6200 31 10 41089 302
»Крейсеров III класса 0 0 0 8 21640 147

Некоторый перевес оказывался, таким образом, на стороне Японии и был еще более значителен, если принять во внимание еще канонерки, контр-миноносцы, миноносцы и всякие вспомогательные суда; но этот перевес Японии мог обратиться в значительный перевес России, если бы на помощь великоокеанскому флоту пришла эскадра адм. Вирениуса (броненосец «Ослябя» и крейсер «Дмитрий Донской»), бывшая перед началом войны на пути туда, но получившая приказ вернуться, или, тем более, русская балтийская эскадра. Относительная слабость русской эскадры увеличивалась тем, что война застала ее разделенной на 3 части:4 крейсера («Рюрик», «Россия», «Громобой», «Богатырь»), под командой капитана (потом контр-адм.) Рейценштейна (позднее, с переходом Рейценштейна в Порт-Артур, под командой контр-адм. Йессена) стояли во Владивостоке, крейсер «Варяг» — в Чемульпо, остальные суда — в Порт-Артуре. Определить взаимное отношение сухопутных сил гораздо труднее. Общая численность армии, которую может мобилизировать Россия, в несколько раз больше японской; но Япония могла перебросить на театр войны почти всю свою армию, а как велика провозоспособность Сибирской железной дороги и сколько человек могла сосредоточить и прокормить Россия в Маньчжурии, долженствовавшей стать театром военных действий — сказать теперь невозможно. Численность русской армии, находившейся в Маньчжурии перед началом войны, измерялась десятками тысяч солдат, никак не более. У Японии там вовсе не было войска. Трудно определить финансовые средства, которыми Россия и Япония могли располагать для войны. Русская роспись на 1904 г., составленная без расчета на войну, была сведена с дефицитом в 195 милл. руб., который надлежало покрыть из свободной наличности (312 милл. руб.). Как только началась война, был произведен новый выпуск ассигнаций на 50 милл. и объявлено о сокращении бюджетных исчислений на 134 милл. (из них 75 — из кредитов на постройку новых железных дорог и улучшение старых, 18 — из кредитов на улучшение водных путей сообщения). Составившиеся таким образом средства не могли покрыть требований военного времени, так как по самым скромным расчетам война требовала не менее 50 милл. руб. в месяц, и кроме того, подрывая торговлю и промышленность, неблагоприятно отражалась на поступлении государственных доходов. Поэтому весной 1904 г. был заключен в Париже 5%-й заем на сумму 300 милл. руб., а в августе объявлено о выпуске нового внутреннего займа на 150 миллионов рублей шестью сериями по 25 миллионов. Увеличен сбор с пассажирских билетов в пользу Красного Креста с 5 коп. до 10 коп. На экономическом состоянии России война сразу отразилась очень тяжело; множество фабрик должны были прекратить работу; особенно пострадала нефтяная промышленность, вследствие затруднения вывоза из портов Черного моря; на рабочем рынке появилось исключительно большое число свободных рабочих рук; торговые обороты сильно пали. На финансах России, насколько можно судить по опубликованным данным, первые шесть месяцев войны не отразились особенно заметно. Запас золота в казначействе и государственном банке, равнявшийся 1 января 1904 г. 899 милл., а 1 февраля — 920, начал понижаться, но очень медленно; к 1 мая он достиг 843 милл., причем параллельно шло увеличение пассива банка вследствие увеличения числа ассигнаций в обращении. Затем (вероятно, благодаря поступлению сумм от займа) золотой запас начал увеличиваться, хотя и медленно. Размеры сумм, лежащих на текущем счету казначейства в государственном банке, колебались, не обнаруживая особенно явственной тенденции к понижению. — Состояние финансовых ресурсов Японии было менее благоприятно: кроме 3 займов (двух внутренних и одного внешнего, каждый на 100 милл. иен, причем последний на очень тяжелых условиях: низкий эмиссионный курс, 6%, специальная гарантия таможенными сборами), заключенных в первые 6 месяцев войны, Японии пришлось прибегнуть к общему повышению налогов, одних на 3%, других на 5, 10, 20 и более процентов. До 15 января биржа решительно не желала верить в близость войны; русская рента стояла на курсе 99—99,5 за 100, японский 4% заем на 77—80 за 100. Обострение отношений между Японией и Россией в последней трети января произвело общую панику на бирже; японский заем упал до 64 (позднее до 60), турецкие бумаги пали на 12—14%, даже французские и английские на 2—3%; сильно пали акции русских промышленных предприятий. Сравнительно мало отразилась война на русской государственной ренте, которая к 1 февраля упала до 93 (нужно вспомнить, что южно-африканская война уже в 1900 г. понизила английские бумаги на 14%); очень сильно упали выигрышные займы (рублей на 100, т. е. на 20—25%). После первых дней паники биржа окрепла, фонды поднялись и затем в первые 6 месяцев войны стояли довольно прочно. Русская рента стояла приблизительно на 93 до середины апреля. Тюренченский бой 18 апреля привел к ее быстрому падению, достигшему в начале мая до 87 с дробью, но затем началось обратное повышение, и в конце августа, несмотря на все военные неудачи, она стояла вновь на 92—93. Объявление войны отразилось и на положении сберегательных касс: в феврале 1904 г. в первый раз за много лет число сберегательных книжек уменьшилось на 13000, а сумма вкладов на 7 миллионов (вместо обычного увеличения на несколько миллионов). Явление это объяснялось, впрочем, не только паникой (захватившей преимущественно мелких вкладчиков, со вкладами до 25 р., и то только в больших городах, т. е. преимущественно прислугу, мелких служащих и т. д.), но и необходимостью для лиц, едущих на войну (офицеров, врачей), реализировать свои средства. Уже в апреле жизнь сберегательных касс до некоторой степени приблизилась к условиям нормального времени. Главнокомандующим всеми военными силами России на Дальнем Востоке был Наместник Дальнего Востока генерал-адъютант Алексеев, главная квартира которого в начале войны была в Порт-Артуре. Командующим морскими силами 9 февраля назначен вице-адмирал Макаров, а командующим сухопутными силами, 13 февраля — ген. Куропаткин (перед тем бывший военным министром); в конце февраля первый и в середине марта второй прибыли на театр военных действий. Японским флотом командовал адм. Того, четырьмя сухопутными армиями — генералы и маршалы Куроки, Оку, Нодзу, Ноги; общий главнокомандующий назначен только в мае — маршал Ойяма. План сухопутной кампании японский генеральный штаб выработал поразительно, иногда до мелочей сходный с планом кампании 1894 года, и хотя сопротивление русских наступательным действиям японцев было несравненно серьезнее, чем сопротивление китайцев, но сражения в первые полгода войны происходили в тех же местах, как и во время войны с Китаем.

1. Первый период военных действий от 27 января до 18 апреля 1904 г.; период преимущественно морских действий и подготовительных сухопутных операций. Военные действия начались 27 января 1904 г. Японская эскадра подплыла к гавани Порт-Артура и в ночь на 27 января произвела минную атаку на русскую эскадру, в результате которой броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич» и крейсер «Паллада» получили пробоины, которые зачинить, при отсутствии хорошего дока в Порт-Артуре, оказалось возможным только к маю. Ответом на это нападение был Высочайший манифест 27 января, с объявлением войны. Мобилизированы была войска сперва в Сибири, потом в нескольких военных округах Европейской России. В правительственном сообщении 5 февраля было подчеркнуто вероломство Японии и указано, что скорых успехов ожидать, вследствие особенностей этой войны, нельзя. «Вся обстановка войны заставляет нас терпеливо ждать известий об успехах нашего оружия, которые могут сказаться не ранее начала решительных действий русской армии… Пусть же русское общество терпеливо ожидает грядущих событий, вполне уверенное, что наша армия заставит сторицею заплатить за брошенный нам вызов». Днем 27 января японская эскадра бомбардировала крепость Порт-Артур и русскую эскадру; та и другая отвечали. В результате несколько русских судов получили легкие пробоины, скоро зачиненные. В тот же день 27 янв. японская эскадра из нескольких крейсеров, под командой адмирала Уриу, войдя в гавань Чемульпо, объявила капитану Рудневу, командиру крейсера «Варяг», об открытии военных действий и предложила удалиться из гавани; начался бой, после которого крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» были уничтожены самими русскими; команда, за исключением 34 убитых, перебралась на стоявшие там же иностранные суда. Повреждения японских судов в этом бою не выяснены с достоверностью (японцы отрицают их). 29 янв. минный транспорт «Енисей», расставлявший мины в гавани, наткнулся на одну из них и погиб, с 96 человеками. Около того же времени от подобной же случайности погиб крейсер II ранга «Боярин». Так несчастливо для нас началась морская кампания: Порт-Артур был блокирован с моря эскадрой Того, русская эскадра заперта в его гавани и не могла выходить на далекое пространство от берега, ибо в открытом море, вне защиты могучих береговых батарей Порт-Артура, она была значительно слабее японцев; другая эскадра, кап. Рейценштейна, находившаяся во Владивостоке, была отрезана от порт-артурской. В течение всего февраля Того беспрестанно начинал бомбардировку Порт-Артура и порт-артурской эскадры, но без заметных результатов, так как близко к крепости он подойти не решался из опасения сухопутных батарей. Несколько раз также он делал попытки заградить вход в Порт-Артурский рейд, направляя туда свои брандеры и топя их в мелком и узком проливе; но если ему и удавалось иногда достигнуть цели, то далеко не вполне и на очень короткий срок. Только один раз, именно 20 апр., это доставило очень значительные выгоды японцам, облегчив возможность десанта в Бицзыво. Из значительного числа перестрелок и морских сражений у Порт-Артура в феврале и марте, оканчивавшихся без значительных результатов, необходимо отметить сражение 26 февр., в котором погибли один японский миноносец и один русский («Стерегущий»), причем экипаж последнего частью погиб, частью попал в плен. В марте, после прибытия в Порт-Артур вице-адмирала Макарова (XVIII, 403), русская эскадра стала выходить в море дальше от берега. 31 марта произошло значительное сражение, в котором погиб почти со всем экипажем русский миноносец «Страшный». Адмиральский броненосец «Петропавловск» наткнулся на мину (судя по всем данным — японскую, поставленную японцами за два дня до боя, а не русскую, как думали сначала), взорвался и в две минуты затонул. На нем погибли вице-адм. Макаров, знаменитый художник В. В. Верещагин и около 700 чел. экипажа; спасен вел. кн. Кирилл Владимирович. Другой броненосец, «Победа», получил от торпеды сильную пробоину в правом борту, которую зачинил только через несколько месяцев. Командующим флотом на место Макарова назначен вице-адм. Скрыдлов. Русская порт-артурская эскадра, ослабленная этим событием (в Порт-Артуре осталось способных к активным действиям 3 броненосца, с тоннажем 34000 и 179 орудиями, против 7 японских, с тоннажем 93000 и 392 орудиями), была лишена на весь апрель способности к активным действиям. Владивостокская эскадра Йессена несколько раз выходила в море и 12 апр. потопила у вост. берега Кореи близ г. Гензана японский военный транспорт «Киншию Мару», сняв предварительно с него 20 офицеров, 17 нижн. чинов и не-военных, которые сдались; остальная (значительная) часть экипажа отказалась сдаться и предпочла погибнуть. Тогда же, как и в другие свои экскурсии, владивостокская эскадра топила торговые пароходы Японии, нанося этим вред ее торговле. Но эта эскадра была слишком слаба, чтобы предупредить десант японских войск в Корее, преимущественно в Чемульпо (ближайшая гавань к Маньчжурии, которая уже в конце января была свободна от льда). Высадка производилась под защитой могущественной эскадры адм. Того, с полной безопасностью для японцев. Весь февраль, март, а может быть и апрель постепенно происходила высадка японской армии (под командой ген. Куроки), состоящей из 5 дивизий, в том числе одной гвардейской и одной резервной (около 128000 чел., при 294 орудиях). Силы эти сосредоточены были в Корее, которая сделалась таким образом ареной военных действий. Русские сосредоточили один корпус под командой ген. Засулича на правом (маньчжурском) берегу реки Ялу. В Корею навстречу японцам была двинута только казачья бригада под командой ген. Мищенко, которая исполняла более разведочную, чем боевую службу. У отдельных ее отрядов происходили многочисленные, но незначительные стычки с японцами. Самая крупная из них произошла 15 марта у Чонджу (на сев.-зап. Кореи) между 6 сотнями казаков и несколько большими силами японцев; после нескольких часов перестрелки казаки отступили на сев., с потерей 4 чел. убитыми и 14 ранеными (японские потери, по японским донесениям, приблизительно такие же). С 12 апреля японцы начали, под защитой нескольких канонерок, переправу через Ялу близ ее устья. Почти неделю происходила переправа, сопровождавшаяся битвами; 18 апр. она закончилась большим сражением корпуса Засулича с значительно превосходившими его силы силами японцев на правом берегу р. Ялу, близ Тюренчена. Сражение было принято ген. Засуличем потому, что он, вследствие случайного перерыва телеграфного сообщения, не получил своевременно приказа ген. Куропаткина об отступлении. После упорного сопротивления русские отступили к Фынхуанчену, оставив на поле битвы по офиц. данным 26 офицеров и 564 нижних чина убитыми, около 700 пропавшими без вести (большинство их, вероятно, попали в плен) и более 1000 чел. ранеными; общая сумма потерь — 2394 чел. По японским сообщениям японские потери не превышали 1000 чел. убитыми и ранеными. Этим сражением открылась сухопутная война, причем театр ее был перенесен из Кореи в Маньчжурию и, почти одновременно, на Ляодун.

2. Второй период войны, преимущественно сухопутной, борьба за Ляодунский полуостров. 18 апреля — 25 июня 1904 г. Победа при Тюренчене дала японцам возможность: 1) двигаться на запад, по направлению к линии Восточно-Китайской железной дороги (участок Гайчжоу — Хайчен — Ляоян — Мукден); 2) произвести высадку уже на самом Ляодунском полуострове. Морские операции отошли на задний план, хотя, в противоположность первому периоду японских успехов на море, второй отмечен несколькими серьезными их неудачами. После Тюренченского боя русские без сражения отдали японцам город Фынхуанчен, который стал главной квартирой генерала Куроки. Высадка на Ляодунский полуостров началась 21 апреля в Бицзыво (вост. берег); высажена 2-я армия под командой ген. Оку; позднее высажена 3-я (Нодзу) около Дакушана (СВ), еще позднее 4-ая, которой командовал, кажется, генерал Ноги; но к ней вскоре прибыл назначенный главнокомандующим маршал Ойяма, который и руководил ее действиями больше, чем действиями других армий. Армия Оку двинулась на ЮЗ. 29 апреля она заняла железнодорожную станцию Пуландян и отрезала таким образом от Маньчжурии юг Ляодунского полуострова, с его оконечностью Квантуном и находящейся на ней крепостью Порт-Артуром. Предвидя начало осады Порт-Артура, генерал-адъютант Алексеев еще за несколько дней до этого перенес свою главную квартиру в Мукден. Началась долгая и упорная осада Порт-Артура с суши, сопровождавшаяся блокадой с моря. В Порт-Артуре не было ни аппаратов беспроволочного телеграфа, ни воздухоплавательного парка, так что в первое время только изредка доносились из него вести через офицеров и солдат, пробиравшихся мимо японских сторожевых постов. 1—2 мая случились события, ослабившие морскую блокаду. 1 мая японский крейсер II ранга «Миако», вылавливая близ гор. Дальнего мины, наткнулся на одну из них и погиб (экипаж спасен). 2 мая броненосец «Хатсусе» по близости от Порт-Артура тоже погиб, наткнувшись на подводную мину; крейсер «Йошино» получил пробоину, столкнувшись в тумане с японским же судном «Кассуга», и тоже затонул; на обоих потонуло 768 чел. Броненосец «Яшима» получил пробоину и на долгий срок вышел из строя. В тот же день 2-го мая русский крейсер «Богатырь» (владивостокской эскадры) сел на риф, с которого снят только два месяца спустя, причем пробоина не зачинена до настоящего времени (20 августа). Так как к маю были починены, за исключением «Богатыря», все русские суда, пострадавшие 27 января или 31 марта, то с мая силы обоих флотов почти сравнялись; блокада Порт-Артура стала настолько слабой, что русская эскадра под командой контр-адмирала Витгефта могла выходить далеко в море, а миноносец «Лейтенант Бураков» ездил из Порт-Артура в Инкоу и обратно, привозя сведения о положении осажденной крепости и доставляя в нее военные припасы. Эскадра адмирала Камимуры, долженствовавшая следить за деятельностью владивостокской эскадры, вероятно была ослаблена тем, что из нее взяли несколько судов для подкрепления Того, и потому оказалась совершенно не на высоте своей задачи; она не замечала владивостокской эскадры, когда та проходила поблизости от нее, не могла за ней угнаться или просто не решалась вступать с ней в бой. Между тем владивостокская эскадра, особенно со времени прибытия адмирала Скрыдлова (9 мая), который, за невозможностью пробраться в Порт-Артур, прибыл во Владивосток и поднял свой флаг на крейсере «Россия», обнаружила чрезвычайную энергию. Она многократно выходила в море под командой контр-адмирала Безобразова и делала смелые набеги до самых берегов Японии, где топила торговые суда и военные транспорты. Наибольшее значение имеет произведенное ею 2 июня близ о-ва Ики (у Киу-Сиу) потопление трех транспортов: «Ицуци-мару», «Хитачи-мару», «Садо-мару» с тяжелыми орудиями для осады Порт-Артура, с военными припасами, с несколькими тысячами солдат, с несколькими миллионами денег. На суше в это время японцы подвигались вперед к Порт-Артуру. 13 мая, после упорного боя, длившегося 5 дней, ген. Оку, имея в своем распоряжении 3 дивизии, взял сильное укрепление Цзинь-Чжоу, где была одна русская дивизия генерала Фока. Потери японцев — около 3500 человек убитыми и ранеными, русских — свыше 500 человек, 68 пушек, 10 пулеметов. Взятие Цзин-Чжоу — на узком перешейке, соединяющем Квантунский полуостров с Ляодуном и материком, — сделало обложение Порт-Артура полным. 17 мая японцы без боя заняли Талиенван и Дальний, оставленные русскими. С тех пор высаженной на Квантуне 4-ой армией под личным командованием главнокомандующего Ойяма (численность ее определяется по разным сведениям очень различно, вероятно около 80000 чел.), велась в течение многих месяцев регулярная осада Порт-Артура. Между тем ген. Оку (3 дивизии, 81000 чел., 306 орудий) постепенно подвигался на север, занимая Ляодунский полуостров. Сначала русские отступали без боя, но позднее ген. Куропаткин отправил навстречу японцам корпус ген. Штакельберга, который 2 июня столкнулся с ген. Оку, превосходившим его силами, при Вафангоу, и после упорного боя принужден был отступить, потеряв несколько тысяч чел. и значительное число пушек. Движение японцев на север, замедленное этим сражением, продолжалось, и 25 июня они, после не особенно сильного боя, заняли город Гайчжоу (Гайпинг). Таким образом занятие Ляодунского полуострова закончилось; держался только один Порт-Артур, успешно отбивая нападения с суши и с моря. В Маньчжурии в то же время армии Куроки (5 дивизий, 128000 чел., 294 орудия) и Нодзу (4 дивизии, 92000 чел., 182 орудия) медленно, выдерживая ряд боев, подвигались к линии железной дороги. Куроки 12—14 июня довольно легко занял горные перевалы Фыншуйлинский, Модулинский и Мотиенлинский, лежащие на дорогах к Ляояну, Хайчену и Мукдену; 21 и 22 июня он успешно отбил нападения на них русских. Он же занял города Самадзы и Сяосыр. Нодзу занял Сюянь. Таким образом три японские армии, имея соприкосновение одна с другой, занимали весь Ляодун и весь юго-восток Маньчжурии. Численность сил, находившихся в распоряжении ген. Куропаткина, неизвестна.

3. Третий период войны. Борьба за долину р. Ляохэ и за Порт-Артур, начиная с 26 июня 1904 г. 4-го июля русские (гр. Келлер) сделали нападение на Мотиенлинский перевал, но были отбиты, с уроном свыше 1000 человек; после упорного боя 5—6 июля, в котором русские также потеряли не менее 1000 человек, японцы завладели г. Сихеяном. 10—11 июля происходил очень важный бой между Гайчжоу и Дашицяо, самый значительный с начала войны по числу участвовавших в нем сил (по японским донесениям — 5 дивизий русских, 3 дивизии японских, по русским известиям — меньше), превосходивший в этом отношении три прежние главные битвы (Тюренчен, Цзин-Чжоу, Вафангоу). Громадные потери с обеих сторон определяются разно. В результате русские очистили Дашицяо. Дни 12—19 июля были сплошным боем, перекидывавшимся с юга (Дашицяо — Хайчен) на восток (перевалы) маньчжурского театра военных действий и обратно. Потери русских исчисляются в несколько тысяч человек убитыми; потери японцев несколько меньше. Русские потеряли несколько орудий. 18-го июля на Янзелинском перевале убит гр. Келлер. В результате этих битв японцы заняли Ньючжуан и Инкоу. Занятие порта Инкоу давало очень важную морскую базу, гораздо более близкую к действующей армии, чем Бицзыво и Дагушан, и потому облегчало их движение на Ляоян. 19 июля занят японцами Хайчен. В морском бою 13 июля у Порт-Артура, в котором принимали участие 4 наших крейсера I ранга против 3 японских крейсеров I ранга и двух — II-го, выведен из строя один наш крейсер («Баян») и два японских («Итсуку-има» и «Чиода»; первый из них починен уже через неделю). 13—15 июля японцами был произведен штурм некоторых фортов Порт-Артура, отбитый с большим для них уроном. В конце июля им удалось занять Волчьи Горы (Лунвантян), Зеленую гору и некоторые форты; в августе взято несколько фортов, и в середине августа японцы стояли всего версты за 1,5 от самой крепости. Тем не менее гарнизон крепости под командой ген. Стесселя, несмотря на крупные потери, мужественно отражал все штурмы японцев. Возможное падение Порт-Артура, за которым неизбежно последовала бы и гибель нашей эскадры, если бы она оставалась в рейде, заставила русских подумать о ее спасении. 28 июля вся способная к активным действиям эскадра под командой адм. Витгефта, в составе 6 броненосцев, 4 крейсеров (за исключением сильно поврежденного 13 июля «Баяна»), 8 миноносцев и нескольких вспомогательных судов, вышла в море, имея намерение прорваться через неприятельское кольцо и соединиться с владивостокской эскадрой. Цель, однако, не была достигнута, так как в последовавшем в самый день 28 июля бою эскадра была разбита, а командовавший ею адм. Витгефт убит. Пять броненосцев, крейсер «Паллада» и 3 миноносца принуждены были вернуться в Порт-Артур. Остальные суда, сильно поврежденные, прорвались, но должны были укрыться в нейтральные гавани: германскую Киао Чау, китайскую Вузун (около Шанхая), французскую Сайгон (Индо-Китай), где были принуждены разоружиться; разоруженный экипаж поселен до окончания войны на территории нейтральных государств. Крейсер «Новик» благополучно пробился, но 8 августа был настигнут японскими крейсерами у о-ва Сахалина и потоплен; погиб еще один миноносец. Контр-миноносец «Решительный», независимо от остальной эскадры, прибыл 28 июля в Чифу с важными депешами; ввиду готовности японцев напасть на него даже и в нейтральной гавани был взорван русскими, однако, не потонул, и в испорченном виде захвачен японцами. Этот случай вызвал спор между Россией и Японией о нарушении международного права. 1 августа владивостокская эскадра, вышедшая в составе трех крейсеров, под командой контр-адмирала Йессена, навстречу порт-артурской эскадре, столкнулась у берегов Кореи с эскадрой адм. Камимуры (6 крейсеров). В результате упорного боя крейсер «Рюрик» потонул, а два другие крейсера с сильными пробоинами и попорченными машинами и трубами укрылись во Владивосток. Таким образом вся тихоокеанская эскадра (за исключением двух спасшихся, хотя и с повреждениями, от гибели в этом бою крейсеров «Россия» и «Громобой» и еще раньше поврежденного крейсера «Богатырь») либо погибла вовсе, либо разоружена и, следовательно, погибла для настоящей войны. Гибель эскадры облегчила японцам штурм Порт-Артура, который, однако, доныне (15 октября 1904 г.) упорно сопротивляется. 11—15 августа происходил целый ряд серьезных сражений на востоке и на юге от Ляояна, в результате которых японцы заняли Аньпин, Анипанджан, Ляндянсян и стянули таким образом полукольцо, окружавшее Ляоян с запада, юга и востока. 16 августа начался бой вблизи самого Ляояна, у которого сосредоточено 6 корпусов генерала Куропаткина (около 250 тыс. чел.). На него наступали с трех сторон три армии (Куроки, Оку и Нодзу), численностью, вероятно, около 250000. После ряда кровопролитных боев 17—20 августа ген.-ад. Куропаткин 21 авг. очистил Ляоян, занятый 22 авг. японцами. Очищение русскими Ляояна было вызвано переходом с 16 августа армии Куроки на правый берег р. Тайдзыхе с целью обойти левый фланг русских и отрезать отступление к Мукдену. К 23 авг. вся армия генерала Куропаткина собралась между Мукденом и Телином, имея против себя с юга и юго-запада армии Оку и Нодзу, с востока и северо-востока — армию Куроки. После Ляоянского боя наступило затишье на маньчжурском театре войны. 19-го сентября ген. Куропаткин дал приказ о наступлении и 23—26 сент. двинулся главными силами к Янтаю, направив в то же время сильный отряд к ЮВ чрез р. Тайдзыхе в обход правого фланга японцев. 27 сентября — 3 октября произошел ряд ожесточенных и кровопролитных боев, веденных с переменным счастьем. Сначала перевес был на стороне японцев, которым удалось сбить на русском правом фланге несколько полков, захватить несколько батарей и прорвать русский центр. 30 сентября русские отступили на сев. берег р. Шахе; обход правого фланга японцев русским восточным отрядом не имел успеха. В боях 1—3 октября русским удалось оттеснить японский центр, взять две батареи и укрепиться частью на южном берегу Шахе, после чего вновь наступило затишье. Потери русских за 23 сен. — 3 октября ок. 40 тыс., японцев — немногим меньше. В начале сентября объявлено о сформировании 2-й маньчжурской армии под командой ген. Гриппенберга, а 12 окт. ген. Куропаткин назначен главнокомандующим всех русских сухопутных и морских сил на Дальнем Востоке. В конце сентября 2-ая Тихоокеанская эскадра под нач. вице-адм. Рожественского отправилась на Дальний Восток.

С точки зрения военной техники первые шесть месяцев Я.-русской войны обнаружили следующие явления: 1) всеобщее мнение было, что усовершенствованные орудия разрушения сделают войну особенно кровопролитной. Это ожидание не оправдалось: ни одна битва по кровопролитности не напоминала Аустерлиц, Бородино, Лейпциг, Ватерлоо, Сольферино и др. Сражения ведутся слишком на далеком расстоянии, и оборонительные средства улучшились пропорционально наступающим. 2) Поранения, производимые усовершенствованными ружьями, по большей части легко заживают, по крайней мере при хорошем уходе, во всяком случае лучше, чем раны, нанесенные прежними ружейными пулями. Это объясняется малым калибром пуль и страшной быстротою их полета (700 метров в секунду). Пулевые раны, полученные на более далеком расстоянии, опаснее, чем раны, полученные на близком расстоянии. Напротив, действие пушечных гранат — убийственное. 3) Подводные лодки в настоящей войне применены пока не были.

Война в июле осложнилась несколькими важными эпизодами. Суда русского Добровольного флота, выйдя из Черного моря и пройдя под коммерческим флагом Босфор и Дарданеллы в Средиземном море вооружились и прибыли в Красное море, как суда военные. Там они стали следить за тем, чтобы в Японию не подвозилась военная контрабанда, и в видах надзора задержали английское судно «Малакку» (впоследствии отпущенное) и еще несколько английских и германских судов. 8 октября ночью, 2-я Тихоокеанская эскадра столкнулась в Северном море с английской рыболовной флотилией из Гулля. Некоторые суда, находившиеся среди этой флотилии, показались подозрительными. Эскадра открыла огонь и потопила два судна. Случай этот вызвал сильное возбуждение в английском обществе. Опасность разрыва между Россией и Англией была устранена дипломатическим путем; английское правительство приняло предложение русского правительства о назначении международной следственной комиссии, на основании гаагской конвенции, для выяснения обстоятельств, сопровождавших инцидент на Северном море. Ход событий, приведших к Я.-русской войне, см. в брошюре Мускатблит: «Россия и Япония» (Одесса, 1904).

ДополнениеПравить

Японско-Русская война 1904—05 г. Со времени выхода в свет XLI т. «Энцикл. Словаря», в котором история Русско-Японской войны доведена до битвы на реке Шахэ (окт. 1904 г.), появился в свет ряд документов и материалов, проливающих в значительной степени новый свет на начало войны. Между прочим, раскрыта в подробностях история концессии на эксплуатацию лесов по берегам Ялу, которая была одной из важных причин войны. В 1898 г. владивостокский купец Бринер получил от корейского правительства концессию на основание «Корейской Лесной Компании» для эксплуатации лесных богатств по реке Ялу на чрезвычайно выгодных для него условиях. Не имея ни средств, ни авторитета, Бринер в 1902 г. продал свою концессию полковнику А. М. Безобразову, имевшему большие связи в высших сферах Петербурга. Безобразову, несмотря на несочувствия его предприятию тогдашних министров финансов, иностранных дел и военного, удалось заинтересовать своим предприятием министра внутренних дел В. К. Плеве. Назначенный статс-секретарем, Безобразов организовал компанию, привлек в нее весьма высокопоставленных лиц и как бы обратил предприятие, официально признаваемое частным, в государственное. Наместник Дальнего Востока Алексеев деятельно поддерживал компанию. Сама эксплуатация лесных богатств на берегах Ялу велась компанией без всякого уважения к интересам туземцев и без признания необходимости держаться в границах концессии. Японское правительство увидело в деятельности компании одно из проявлений стремления России на Дальний Восток для получения как политического преобладания, так и экономического господства. Тоже стремление выражалось и в других фактах, как, напр., захват Ляодунского полуострова, проведение жел. дороги через Манчжурию и отказ вывести из нее войска, несмотря на принятое на себя обязательство. В июне 1903 г. начались деятельные переговоры между Россией и Японией о соглашении. Из документов как русского и японского, так и английского правительств видно, что Япония вела эти переговоры, понимая крайнюю рискованность войны и не желая ее, но все же упорно добиваясь своей цели; напротив, Россия, дальневосточная политика которой руководилась официально Ламсдорфом и Алексеевым, а неофициально — закулисными советниками в лице А. М. Безобразова и управлявшего делами особого кабинета Дальнего Востока контр-адмирала Абазы, вела переговоры в полной уверенности, что Япония не может рискнуть на войну с Россией и что такая война, если бы она началась, была бы неопасна для России. Начиная с декабря 1903 г. в официальных русских документах начинает сквозить сознание, что война весьма вероятна; в январе 1904 г. война признается неизбежной; в телеграфных сношениях между Петербургом и Наместником Дальнего Востока 26 января 1904 г. обсуждается вопрос, выгоднее ли начать войну русским или ждать открытия военных действий со стороны японцев. В этот же день последние начали войну, чего русские военные власти в Порт-Артуре и в Чемульпо в данный момент не ожидали. Первые два периода военных действий от открытия их 27 января до поражения русских при Тюренчене 18 апреля и от 18 апр. до 25 июня, дня очищения русскими всего Ляодунского п-ова (кроме Порт-Артура), и начало третьего, т. е. периода борьбы одновременно за долину Ляохэ и за Порт-Артур, см. XLI, 799—802. В этот третий период погибла первая русская тихоокеанская эскадра (28 июля 1904). Сообщение японской армии на Азиатском материке с Японией стало совершенно легким; подвоз из Японии не представлял больше затруднений. Положение русской армии, сообщение которой с родиной было затруднено громадностью расстояния и низкой провозоспособностью жел. дороги, было очень печально. Командующий армией ген. Куропаткин постоянно обещал победы и требовал от армии и от русского общества терпения, но вместе с тем отступал вскоре после приказов по армии, в которых говорил, что «настало давно желанное время идти навстречу врагу и заставить японцев повиноваться нашей воле» (18 сент.). Бой 24 сент. — 3 октября на южном берегу реки Шахэ не имел определенного результата, так как, обе стороны остались приблизительно на прежних позициях; но по числу жертв и последствиям он был скорее победой японцев, чем русских. 12 окт. главнокомандующим всех русских сухопутных и морских сил на Дальнем Востоке вместо Алексеева назначен генерал Куропаткин. После битвы на Шахэ на северном театре военных действий наступило продолжительное затишье; японцы не решались переходить в наступление, русским отступать поэтому не было надобности. Тем с большим вниманием следил весь мир за борьбой около Порт-Артура. Почти лишенная поддержки флота (запертые в ее бухте суда были по большей части повреждены и, во всяком случае, не могли действовать) и не имеющая возможности рассчитывать на подмогу с севера, осажденная с суши и с моря сильной сухопутной армией ген. Ноги и сильным флотом адм. Того, эта крепость обречена была на сдачу, но сопротивлялась упорно. В России и в Европе заслугу этой защиты приписывали генералу Стесселю; но впоследствии, уже после взятия крепости, выяснилось, что именно ген. Стессель ответствен за полную неподготовленность крепости к обороне (см. Стессель и Порт-Артур), и за господствовавшие в ней непорядки. В декабре 1904 г. военные совет в Порт-Артуре решил сдать крепость. По имеющимся сведениям, это решение было принято самим генералом Стесселем и проведено через военные совет при помощи сильного давления на офицеров, однако не без протестов. 20-го декабря была подписана капитуляция. В силу этой капитуляции весь состав гарнизона Порт-Артура и весь высаженный на сушу экипаж эскадры был признан военнопленным; офицерам было предоставлено возвратиться в Россию под условием обязательства не участвовать в войне; все батареи, уцелевшие суда, амуниция, лошади, все правительственные здания были сданы японцам. Число взятых в плен равнялось 70000 человек (из которых половина раненых и больных), в том числе 8 генералов и 4 адмирала. Взято японцами и значительное количество каменного угля, провианта и военных запасов. Что касается флота, то лишь самые жалкие остатки его достались в руки японцам, так как большая часть судов, находившихся в бухте и спасшихся от японской канонады, были своевременно потоплены самими русскими. Некоторые из них впоследствии были подняты со дна бухты японцами, починены и вошли в состав японского военного флота. Взятием Порт-Артура закончился третий период войны. В течение первого года войны из русской армии выбыло убитыми, ранеными и пленными до 200000 человек, кроме того, больными около 25000; потеряны 720 орудий и почти вся первая тихоокеанская эскадра. Японские потери людьми были не меньше, но зато японский флот почти не пострадал, артиллерия усилилась захватом русских пушек.

Четвертый период войны. От взятия Порт-Артура до гибели второй русской эскадры у Цусимы 20 декабря 1904 — 14 мая 1905. После падения Порт-Артура в руках японцев был весь Ляодунский полуостров и армии генерала Ноги могла быть направлена на север на подмогу другим японским армиям. На севере начавшееся после битвы на реке Шахэ затишье все еще продолжалось. Две грозные армии стояли одна против другой; так называемые секреты русских и японцев отстояли друг от друга местами на 150—200 шагов; тем не менее ни японцы, ни русские не переходили в наступление. В конце декабря 1904 г. был произведен смелый набег генерала Мищенко на Инкоу, т. е. далеко в тыл японской армии. Набег этот не имел положительного значения: отряд Мищенко был обнаружен и оттеснен на западный берег реки Ляохэ, который в глазах японцев, а тем более китайцев считался территорией китайской, неприкосновенной для войны; вследствие этого отступление генерала Мищенко по правому берегу Ляохэ дало японцам повод возбудить протест против нарушения Россией международного права. Генералу Мищенко удалось только сжечь несколько японских складов. 12—16 янв. произошло довольно значительное сражение между армией ген. Гриппенберга и японцами. Первый сделал нападение на укрепленную деревню Сандепу и вошел в неукрепленную ее часть, но вскоре должен был удалиться, потеряв не менее 12000 чел. убитыми и ранеными и 2000 пленными (потери японцев определяются в 7000 чел.). Куропаткин обвинял Гриппенберга в неосмотрительности, Гриппенберг Куропаткина — в том, что он не поддержал его в решительную минуту. Грипиенберг отказался от командования и уехал в Петербург. В конце января у Гунчжулина, значительно к северу от Мукдена, далеко в тылу русской армии, был обнаружен отряд японцев и хунхузов. Против них был направлен небольшой отряд пограничной стражи, под начальством ротмистра Леницкого; он встретил 6 эскадронов и 4 роты японцев и свыше 2000 хунхузов и только с большим трудом и значительными потерями успел пробиться назад. Японцам удалось испортить железнодорожный мост и телеграфную линию на значительном протяжении. 11—25 февраля 1905 г. произошел страшный бой близ Мукдена (см.). Русская армии, понеся очень большие потери, принуждена была к поспешному и беспорядочному отступлению. В Мукдене в руки японцев попали громадные запасы провианта, госпитали с 1600 нашими ранеными, казармы с японцами, бывшими у нас в плену. Потери убитыми и ранеными с японской стороны определяются по официальным данным всего в 41 тыс., по частным — в 50 или 60 тыс. человек. Японская армии была настолько истомлена, что не могла преследовать русских. Вся долина реки Ляохэ, борьба за которую началась 26 июня 1904 г., оказалась в руках японцев. Путь к Гирину и Харбину был для них открыт. Ближайшим результатом боя была отставка генерала Куропаткина от звания главнокомандующего, которую он получил 3-го марта. На его место назначен командовавший 1-й маньчжурской армией генерал Линевич, а Куропаткин занял его место. Около того же времени на место ген. Гриппенберга, командовавшего 11-й маньчжурской армией, назначен генерал Каульбарс, а место последнего, командовавшего III-ей армией, занял сперва генерал Бильдерлинг, затем через несколько дней генерал Батьянов. Японцы не находили нужным или возможным переходить в наступление, и после Мукденского боя началось такое же грозное затишье, как, после битвы при Шахэ. Армии стояли друг против друга близ Гунчжулина и только готовились к будущему бою. Общее внимание было обращено вновь на морской театр военных действий. Еще в октябре 1904 г. из Балтийского моря вышла вторая тихоокеанская эскадра под командой вице-адмирала Рожественского. 26 апреля к ней присоединилась 3 эскадра, 2 февр. вышедшая, под командой контр-адмирала Небогатова, из Либавы. Но присоединение это не усилило, а ослабило эскадру Рожественского, так как она состояла из старых, тихоходных и непригодных к бою судов, являвшихся обузой, тормозивших движения и деятельность второй эскадры. Сам Рожественский был решительно против отправки третьей эскадры, но она явилась результатом агитации за ее отправку, поднятой «Новым Временем» и в нем капитаном Кладо. Рожественский делал даже попытку уклониться от встречи с Небогатовым, но попытка не удалась, соединение эскадр произошло, и Небогатов поступил под команду Рожественского. 14 мая соединенные эскадры столкнулись близ острова Цусимы с эскадрой адмирала Того (см. Цусима). В результате боя, длившегося несколько часов, большая часть судов адмирала Рожественского затонула, а несколько судов сдались в плен. В плен попали и адмиралы Рожественский и Небогатов. Во Владивосток успел прорваться только один крейсер II-го ранга «Алмаз» и два контр-миноносца. Около 7000 человек погибли, около 6000 человек попали в плен. Денежная стоимость погибших судов исчисляется в 150—200 миллионов рублей. Японская эскадра отделалась потерей всего трех миноносцев и более или менее значительными, но поправимыми повреждениями нескольких броненосцев и крейсеров. Таким образом, цусимский бой был катастрофой, по своему значению далеко превзошедшей мукденскую.

Пятый период воины, от Цусимы до заключения мира. 15 мая — 23 августа 1905 г. 26 мая 1905 г. президент Соединенных Штатов Рузвельт обратился к России и к Японии с нотой, в которой предлагал прекратить дальнейшее кровопролитие и приступить к мирным переговорам. Обе стороны приняли предложение. 20 июля в Соединенные Штаты прибыли русские уполномоченные, председатель комитета министров С. Ю. Витте и русский посол при Американских Соединенных Штатах барон Розен — и японские уполномоченные, министр иностранных дел барон Комура и посланник при Американских Соединенных Штатах Такахира. 27 июля начались переговоры в Портсмуте. Обе стороны обнаруживали сперва значительное упорство; несколько раз казалось, что переговоры будут прерваны. Рузвельт употреблял все свое влияние, чтобы склонить стороны к уступчивости. Наконец 23 августа (ст. ст.) был подписан мир. Японцы отказались от своих первоначальных требований — военной контрибуции, выдачи всех русских военных судов, укрывшихся от японского преследования в иностранных портах, уступки всего Сахалина и предоставления японцам полного права рыбной ловли вдоль русских берегов по Тихому океану. Россия признала за Японией преобладающие политические, военные и экономические интересы в Корее и обязалась не препятствовать тем мерам руководства, покровительства и надзора, какие японское правительство могло бы почесть необходимым принять в Корее. Россия и Япония обязались совершенно и одновременно эвакуировать Манчжурию, за исключением Ляодунского полуострова, переходящего в обладание Японии на тех арендных началах, на каких он раньше принадлежал России. Манчжурия возвращается Китаю. Железная дорога между Куан-чен-цзы и Порт-Артуром без вознаграждения переходит к Японии со всем своим имуществом и с каменноугольными копями, разрабатываемыми в пользу железной дороги. Россия и Япония обязуются эксплуатировать принадлежащие им в Манчжурии железные дороги исключительно в целях коммерческих и промышленных, но никоим образом не в целях стратегических; это не распространяется на железные дороги на Ляодунском полуострове. Россия уступает Японии южную половину Сахалина до 50° широты. Военнопленные взаимно возвращаются, причем Россия обязуется возместить Японии разницу между размером произведенных Японией расходов на содержание русских пленных и размером произведенных Россией расходов на содержание японских пленных. Остальные статьи устанавливают взаимную обязанность уважать права частной собственности, намечают в общих чертах предстоящие к заключению торговое соглашение и соглашение о рыбной ловле и говорят о восстановлении мира и дружбы. Таким образом Япония получила в полное обладание наиболее ценную часть Сахалина, во владение на арендном начале — Ляодунский полуостров с Порт-Артуром, в фактическое обладание — Корею, ставшую окончательно ее вассалом, и значительную часть Манчжурии, через которую проходит японская отныне железная дорога, полученная без вознаграждения. Война нанесла сильный удар политическому могуществу России, а Японию сделала равноправным членом в концерте европейских и американских держав и вместе с тем весьма серьезным соперником Соединенных Штатов на Тихом океане. Это — главный политический результат войны с точки зрения международных отношений. 22 декабря 1905 г. был заключен японско-китайский договор, являющийся завершением Русско-Японского. В силу этого договора Япония обязалась возвратить Китаю Манчжурию, а Китай признал переход Ляодуна и части железной дороги в руки Японии и передал японскому правительству ту самую концессию на эксплуатацию лесов на правом берегу Ялу, которая раньше принадлежала компании Безобразова. Денежная стоимость войны до сих пор с точностью не исчислена. Государств. долг России возрос на 2 миллиарда р.; это и есть приблизительная ее стоимость для России. Для Япония она ниже.

Литература. Во время войны в России выходило два периодических издания, специально посвященных войне: еженедельная «Летопись Русско-Японской войны» и ежемесячная «Иллюстрированная летопись Русско-Японской войны»; первая имела до некоторой степени официозный характер, так как издавалась офицерами главного штаба, при участии главным образом военных сотрудников; вторая издавалась редакцией «Нового Журнала Иностранной Литературы». Самостоятельные статьи в обоих этих журналах имеют мало цены, но ценен, особенно во втором, довольно полный подбор официальных (русских) телеграмм, сообщений, назначений и т. д., касающихся войны. Во время войны выпусками выходили различные обозрения войны; из этих обозрений составились целые книги. Назовем: Graf E. zu Reventlow, «Der russisch-japanische Krieg» (Берлин, 1904—06; очень серьезный разбор военных действий; в приложении имеются очерки Японии, написанные Döring’ом; первые 4 выпуска, в сильно испорченном цензурой виде, но с ценными дополнениями военного сотрудника «Русских Ведомостей» Михайловского, появились в русском переводе под заглавием: граф Ревентлов, «Русско-японская война», СПб., 1904). Значительно выше в чисто военном отношении книга W. E. von Kalinowsky, «Der Krieg zwischen Russland und Japan» (Берлин, 1904—05). Книга H. W. Wilson, «Japan’s fight for freedom» (Лондон, 1904—06) проникнута симпатией к Япония и с самого начала уверенностью в ее победе. Подобное же японское издание: Asakawa, «The russo-japanese conflict» (Токио, 1904—05). Предстоит выход в свет в русском переводе японского издания (появившегося в Токио по-английски): «Русско-японская война по официальным японским донесениям». Все эти издания выходили во время самой войны и вследствие этого страдают отсутствием правильной перспективы. Немало книг, посвященных войне, вышло и после нее. В книге А. И. Гиппиуса: «О причинах нашей войны с Японией» (СПб., 1905) ценны приложения, в числе которых имеется перевод японской Белой и английской Синей Книг, текст корейской лесной концессии 1896 г. и других договоров, а также разные статистические материалы. Русским правительством летом 1905 г. издана так называемая Малиновая Книга под названием: «Документы по переговорами с Японией 1903—04 г., хранящиеся в канцелярии особого комитета Дальнего Востока». Английский перевод этих документов появился в «Times» в июле 1905 г., а извлечения — в № 73 «Освобождения». Ценное дополнение к ней представляет записка гр. Ламсдорфа: «Записка по поводу Сборника документов и т. д.» (напечатана в «Вестн. Европы», 1907, 4). В ней автор резко критикует сборник, доказывает тенденциозность подбора документов, раскрывает значение некоторых из них и требует конфискации сборника (что и было исполнено). Отчет о мирных переговорах издан тоже в виде малиновой книги под заглавием: «Министерство иностранных дел. Протоколы Портсмутской мирной конференции и текст договора между Россией и Японией, заключенного в Портсмуте 23 августа (5 сентября) 1905 г.» (СПб., 1906). В 1906 г. в нескольких томах вышел отчет о войне ген. Куропаткина (так называемые его мемуары); книга эта публике недоступна; извлечения из нее появились в «Times» и др. газетах. См. еще В. Семенов, «Бой при Цусиме» (СПб., 1906); Гамильтон (британский военный агент, состоявший в армии маршала Куроки), «Записная книжка штабного офицера во время Русско-Японской войны» (перевод капитана В. Семенова, СПб., 1907); E. К. Ножин, «Правда о Порт-Артуре» (СПб., 1906); «Процесс адм. Н. И. Небогатова» (СПб., 1907). Из многих книг, рассматривающих войну исключительно с точки зрения того, что она дает для стратегии, тактики, фортификации и морского дела, более ценны: Н. Л. Кладо, «Современная морская война. Морские заметки о Русско-Японской войне» (СПб., 1905); Джен, «Ереси в учении о морской силе»; ряд книг, изданных редакцией официального журнала «Militär-Wochenblatt»: «Die Schlacht bei Mugden», «Die Schlacht bei Liaujang» и друг.; J. L. de Lanessan, «Les enseignements maritimes de la guerre russo-japonaise» (Париж, 1905); Löffier, «Der russisch-japanische Krieg in seinen taktischen und strategischen Lehren» (Берлин, 1905—1906); Волонтер, «Русско-японская война. Причины, ход и последствия» (СПб., «Новый Мир», 1905). Для объяснения событий, предшествовавших началу войны и для выяснения ее причин, — П. И. Торгашев, «Авантюры на Дальнем Востоке. Из-за чего мы воевали с Японией» (Москва, 1907); П. Головачев, «Россия на Дальнем Востоке» (СПб., 1904). С точки зрения финансовой: А. Д. Билимович, «Год войны и наши финансы» (Киев, 1905); К. Helfferich, «Das Geld im russisch-japanischen Kriege» (Берлин, 1906). См. еще легкомысленную книгу (крайне отрицательно относящуюся к официальной России и очень сочувственно к Япония) Рудольфа Мартина: «Будущность России и Японии» (перевод с немецкого, Москва, 1907). Из беллетр. произведений, вызванных войной, особенное внимание обратил на себя психологич. очерк Л. Андреева: «Красный смех» («Сборник Знания», кн. III, СПб., 1905), и Вересаев, «О войне» и «На войне» («Мир Божий», 1906, 2, 5, и «Сборник Знания», XVII—XIX, 1907).