ЭСБЕ/Чжунгария

Чжунгария
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Человек — Чугуевский полк. Источник: т. XXXVIIIa (1903): Человек — Чугуевский полк, с. 805—809 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Commons-logo.svg Фото, аудио и видео Wikivoyage-logo.svg Гид(en) Wikidata-logo.svg Данные


Чжунгария, Джунгария, Дзюнгария. — Под этим именем, перешедшим в науку от китайских географов, разумеется территория, лежащая к северу от Тянь-Шаня и составлявшая некогда Чжунгарийское царство. В первой половине XVIII в. границы Ч. определялись линией, идущей от озера Балхаш у устья реки Лягуз на север до Иртыша, по Иртышу до его истоков, далее на юг до восточной оконечности хребта Тянь-Шань, на запад по этому хребту до Алая, отсюда по Ферганскому хребту до его северо-западного конца, затем к тому месту, где ныне стоит город Аулье-та; пересекая среднее течение реки Чу и идя вверх по последней, граница оканчивалась у южного берега озера Балхаш. Войны с Китаем привели Ч. к падению. С 1758 г. она окончательно вошла в состав Китайской империи, а с проникновением русских вглубь Средней Азии часть чжунгарийских владений постепенно отошла к России, в состав областей Семиреченской и Семипалатинской.

Ныне под именем Ч. известна та часть Китайской империи, которая прилегает к нашей государственной границе в упомянутых областях и простирается на восток до меридиана небольшого китайского городка Ань-си-чжоу (65-й к востоку от Пулкова). Естественные границы области довольно определенные. На северо-востоке она замыкается сплошной линией труднопроходимого Монгольского Алтая, на юге граница проходит по Тянь-Шаню до русских областей. Оба пограничные с северо-востока и с юга хребта сближаются своими отрогами на восточном конце, образуя неширокий проход в 125 верст, составлявший некогда пролив, соединявший Чжунгарийский бассейн с Гобийским. В указанных пределах трапециевидная площадь Ч. составляет около 410768 кв. верст или 8383 кв. географические мили. По характеру своему страна резко разделяется на три полосы: северную — гористую каменистую полосу от Черного Иртыша до южной оконечности Барлыкских гор и озера Аяр-нор, наполненную отрогами Тарбагатая и Барлыка, с крайне недостаточным орошением, скудной растительностью и потому малопригодную для оседлой жизни; среднюю — лежащую вдоль северной окраины Тянь-Шаня и заключающую в себе, ряд полувысохших или обратившихся в болота и солончаки озер: Аяр-нор, Сайрам, Эби-нор и др. Полоса эта значительно меньше поднята над уровнем моря, чем остальная часть страны (в среднем только 700 футов) и часть ее занята пустынными каменистыми пространствами и рядами песчаных барханов Гурбун-тунгут. В этой части Ч. только узкая полоса плодородной земли, которая тянется вдоль подножия и подошвы Тянь-Шаня и хребта Борохоро, питающаяся водами, сбегающими с гор, представляет удобное место для оседлой жизни и по ней рассеяны культурные оазисы и города. Здесь проходит так называемая северная Императорская дорога, в отличие от южной Императорской дороги, идущей по южную сторону Тянь-Шаня в Кашгарии. Наконец, третья южная часть или правильно юго-западная, представляющая Илийский округ Китая, заключается между хребтом Борохоро и Тянь-шаньским хребтом, отличается сравнительным плодородием и заселена довольно густо. Горные хребты, окружающие Ч., с северо-запада также не образуют сплошной линии, а разбиваются водными бассейнами на несколько проходов, через которые Ч. соединяется с Обско-Иртышской низменностью. Эти проходы или речные долины: Урунгу-Иртышский, отделяющий Тарбагатай от Алтая, долина реки Эмиль, отделяющая Тарбагатай от хребтов Орхочук, Барлыка, Джаира, долина реки Или, отделяющая горы Борохоро от Узун-тау, и долина реки Текеса, отделяющая эти последние горы от главного массива собственно Тянь-Шаня. Главнейшие возвышенности: Монгольский Алтай, хребет Тарбагатай, горы Барлык с Чжунгарским Алатау, Борохоро, Узун-тау и Тянь-Шань. Пограничный Монгольский Алтай, называемый часто Большим или Южным Алтаем, начинаясь от верховьев реки Бухтармы, тянется вюго-восточном направлении, составляя, как уже сказано, своими отрогами границы Чжунгарийской пустыни с одной стороны и впадины Кобдо — с другой. В общем, хребет этот невысок, но отдельные вершины переходят за линию вечных снегов. От Кийтына до Мус-тау хребет более высок и дик, несколько доступнее он далее к югу, от перевала Урмогайты (9700), который проходим только в летние месяцы. Еще далее к югу Алтай понижается и через него здесь известно несколько вполне доступных перевалов: Улан-дабан, Дабастын-дабан,Борджон, Огулдза-дабан и, наконец, Табчин-дабан, восточнее которого Алтай разветвляется на несколько идущих к югу цепей: Аджи-богдо, Бурхан-ола и Тайшир-ола. Между Бурхан-ола и Аджи-богдо лежит ряд котловин: Алык-нор, Гохани, Нохачи, отделенных плоскими перевалами. Аджи-богдо нигде не достигает линии вечных снегов, это бесплодная скалистая цепь, на юге имеющая крутой скат, на севере переходящая в гряды увалов. С западного склона северной части Алтая стекает много рек и ручьев, притоков реки Иртыш: Бурчум, Куршу, Кара-Ирцыс, а также несколько притоков реки Урунгу. Растительность Монгольского Алтая по мере удаления от нашей границы беднеет, леса отсутствуют, а если встречаются, то лишь на северных скатах. Южные разветвления хребта совершенно пустынны. Система Тарбагатайского хребта (см.) начинается в Семиречье и простирается на восток сначала невысоким хребтом, высота которого около озера Зайсан сильно увеличивается и здесь же он разветвляется на несколько отрогов (Терс-айрык). Восточнее Баргусутайского прохода Тарбагатай примыкает к целой группе горных хребтов и расплывается в несколько обособленных плоскогорий. Ни одна из вершин этого хребта не лежит выше снеговой линии и даже на высшей горе хребта Тас-тау (около 10000 футов) снег летом исчезает. Скаты хребта круты, безлесны и сравнительно бедны источниками. Из проходов через него известны: Котон-ащи, Бургусутай, Хабир-усу, Сай-асу и др. К северо-востоку от Тарбагатая расположен горный хребет Минрох, образующий несколько восточнее нашей государственной границы в пределах Ч. значительную горную группу Саур, вершина которой Мус-тау достигает до 12300 футов высоты. Горы Барлык, лежащие южнее, составляя особую группу, служат связью Чжунгарского Алатау и Тарбагатая. От первых они отделяются Каптагайским ущельем, а от Тарбагатая — рекой Эмиль. Это не хребет, а скорее горный узел, дающий сток водам во все стороны горизонта, но общим стоком этих вод является низменность Ала-куль. Восточную часть Барлыкского горного узла составляют отроги Джаир (перевал около 6000 футов)и малоисследованные горные гряды Орхочуку, переходящие на востоке постепенно в каменистое и песчаное Чжунгарское плоскогорье. Чжунгарский Алатау — водораздел озер Ала-куль и Эби-нор — состоит из нескольких параллельных цепей. Горы эти довольно высоки, местами покрыты вечным снегом, который остается летом лишь на вершинах. На западе около истоков реки Боротолы они выше, чем на востоке. Хребет Борохоро или Талки, начинаясь от истоков Боротолы, находится почти весь в Китайских владениях; не имея на западе вечно снежных вершин, он, постепенно повышаясь к востоку, переходит около верховьев реки Каш за снеговую линию и посредством промежуточного хребта Катун-Богдо сливается с Тянь-Шанем. Оба ската хребта и особенно южный прекрасно орошены, покрыты альпийскими лугами и пастбищами. От хребта отделяется дикий, невысокий, но пустынный отрог Аршин, водораздел истоков Или: Кунгеса и Каша. Описание Тянь-Шаня-см. соотв. статью. Все указанные главнейшие хребты Ч., по мнению покойного Мушкетова, принадлежат к тянь-шаньской системе, образуя северную группу хребтов (геологию их см. Тянь-Шань). Что касается орошения Ч., то последняя принадлежит к числу пустынь, наименее орошенных, и все реки и озера ее, за исключением Верхнего Иртыша, принадлежат внутренним бассейнам. Из числа довольно многочисленных, находящихся в периоде высыхания солончаковых озер особенное значение имеют: Улюнгур с притоком Урунгу, Сайрам-нор — альпийское пресноводное озеро, лежащее на высоте более 6000 футов, Эби-нор — большое озеро, расположенное в самом низком месте Чжунгарийской пустыни (700 футов), с болотистыми берегами и обширными пустынными пространствами по берегам впадающих в него рек Кыйтына и Бороталы; Тели-нор или Аяр-нор с впадающим в него рекой Манас (см.). Из менее значительных озер необходимоупомянуть Баркуль, Орху, Туркуль. Из рек, кроме указанной Урунгу, первенствующее значение имеет Верхний или Черный Иртыш, орошающий северную Ч. и судоходный для мелко сидящих судов. Из притоков Иртыша: слева — Ку-иртыш, справа — Крон, Бурчум, вытекающий из альпийского озера Конас (4300 футов), Каба, Бельзек и др. Река Эмиль, впадающая в Ала-куль и протекающая в болотистой полосе. Реки Кобык, Боротала, Кыйтын, Или (см.), Кунгес, Текес, Кош, Манас (см.). Множество мелких ручьев и речек стекает со снеговых покровов и ледников Тянь-Шаня и прочих окраинных хребтов Ч., но большая часть их вскоре после выхода на равнину теряется в песках, питая своей водой многочисленные оазисы, расположенные у подошвы гор. Судя по направлению рек и расположению озер страны, площадь Ч. имеет ясно выраженный наклон к северо-западу.

В климатическом отношении Ч. может быть разделена на две совершенно различные части: Илийскую часть и восточную, собственно Ч., заключающую песчаные и каменистые степи по восточную сторону хребтов Борохоро. Климат обеих этих частей континентальный, но в то время как в Илийской части во время летнего периода наблюдаются довольно частые дожди, в остальной части страны их в летний период почти не бывает. Количество атмосферных осадков в Чжунгарийской степи в течение года крайне незначительно, чувствуется постоянно огромная сухость воздуха и резкий контраст летнего жара и зимнего холода. Maximum температуры уже в апреле месяце достигает 27,2° и в последних числах того же месяца наблюдаются утренники -7,8°. Резкость перемен температуры наблюдается повсеместно. Пржевальский наблюдал уже в октябре -23°, a minimum в ноябре -26°, в декабре же ртуть в термометрах замерзала. Характерную черту климата составляет обилие сильных весенних бурь, начинающихся обыкновенно с восхода солнца и прекращающихся с его закатом. Климат Илийской части Ч. теплый, здоровый и приятный. Средняя температура Кульджи 7,3° Р., средняя января -7,6°, а июля +20°. Зимы здесь ровные, снежные, морозы доходят до -24° Р., тогда как летние жары до 33°.

Растительный мир Ч. аналогичен с таковым же в Арало-Балкашском бассейне. Это по преимуществу растительность степи. Деревья попадаются только в горах, где есть обилие влаги; в степи их нигде нет. Типичные чжунгарские солончаки совершенно лишены растительности, площади с песками и высохшим лессово-песчаным грунтом покрыты степной растительностью. Характерным растением страны является неизменный в степях Средней Азии саксаул (Haloxylon ammodendron), северная граница которого доходит до озера Улюнгур. Это наиболее важное из деревьев страны, так как является неоцененным топливом у кочевников в холодные зимы. Из других растений степи следует указать кустарникообразную Ephedr’y, Reaumuria songarica, кусты хармыка (Nitraria Schoben), золотарник (Caragana pygmaea), чий (Lasiagrostis splendens), доставляющий главный материал для циновочных построек киргизов, и несколько сортов полыни, служащей кормом для скота и топливом для киргизов. Из древесной растительности (в горах) преобладающими породами является пихта, на севере лиственница, вблизи рек и ручьев попадаются тополи и тал. В Кульчжинском оазисе и вообще в Илийском крае растительность много богаче; она по составу одинакова с растительностью Туркестана. Культурная растительность страны находится в условиях совершенно одинаковых с оазисами в Туркестанских степях, как в отношении деревьев и кустарников, так и злаков и фруктов, с той разницей, что нежные сорта винограда здесь не растут. Здесь наиболее распространенные породы: тополь, тал, карагач, чинар, ясень, яблоня, слива, абрикосы, персики, шелковица, виноград. Пшеница дает урожай сам-30; возделывается рис, просо, ячмень, люцерна и хлопчатник. Огородничество развивается особенно успешно в руках дунган — мастеров этого дела. Хлебопашество, помимо Илийского края и оазисов вдоль подножия Тянь-Шаня по северной Императорской дороге, развито также по южным склонам Монгольского Алтая в районе притоков Иртыша. Здесь, помимо хлебных растений, возделывается еще табак и мак (для опиума).

Животная жизнь Ч. отличается сравнительной бедностью. Пржевальский нашел в ней всего лишь 27 видов млекопитающих, из коих только 13 в пустыне (Грум-Гржимайло для южной части страны указывает только 16). Наиболее типичные представители фауны: дикая лошадь (Equs Przevalskii), кулан (Asinus onager),джегетай (Asinus hemionus), разного рода антилопы, дикий верблюд, суслики и зайцы. В камышах, окружающих озера, водятся тигры, барсы и кабаны, а в горах медведи, волки, лисицы, рыси и маралы. Мир пернатых также беден, и в самой пустыне едва ли наберется с десяток оседлых видов: саксаульная сойка, больдурук, ворон, рогатый жаворонок, мохноногий сыч, пустынный вьюрок и др. Из пресмыкающихся обильны в Ч. ящерицы и змеи, а из насекомых особенно много ядовитых тарантулов, скорпионов, фаланг и каракуртов. Скотоводство в Ч. развито особенно сильно, хотя, как и повсюду в Средней Азии, находится в первобытном положении. Разводятся овцы, лошади, рогатый скот, верблюды, мулы, ишаки и свиньи.

Содержащиеся в Ч. полезные ископаемые и рудные месторождения малоизвестны. Судя по обилию разного рода приисков, сыздавна разрабатываемых китайцами, край можно назвать в этом отношении богатым. Здесь встречаются залежи прекрасного каменного угля, графита, соли, гипса, самородной серы, нашатыря, купороса, магнитного железняка, марганцовых, медных, свинцовых руд и, наконец, золота. Присутствие последнего в виде россыпей у подножия хребтов Тянь-шаньской системы уже давно обратило внимание туземцев, которые добывают его примитивным способом. Особенно замечательны золотые россыпи у подножия собственно Тянь-Шаня в округе Урумчи, по рекам Текесу, Кашу, Кунгесу, Харгую. Разработка некоторых наиболее важных месторождений производится ныне средствами китайского правительства; часть их отдана в виде концессии русским предпринимателям.

Водяных путей сообщения в Ч., кроме Иртыша, не существует. Главнейшая дорога: почтовая — вышеупомянутая Императорская, идущая от города Хами по северную сторону Тянь-Шаня и соединяющая города Баркуль, Гучен, Урумчи, Манас, Шихо, откуда отделяется путь к Чугучаку, далее дорога проходит мимо озер Эби-нор, Сайрам-нор и входит в русские пределы. Дорога эта носит характер степных дорог, со всеми их недостатками, но движение по ней может совершаться на телегах и арбах, чего нельзя сказать про дороги горные — простые тропы, пересекающие водораздельные хребты при переходе из одного ущелья в другое. Вдоль почтовой дороги проведена линия китайского правительственного телеграфа от Чугучака, Куль-джи и Урумчи.

Чжунгары — народ монгольского происхождения. Когда они поселились в Ч. — с достоверностью неизвестно, но уже в китайской истории Северных дворов (307—581) указано, что по северную сторону Тянь-Шаня жили тэлэсцы, пришедшие или из южной Гоби, или из долины Селенги. В 374 г. в Ч. вторглись жеужани, которые прошли через Бэй-шань, объединили разрозненные тэлэсские или гаогюйские поколения и остатки северных хуннов и, двинувшись на восток, образовали огромное царство от Тарбагатая до границ Кореи. Власть жеужан над Ч. была, впрочем, номинальной, и гаогюйцы чувствовали себя полными хозяевами в Ч. и Притяньшанье, где они казнили ставленника своих повелителей Мын-мина (432 г.). В 508 г. чжунгары на голову разбили жеужан при Лоб-норе, а в 521 г. совершенно прогнали их на юг в Куку-нор. В 535 г. с Алтая в Ч. спустились тукиэсцы и, разбив гаогюйцев, присоединили их к образованному ими ханству. В 585 г. Тукиэсское ханство распалось на западное и восточное, причем вся Ч. вошла в состав западной орды, владения которой захватывали, кажется, и нынешнюю Кашгарию. Восточная орда была скоро покорена китайцами, между которыми и западной ордой начались постоянные столкновения. В 653 г. китайские войска победоносно доходили до Тарбагатая и Илийской равнины. Ч. вошла в состав Китая, была разделена на приставства, управляемые китайскими наместниками, ииз нее был образован округ Тин-чжоу (702). Вскоре после этого, во время войны китайцев с уйгурами (до 844 г.), Ч. перешла во владение последних, составляя одно или несколько мелких ханств и княжеств, на которые была в то время разделена и сама Уйгурия. В 1120 годах в южной Ч. появляется некто Елюй-Даши, ставший во главе остатков киданьского племени. Двинувшись на северо-восток и покорив киргизов, усилившись соседними тюркскими родами, предводитель этот подчинил себе всю Ч., бассейн Балхаша, Кашгарию, часть земель между Аму-Дарьей и Сыр-Дарьей и образовал Кара-киданьскую империю, которая в 1218 г. вошла в состав империи Чингисхана, причем Ч. образовала часть Джагатаева улуса. В 1368 г. монголы были изгнаны из Китая; сведения о состоянии и судьбе Ч. за время их господства весьма недостаточны и малоизвестны. Можно только с уверенностью сказать, что отуречение коренного населения Кашгарии и южной Ч. и заселение свободных земель этих местностей монголами и омонголенными племенами продолжалось и при монгольской династии. Уже в начале XIV в. кочевые племена, населяющие северные земли Джагатаева улуса, стали обнаруживать признаки самостоятельности. Среди них появляются вожди, которые ведут ожесточенную борьбу с соседями — китайцами, ойратами. Ойраты, тенимые с востока монголами, после неудачной попытки завладеть южной Ч., двинулись вниз по долине Черного Иртыша и на юг в Куку-нор. В первой половине XVII в. ойраты, объединенные в руках Хатайуту Хару-хула и его сына Батур Хун-тайши (1634—1653), распространили свою власть на западе до реки Чу. В 1660 г. чжунгарийское ханство, под властью Сэнгэ, простиралось на север до Красноярска. После смерти Сэнгэ, убитого своими братьями в 1671 г., мстителем является его единоутробный брат Галдан Бошокту, который изгоняет своих дядей,овладевает Восточным Туркестаном (1679) и Ала-Шанем (1676—78). В 1686 г. Галдан покорил тянь-шаньских каракиргизов и проник в Фергану до Сарыкола, а в 1688 г. пошел на Халху, которая, не имея возможности бороться самостоятельно, просила покровительства Китая. Последний принял на себя удары чжунгарийцев; в сражении у урочища Улан-бутун Галдан был разбит войсками богдыхана Кан-си и бежал на север. Второй поход Галдана был более удачен, но когда во главе китайских войск явился сам Кан-си, Галдан был вновь разбит, бежал и отравился (1697). После поражения Галдана в Халхе все земли до Иртыша перешли в руки его восставшего племянника Цэван-Рабана, который, признав сначала суверенитет Китая, вслед за сим начал против него враждебные действия, разбил китайцев и взял город Хами, пытался захватить Тибет, но, после неудачных попыток, должен был вновь признать себя вассалом Кан-си. При Шуно-дома к Ч. был присоединен Ташкент (1723); при Галдан-Цэрэне была новая попытка отложиться от Китая, при нем же был поход чжунгаров на север (1741). После смерти Галдан-Цэрэна Ч. стала очагом междоусобий, подготовивших быстрое падение этого царства, в судьбе которого видная роль принадлежит известному в истории Сибири Амурсане. Образ действий последнего привел к страшной мести со стороны китайцев: они произвели поголовное избиение чжунгар и калмыков, часть которых бежала в Тибет, Кашгарию и Россию, а страна вошла окончательно в пределы империя Цянь-луна. Одновременно с Ч. был занят китайцами и Восточный Туркестан. По занятии чжунгарийской территории китайцы ввели в ней свое управление, завели в стране военные поселения, переселили туда преступников и бедняков, не имевших земель в Китае, а также дунган и таранчей. Под влиянием восстания дунган в Кашгарии и в Ч. в 1865 г. вспыхнуло волнение и началось истребление китайцев и маньчжур, причем погибло более полумиллиона душ и разрушены все поселения китайцев, а в долине Или образовалось особое Таранчинское султанство, с Абиль-оглой во главе. В 1871 г. ханство это было занято нами и возвращено в 1881 г. китайскому правительству. Постоянные междоусобные распри, борьба различных народностей и переменное господство одного племени над другим служили причинами постепенного уменьшения населения Ч., состоящего ныне из конгломерата различных племенных осколков. Ныне население состоит из сартов, называемых таранчами, сибо и солонов, каракитайцев, дунган, киргизов, калмыков и монголов. Общая численность населения не достигает и одного миллиона душ, причем на долю Илийского округа приходится около 170000 душ, а на долю Тарбагатайского округа — около 130000 душ. В настоящее время часть северо-восточной Ч. входит в состав Кобдосского округа Монголии, часть, лежащая к югу от 45½ параллели, причисляется к китайской провинции Гань-су-синь-цзянь, а округа Илийский и Тарбагатайский образуют особые административные единицы, управление которыми в важнейших случаях контролируется генерал-губернатором Гань-су-синь-цзяна, имеющим пребывание в Урумци. Административное управление Илийского края сосредоточено в городе Суй-дин-чэне (Суй-дун, см.). Из других пунктов более важные — Кульджа (см.), Лаоцжун, Токианцзы, Чин-хао-хоцзи. Главным административным центром Тарбагатайского округа является Дурбульджин (см. Тарбагатай), где живет хэбэй-амбань, и Чугучак (см.).

Литература.Матусовский, «Географическое описание Китайской империи»; Костенко, «Туркестанский край»; его же, «Чжунгария»; Валиханов, «Очерки Чжунгарии»; Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань на Лобнор»; его же, «Третье путешествие в Центральную Азию»; его же, «Четвертое путешествие в Центральную Азию»; Певцов, «Путевые очерки Чжунгарии»; Грум-Гржимайло, «Описание путешествия в Западный Китай»; Певцов, «Труды Тибетской экспедиции»; Потанин, «Очерки северо-западной Монголии»; Голубев, «Заилийский край»; Ошанин, «Очерки Заилийского края»; Иакинф Бичурин, «Описание Чжунгарии и Восточного Туркестана»; Бретшнейдер, «Mediaeval researches etc.»; Риттер, «Землеведение Азии» (II); Иакинф Бичурин, «Собрание сведений о народах Средней Азии»; Deguignes, «Histoire générale des Huns, des Turcs, des Mogols et des autres Tartares».

Л. Бородовский.