Чехи
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Человек — Чугуевский полк. Источник: т. XXXVIIIa (1903): Человек — Чугуевский полк, с. 748—749 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия

Чехи (Čechove, Čecho-Slaven) — западнославянское племя, живущее в пределах Австро-венгерской монархии, главным образом — в Чехии и Моравии, куда они переселились в середине V в. после Р. Х. с северо-востока. Свое название, по преданию, они получили от своего первого предводителя, который из «Белой Хорватии» (т. е. из стран закарпатских, севернее Карпат лежащих) пришел в нынешнюю Чехию со своей дружиной «через три реки», неся на плечах своих домашних богов. К чешскому племени, кроме собственно Ч. в Чехии, принадлежат еще мораване или моравские Ч. в Моравии (в западных горах они носят название гораков, в долине реки Ганы — ганаков, в восточных горах называются валахами), а также причисляются словаки(см.) в северо-западной части Венгрии. Отдельными поселками живут Ч. и в других коронных землях Австрии. Кроме того, несколько десятков тысяч Ч. живет в Прусской Силезии. Много чешских ремесленников и рабочих (главным образом по земляным и строительным работам) отправляется на заработки в Нижнюю Австрию, преимущественно в Вену, затем в другие земли Австрии, в Германию, в Россию и в особенности в Североамериканские Соединенные Штаты. Определить общее число Ч. чрезвычайно трудно, вследствие неизменной тенденции официальной австрийской статистики преувеличивать число представителей господствующей народности. Приблизительно в самой Чехии Ч. — 3644188, в Моравии — 1590513, в Австрийской Силезии — 129814, в Нижней Австрии (со словаками) — 93481, в Верхней Австрии— 3709, в Зальцбурге — 353, в Штирии — 663, в Каринтии — 158, в Крайне — 336, в Приморье — 536, в Тироле и Форарльберге — 1318, в Галиции — 5827, в Буковине — 536, в Далмации — 2206. Таким образом, в Цислейтании насчитывается более 5½ миллионов Ч., и эта цифра скорее меньше, чем больше действительности, потому что в одной Вене (не по сведениям официальной статистики, а по словам хорошо осведомленных лиц) живет до 200000 Ч. Не менее 10000 Ч. живет в пределах Венгрии, в Хорватии и Славонии, Боснии и Герцеговине, около 80000 в пределах Прусского королевства (в одной Прусской Силезии 68797 человек), не менее 20000 в других землях Германии и вообще в Западной Европе, свыше 40000 в России да около 250000 в Северной Америке, куда продолжается ежегодно, не ослабевая, переселение Ч. Если сложить все эти цифры и прибавить к ним около 100000 Ч., состоящих на военной службе, то получится с лишком шесть миллионов.

Громадное большинство Ч. принадлежит к церкви римско-католической; только сравнительно небольшая часть их в Чехии и Моравии — протестанты. Тысячелетние напряженные усилия отстоять свою национальность и такое же продолжительное соседство с немцами выработали в Ч. черты характера, чуждые вообще славянам. Чех вообще недоверчив, в особенности в сношениях с чужими,отличается замкнутостью характера и подозрительностью: ему все кажется, что его, как чеха, или за то, что он чех, преследуют и притесняют немцы, и он готов каждую минуту на «обструкцию». Он трудолюбив, может быть хорошим солдатом и чиновником, обладает природным умом и богатой фантазией, легко овладевает чужими языками и охотно занимается музыкой и поэзией. Везде и во всем чех является лучшим исполнителем, чем творцом, лучшим подражателем, чем создателем чего-нибудь оригинального. Он утратил некоторые своирыцарские черты, за которые его хвалили в прежние времена, утратил и наивную веселость и ясность, стал менее подвижен и менее откровенен. В песне он выливает свою радость и в песне ищет утешения скорби. Музыкантами и певцами, как оперными и оркестровыми, так и уличными, чешское племя снабжает чуть ли не всю Европу. Чешскому национальному характеру свойственны беспечность, страсть к спорам и к образованию партий, интерес ко всему чужому, смирение, в годины бедствий доходящее до безмолвной покорности судеб. Семейная жизнь среди простого народа отличается образцовым порядком. Целый день проводит селянин за полевыми и другими сельскими работами, а жена в это время хлопочет о потребностях семьи. Только вечером, за семейным ужином или в деревенском трактире за кружкой пива, отдыхает чех от тяжелой работы. По праздникам посещение сельской церкви почти обязательно. Здесь встречаются знакомые и сговариваются относительно вечера, который проводится или в разговорах, или в чтении. Молодежь тотчас же по окончании школьных занятий помогает родителям в домашних делах и сельском хозяйстве. Старший сын принимает на себя хозяйство от престарелых родителей, причем обязывается выделить остающуюся за ними часть. Такой порядок, в особенности если родителям приходится делить с сыном и жилище, очень часто ведет к недоразумениям и ссорам. Дочери выдаются замуж нередко даже слишком рано. Свадьба является торжеством не только для родных и знакомых жениха и невесты, но и для всего села, и в прежние времена сопровождалась множеством оригинальных обычаев и обрядов. Национальный костюм в Ч. исчез почти повсеместно; только в Пильзенском и Домажлицком округах удержался он до наших дней. Особенно красив наряд девушки: богато расшитый платок поверх корсета, синяя, по подолу пестро расшитая юбка, красный, расшитый желтым передник; на голове широкий белый чепец, на ногах — красные чулки и красивые башмаки с зелеными петлями. Пильзенский мужской костюм состоит у холостых из голубого жилета и голубой же куртки, украшенных рядом желтых пуговиц; у женатых в моде длинные сюртуки; желтые кожаные штаны заправлены в высокие до колен сапоги; на голове у холостых — войлочная шапка с красным убором, у женатых — низкая войлочная шляпа с широкими полями и длинными лентами. Из моравских нарядов самый живописный — ганацкий. Жилища свои Ч. в прежние времена строили из дерева, но теперь, с уменьшением лесных богатств и введением правильного лесного хозяйства, постройки делаются из кирпича; новейшие здания кроются черепицей, тогда как старые постройки и теперь еще покрыты соломой или дранью.

Ср. Dr. Jar. Vlach, «Die Čecho-Slaven» (Вена и Тешен, 1883).