Фламины
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Финляндия — Франкония. Источник: т. XXXVI (1902): Финляндия — Франкония, с. 106—107 ( скан ) • Другие источники: РСКД


Фламины (flamines). — Слово flamen обозначало у римлян всякого приносителя жертв, всякого возжигателя огня на жертвеннике бога. Этим термин flamen сближается с общим обозначением жреца — sacerdos — и выделяется из массы терминов, обозначающих жрецов с особыми специальными функциями: augures, salii, fratres Arvales и т. п. Ввиду этого термин flamen сопровождается обыкновенно определением, жрецом какого именно божества является данное лицо; когда такого определения нет, термин имеет общее значение, как, напр., Ф. курий, Ф. арвалов и особенно Ф. в муниципальном культе, где этот термин чередуется с приобретшим такое же общее значение термином pontifex и становится равносильным термину sacerdos. В римском городском культе были две категории Ф.: flamines maiores — жрецы высших богов римского Пантеона: Юпитера, Марса и Квирина (flamen Dialis, Martialis, Quirinalis), и 12 flamines minores, жрецы второстепенных богов. Все эти Ф. не составляли особой коллегии жрецов, но входили в серию большой коллегии понтификов, имея общее происхождение как с ней, так и с коллегией авгуров. Весьма вероятно, что члены обеих коллегий выделились еще в царский период как помощники царя в исполнении его многосложных культовых обязанностей, отличаясь этим от искони самостоятельных родовых жречеств (sodales Titii, fratres Arvales) и жречеств с определенной ограниченной функцией (salii, luperci и т. под.). С уничтожением царской власти жрецы Яна (rex sacrorum), Юпитера, Марса, Квирина (flamines maiores), Весты (pontifex maximus, как представитель весталок) и 12 flamines minores объединяются в особую коллегию со строгой иерархией в указанном порядке. Главной обязанностью ее было исполнение обычных sacra (sacra solemnia) чисто римских богов (di indigetes). С течением времени к ней присоединился ряд других обязанностей, и коллегия оказалась во главе всей сакрально-обрядовой жизни римского государства. Ф., однако, за пределы своих старых специальных функций жрецов определенного бога не вышли. Расширился состав фламината в эпоху империи, когда к 15 Ф. старых богов присоединились flamines divorum — жрецы обожествленных императоров. Число их до III века постоянно увеличивалось; жены и дочери императоров получали особых flaminicae. Связь этих Ф. с понтификатом была менее тесна, чем связь с ним больших фламинатов. Условия доступа к фламинатам были те же, что и к остальным жречествам, т. е. отсутствие телесных недостатков, гражданская незапятнанность, римское гражданство и свободное рождение. Сверх того большие фламинаты и фламинаты divorum требовали принадлежности к патрицианству. В эпоху империи, когда жречества разделились на сенаторские и всаднические, великие фламинаты были сенаторскими, малые — всадническими. Ф. были назначаемы великим понтификом; позднее, однако, и здесь входит в обычай номинация членами коллегии. Вступление в исполнение обязанностей для Ф. сопровождалось инавгурацией перед comitia calata, совершаемой авгуром, призванным для этой цели великим понтификом. Вступительный обряд заключался обедом (cena aditialis). Фламинат пожизненен; соединение фламината с другим жречеством той же коллегии до III в. по Р. Хр. недопустимо; недопустимо также соединение жречества Ф. и салия в одном лице. К потере фламината ведет только гражданское осуждение, а для f. Dialis — ошибка в исполнении его сложных ритуальных обязанностей. В фламинатах, особенно в фламинате Юпитера, сохранилась масса остатков древней культовой строгости и формализма. Достижение фламината для flamen Dialis связано было с рядом тяжелых условий. Для него и для тех sacrorum только и сохранилось в полной силе запрещение соединения жречества с магистратурой; с течением времени это требование для f. Dialis было ослаблено тем, что магистратуры, не ведшие за собой необходимости ночевать более одной ночи вне Рима, садиться на лошадь и видеть войско под оружием, сделались ему доступными. Сверх того, f. Dialis должен был происходить от брака, совершенного по обряду конфарреации, и сам жить в таком же браке. Во время исполнения фламината f. Dialis связан сотнями предписаний: он постоянно носит жреческую одежду, даже у постели его должны стоять материалы для жертвоприношений, в его кровати не может спать другое лицо, с его очага огонь берется только для сакральных нужд, стричь и брить его может только свободный, обрезки ногтей и волос его должны были быть зарыты под деревом, несущим счастье (arbor felix); он не смеет клясться, не может даже говорить о таких вещах, как козы, плющ и т. п. Старинный характер фламината сказывается еще и в том, что вся семья его связана рядом предписаний и участвует в его сакральных обязанностях. В историческое время это касается исключительно его жены; прежде принимали участие в культе и его дети. Переживанием этого обычая было участие в культе детей знатных родов, которые в церемониях фламината сохраняли старое имя camillus и Camilla. Зато f. Dialis пользуется рядом прав, выделяющих его из состава остального жречества: он имеет право постоянно присутствовать в сенате и сидеть на курульном кресле, постоянно носить toga praetexta и ходить в сопровождении ликтора. С получением жречества он выходит из-под отцовской власти. Наконец, он имеет право отсрочить на один день наказание приговоренному к телесной каре преступнику. Остальные Ф. носят toga praetexta только на играх и при исполнении своих обязанностей (изображение Ф. см. в «Bulletino comunale», 1897, 301 след.). На играх Ф. имеют особые места. Большие Ф. в некоторых случаях имеют право ездить, а не ходить по городу. В провинциях вне императорского культа титул flamen вообще встречается редко. Императорские Ф. в муниципиях подчиняются обычаям и законам, установленным для Ф. города Рима. Среднее положение между Ф. муниципальными и Ф. частного культа занимают Ф. коллегий. Из них ближе всего к общественным городским Ф. стоят фламины полуофициальных коллегий юношей и Ф. африканских городских курий. В V в. фламинат в муниципиях теряет свой языческий характер, сохраняя, однако, свои культовые функции, напр. обеты за процветание императора и императорского дома; игры и т. п. См. Bardt, «Priester der vier grossen Collegien» (Б., 1871); Marquardt-Wissowa, «Staatsverwaltung» (III, 326 сл. и 473 сл.); Wissowa, «Römische Religion und Kultus» (432 сл.). О муниципальных Ф. — см. Крашенинников, «Римские муниципальные жрецы и жрицы» (СПб., 1891).