ЭСБЕ/Финская литература

Финская литература
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Финляндия — Франкония. Источник: т. XXXVI (1902): Финляндия — Франкония, с. 13—18 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Финская литература. — Первые начатки Ф. письменности относятся к половине XVI века, когда Реформация вызвала проповедь на народном языке. Первым проповедником нового учения среди Ф. народа был Петр Сэркилахти, основателем же Ф. литературы считается абоский епископ Михаил Агрикола († 1554), один из ближайших учеников Лютера и Меланхтона, сын бедного Ф. крестьянина. Он напечатал в 1548 г. Ф. перевод Нового Завета, издал Азбуку, Катехизис, Молитвослов, Служебник, сборник церковных песнопений и пр. В конце XVI и начале XVII в. появилось еще несколько писателей на народном языке: Яков Суомалайнен составил книгу Ф. гимнов, Эрик Соролайнен — сборник Ф. проповедей. В 1642 г. появился полный перевод Библии на Ф. яз. Университет в Або нимало не содействовал развито Ф. национальности и Ф. литературного языка; напротив, он служил центром образованности исключительно шведской, которая к Ф. элементу относилась пренебрежительно. На Ф. языке в XVII и XVIII в. печаталось очень немного книг, почти исключительно религиозного содержания; все сколько-нибудь образованные финны отказывались от своей Ф. национальности и превращались в шведов. Только в конце XVIII в. среди Ф. ученых является деятельный поборник народности — проф. Абоского унив. Генрих-Габриель Портан († 1804), соединивший вокруг себя молодых патриотов, которые стали посвящать свои труды изучению Ф. истории, древностей, народной поэзии и т. д.; но Портан писал исключительно по-латыни или по-шведски и, несмотря на его старания, судьба Ф. языка оставалась по-прежнему весьма печальной. Язык этот как во времена шведского владычества, так и в первое время после присоединения Финляндии к России не пользовался никакими гражданскими правами; финны, не знавшие по-шведски, не могли принимать никакого участия ни в умственной, ни в политической жизни своей родины. Высший, шведский класс общества составлял особую касту, не имевшую с народом ничего общего. Когда Ф. молодежь, у которой университетское образование не отняло сознания своей народности, решилась возвысить свой голос в защиту народа и его языка, это вызвало ожесточенную борьбу, разделившую все образованное финляндское общество на фенноманов и свекоманов и далеко не законченную еще и до настоящего времени. Фенномания, научная и политическая, с требованием литературных прав для Ф. языка и политической равноправности для Ф. населения, обнаружилась впервые в 10-х годах XIX в. Один из народных стихотворцев, Яков Ютейни, в своих песнях заявлял, что надо привязывать к позорному столбу тех ученых, которые гнушаются народным языком. Даже в изданиях, выходивших на шведском языке, многие патриоты все настойчивее требовали допущения Ф. языка в литературу, в преподавание и в официальное делопроизводство. В 1820 г. появилась первая Ф. газета — «Абоские еженедельные известия», под ред. Беккера, быстро приобретшая большую популярность. В 1828 г. в Гельсингфорсском унив. учреждена первая кафедра Ф. языка. Здесь же выступили и новые энергичные деятели в духе развития Ф. национального самосознания. Самое видное место между ними занимает поэт Иоганн-Людвиг Рунеберг. Хотя он писал только по-шведски, но в своих произведениях является вполне национальным Ф. поэтом и патриотом. Особенной популярностью пользуются его «Рассказы прапорщика Столя» (1848, 1860) — ряд поэтически переданных эпизодов из русско-шведской войны 1808—09 гг. Вступление к этим рассказам представляет восторженный гимн в честь Финляндии («Наша страна»), получивший в крае значение национального гимна. Рунеберг создал целую школу поэтов, писавших, подобно ему, на шведском языке, но в Ф. национальном духе. Таковы Ларс Стенбек, автор многочисленных лирических стихотворений, посвященных Ф. родине, Фредрик Цигнеус, Эмиль фон Квантен («Песни Суоми»), Юлий Векселль (трагедия «Даниель Юрт») и друг. К Рунебергу же примыкает и один из самых талантливых и плодовитых финско-шведских писателей, Захарий Топелиус (1818—98), долго бывший профессором Гельсингфорсского унив. Ему принадлежит, кроме целого ряда лирических стихотворений, много книг для детей и юношества, пользующихся в Финляндии огромной популярностью: «Книга природы», «Книга о нашей стране», «Книга для детского чтения», «Сказки» и др. Он написал также исторический роман: «Рассказы фельдшера» — из шведской жизни времен Густава III и Карла XII. Лирика Топелиуса проникнута живым чувством природы, картины и впечатления которой он рисует с большим одушевлением и любовью. Одновременно с Рунебергом выступил ревностный собиратель остатков финской народной поэзии и поборник литературного развития финского языка Элиас Лённрот (см. XVII, 536). Вместе с Рунебергом, при содействии другого горячего патриота и политического деятеля, Иоганна-Вильгельма Снельмана, он основал в 1831 г. Финское литературное общество, которое поставило своей задачей собирание и издание памятников народной поэзии, издание полезных для народа сочинений на Ф. языке, а также исторического, филологического и литературного журнала и вообще создание на Ф. языке научной и изящной литературы. Одной из первых забот общества была командировка Лённрота для собирания народных Ф. песен («рун») в разные местности края. Результатом этой командировки явилось издание «Калевалы» (см. XIV, 9), вышедшее в 1835 г. и впоследствии еще дополненное новыми рунами. Кроме того, Лённрот издал в 1840 г. «Кантелетар» («дочь кантеле», народного музык. инструмента; см. Кантеле, XIV, 314) — собрание народных песен лирических, мифических и исторических; затем следовали огромные сборники пословиц, загадок, сказок и, наконец, вышедший уже после смерти Лённрота, в 1887 г., сборник заклинаний. Издание «Калевалы» было встречено общим восторгом и дало могучий толчок развитию Ф. национального самосознания; ее руны послужили основой для новой поэзии в народном духе, вызвали глубокий интерес к народному быту во всех его проявлениях и вместе с тем дали готовый и обширный материал для литературной обработки народного языка. Эту последнюю задачу взяли на себя ученые филологи, среди которых первое место принадлежит проф. Кастрену, тщательно и подробно изучившему не только все финские наречия, но и весь комплекс финско-угорских языков. Литературным органом общества был основанный в 1841 г. журнал «Suomi» («Финляндия»), в котором впервые явились научные статьи на Ф. языке. В том же году преподавание Ф. языка введено в программу всех учебных заведений края. Литературное общество начало ряд новых изданий для народа переводами рассказов Цшокке «Делатели золота» и др. и краткими руководствами по истории и естествознанию, а затем издало сборник стихотворений 18-ти народных поэтов («Kahdeksantoista Runoniekkaa») и несколько других оригинальных литературных произведений. Кроме того, общество оказало материальную поддержку первым периодическим изданиям на Ф. языке — основанной в 1836 г. Лённротом в маленьком северном городке Каяне газете «Miehiläinen» («Пчела») и основанной д-ром Шильдтом в 1844 г. ежедневной политической и литературной газете «Suometar» («Дочь Финляндии»). Цензурные условия того времени далеко не благоприятствовали развитию деятельности общества и Ф. национальной литературы. В конце 40-х гг. сторонники исключительного господства в Финляндии шведского языка и образования успели убедить генерал-губернатора кн. Меншикова, что фенноманская агитация имеет целью отторгнуть Финляндию от России — и по высочайшему повелению 8 апреля 1850 г. последовало запрещение печатать на Ф. яз. какие бы то ни было сочинения, кроме книг религиозного и сельскохозяйственного содержания; в особенности же запрещено было издавать на Ф. яз. романы, как оригинальные, так и переводные, хотя бы даже с русского. Исключение было сделано только для перепечатки уже изданных ранее сборников произведений старинной народной поэзии, словарей и учебников. Как только несколько лет спустя вновь получена была возможность издавать Ф. книги, тотчас же явилось значительное число произведений изящной литературы, сочинений научного содержания, периодических изданий и т. п. Ф. язык, еще недавно презираемый как язык «мужицкий», оказался способным передавать самые разнообразные оттенки научной и художественной мысли, и литература на этом языке стала наряду с местной шведской литературой, если еще не выше ее, несмотря на противодействие свекоманов. Эта новая Ф. литература, существующая всего 40 лет с небольшим, имеет уже своих выдающихся представителей во всех родах поэзии и по своему содержанию является национальной в полном смысле слова. Самое видное место в ней занимают писатели, изображающие быт Ф. народа в различных его проявлениях с таким реализмом и жизненной правдой, какие редко можно встретить и в литературах гораздо более развитых. Рядом с ними стоит молодое поколение писателей шведско-финляндских, которые в своих произведениях являются преимущественно изобразителями жизни высшего класса и вообще городского населения края. В числе последних выделяются: Ионафан Рейтер (род. 1859 г.), поэт моря и приморской жизни; Вильг. Лагус (ум. 1896 г.), автор нескольких исторических драм и комедий из современной жизни; даровитый лирик и драматург Карл Тавастшерна (1860—98), нередко являющийся резким критиком современных общественных условий Финляндии; очень талантливый автор мелких рассказов и стихотворений, проникнутых сильным чувством и глубокими философскими идеями, Микаэль Любек (род. 1864 г.); романист Якоб Аренберг («Семья из Хаапакоски», «Хихулиты», «Дворяне» и др.), произведения которого служат верным отражением политической жизни современного финляндского общества; Конни Циллиакус, известный в особенности своими рассказами из быта финских переселенцев в Америке; несколько даровитых романисток, напр. Сара Ваклин (1790—1846), Эдифь Форсман (род. 1853 г.), Александра Гриненберг и в особенности Елена Вестермарк (род. 1857 г.), роман которой «Победа жизни» пользуется большой любовью среди шведско-финляндских читательниц. Гораздо бо́льшее культурное значение имеет для Финляндии новая литература на Ф. языке. В ряду первых ее деятелей стоит ученый лингвист, проф. Авг. Альквист (1826—89), издавший под псевдонимом «А. Оксанен» два сборника стихотворений под загл. «Искры». В этих стихотворениях Ф. язык впервые послужил орудием для выражения лирического чувства в прекрасной и тщательно отделанной форме. Содержание их — преимущественно патриотическое, благодаря чему многие из них сделались любимыми песнями («Могущество Финляндии», «Песнь саволаксца» и пр.). Одновременно с Оксаненом выступил под псевдонимом «Суонио» другой замечательный Ф. ученый, проф. Юлий Крон (1835—88). Его стихотворения, собранные под заглавием «Земляника и черника», также проникнуты патриотическим направлением и вместе с тем являются выражением идеальных стремлений в духе Шиллера к истине и красоте. Ему принадлежит также сборник небольших рассказов в прозе и солидный ученый труд, посвященный анализу «Калевалы». К числу ученых лириков принадлежат также проф. Арвид Генец, рисующий в своих стихах («Воспоминания и надежды») идиллические картины семейной жизни, и переводчик Шекспира Пав. Каяндер. Из поэтов, вышедших из народа, более других известен Юхани Эркко (род. в 1849 г.), сын крестьянина, долго бывший сельским учителем. Его стихотворения отличаются чисто народным пошибом, напоминающим «Калевалу» и песни «Кантелетар». Большей частью это — картины природы и простой деревенской жизни; нередко в его лирике слышатся и патриотические мотивы; в позднейших своих стихотворениях (напр. в сборнике «После моего пробуждения») он разрабатывает преимущественно религиозные, философские и общественные темы. Ему принадлежит также лирическая драма «Tietäjä» («Пророк»), содержанием которой служит борьба Израиля с мадианитянами, причем поэт пользуется библейскими мотивами для современных аллегорий. Основная идея драмы, впрочем, недостаточно ясна, и в целом это произведение не может быть названо удачным, хотя в нем и есть очень сильные лирические места. Гораздо лучше другая его драма, «Айно», на сюжет, заимствованный из «Калевалы»; она считается самым выдающимся произведением Ф. драматической литературы. Эркко написал также несколько рассказов из народной жизни и большой роман «Верующий», в котором представил историю религиозного развития Ф. крестьянина. В ряду Ф. драматургов особенно замечателен Карл Бергбом (род. 1843 г.), основатель и руководитель Ф. театра в Гельсингфорсе (с 1872 г.) и автор драмы «Паоло Марони». Количество Ф. драматургов до настоящего времени еще очень невелико, так как в крае существует пока только один постоянный театр и несколько странствующих любительских трупп. Ф. литературное общество в 1861—67 гг. издало 4 тома собрания пьес на Ф. яз. («Näytelmistö»), куда вошли произведения большей частью невысокого литературного достоинства. Самой талантливой представительницей Ф. драмы является Минна Кант (род. 1844 г.), дочь рабочего, ставшего потом торговцем, Ионсона. Она училась в учительской семинарии, вышла замуж за учителя, скоро овдовела и решила добывать средства к жизни литературным трудом. Ее первая пьеса «Кража со взломом» получила премию от литературного общества и сделалась репертуарной на Ф. сцене. В дальнейших своих произведениях — драматических и повествовательных — М. Кант является уже тенденциозной писательницей, проповедующей идеи Брандеса, Тэна, Спенсера и Милля. Она резко осуждает темные стороны современной культуры, особенно в ее применении к финляндской общественности, выступает на защиту бедных и угнетенных людей, ратует за права женщины, за истинную христианскую любовь, против официального ханжества и т. д. Такой сильно-полемической тенденцией проникнуты ее драмы: «Жена рабочего», «Дитя несчастья», «Семья пастора», «Сильвия». Во всех этих произведениях виден сильный и самобытный талант при значительных недостатках техники: М. Кант не имела времени тщательно отделывать свои пьесы, писанные всегда под первым впечатлением какой-нибудь поразившей ее мысли. Ф. публика, в общем довольно консервативная, признавая талант писательницы, не одобряет этих ее произведений за слишком радикальное их направление. Из молодых финских поэтов выдается еще Казимир Лейно (или Лённбом, род. 1866 г.). Это — лирик, обладающий научным образованием, пылкий и восторженный певец свободы и наслаждения жизнью и большой мастер изящного стиха. Его идеи не всегда самостоятельны, но он умеет придавать им художественную форму и даже некоторую философскую окраску. Особенно он известен многочисленными своими стихотворениями «на случай». Его младший брат, Эйно Лейно, выступивший только в 1896 г., успел уже издать пять томов стихотворений, между которыми многие отличаются изяществом формы и оригинальностью содержания. Мотивы его поэзии очень разнообразны: здесь можно найти и личную, преимущественно любовную лирику, и стихотворения на философские, общественные, политические темы, и перепевы народной поэзии. Другой молодой поэт, Кюэсти Ларсон, является в своих стихах юмористическим изобразителем разных сторон народного быта. В ряду представителей Ф. романа и повести первое место по времени занимает оригинальный народный романист Алексис Киви (Стенваль, 1834—1872). Сын бедного деревенского портного, он только 17-ти лет стал учиться грамоте, а 6 лет спустя уже поступил в университет. Напряженная умственная работа привела его к сумасшествию, которым и прервалась его много обещавшая литературная деятельность. Драматические произведения Киви имеют большую ценность и пользуются успехом на сцене (комедии «Деревенский сапожник» и «Обучение» и драмы «Куллерво» в «Лия»); но самым важным из всего им написанного является роман «Семеро братьев», дающий широкую картину Ф. народной жизни. Произведения Киви отличаются восторженным отношением к просвещению, горячим патриотизмом (но без вражды к другим народностям), выбором исключительно народных сюжетов и чрезвычайной простотой как фабулы, так и изложения. Все эти черты сделались отличительными для целой школы. Преемниками Киви явились многочисленные писатели крестьянского происхождения, большей частью продолжавшие оставаться сельскими жителями и земледельцами. Эти писатели вовсе не задаются художественными целями, а передают простым народным языком, вполне безыскусственно и правдиво, свои впечатления, преимущественно с нравоучительной целью; ничего не выдумывая, они изображают только то, что сами видели и слышали, освещая эти жизненные картины собственным миросозерцанием, то печальным, то юмористическим. Во главе таких простонародных писателей, имеющих большое культурное значение для местного населения, стоит Пьетари Пэйвэринта (род. 1827 г.), сын бедного поденщика, по профессии — сельский дьячок. В своих многочисленных рассказах он рисует самые разнообразные типы и сцены из жизни Ф. простонародья с такой правдивостью и сердечной теплотой, которые делают его одним из самых выдающихся представителей Ф. литературного народничества. Из младших представителей этого вида литературы выделяются своим оригинальным талантом Хейкки Кауппинен (или Kauppis-Heikki). Он был батраком у пастора Бруфельда, отца знаменитого Ф. романиста Юхани Ахо. Этот последний вместе с своим братом Пеккой, также известным литератором, обратил внимание на способного юношу и занялся его образованием. Первые произведения Хейкки имели характер подражательный, но вскоре его талант достиг вполне оригинального развития. Рядом с Хейкки может быть поставлен Александр Филандер, пишущий под псевдонимом Alkio, — мелкий торговец в небольшом местечке, не получивший никакого школьного образования, но собственным трудом достигший влиятельного положения у себя на родине, где он основал общество трезвости и журнал для юношества «Pyrkija» («Проводник»). Его рассказы отличаются художественным изображением народных типов, тонким юмором и нередко трогательностью содержания. Заслуживает внимания также и третий писатель той же категории — деревенский кузнец Хейкки Мерилэйнен, собиратель народных песен и автор романа «Торпарь Тапани», в котором он сильно вооружается против пиетизма и религиозной нетерпимости. Лесной сторож Юхани Коккο, пишущий под псевдонимом Kyösti, дал полный драматизма рассказ «В казенных лесах», где изображается столкновение старых народных воззрений на лес, как на «Божий» и потому составляющий общую собственность, с новым законом о лесоохранении. Наконец, в этой группе народников стоит и замечательная писательница-крестьянка Лиза Терво, автор романа «Новый отец». Таким образом, новейшая Ф. литература представляет интересное и своеобразное явление: постоянно расширяющийся круг писателей, органически связанных с народной жизнью и ее интересами и являющихся выразителями подлинных народных воззрений, — писателей не только «для» народа, но и «из» народа. Конечно, для постороннего читателя все их произведения представляют только этнографический интерес; но для местного населения они имеют огромное культурное значение, являясь показателями быстро растущего народного самосознания. Все, что они сообщают о народе, проникнуто полною искренностью и имеет силу первоисточника. Другая группа Ф. писателей состоит из людей, получивших высшее образование, проникнутых передовыми европейскими идеями и работающих уже не только для народа в тесном смысле слова, но и для образованного общества. Впрочем, большинство этих писателей не утратило своей связи с народом, к которому принадлежит по своему происхождению, и в своих произведениях также нередко обращается к народной жизни. К этой группе относится уже упомянутая выше драматическая писательница Минна Кант, затем талантливый романист Тэуво Паккала (псевд. Frosterus: «Вниз по реке Улео», «Эльза», «Воспоминания детства», «Лжец» и др.) и редактор самой распространенной финской газеты «Uusi Suometar» Вильхо Сойни, автор нескольких рассказов из народного быта. Сюда же принадлежат и самые талантливые и наиболее известные представители современной Ф. литературы: пастор Юхо Рейонен (р. 1855), автор целого ряда рассказов из крестьянской жизни и замечательного исторического романа из эпохи крестьянского восстания (так наз. «войны дубин») XVI века, «Юхо Весайнен»; сын пастора Сантери Ингман (р. 1860), плодовитый юморист и романист, изображающий городские нравы и жизнь современного финского студенчества (сборник рассказов «В сумерки», исторический роман «Анна Флемминг», студенческий роман «Пасынок своего века» и мн. др.); идеалист и философ Арвид Ернефельт, в произведениях которого чувствуется сильное влияние Достоевского и особенно Толстого («Родина», «Человеческая судьба», «Мое пробуждение», «Атеист» и др.). Сильное художественное дарование, глубина мысли и искренность чувства делают Ернефельта одним из самых привлекательных финских писателей и придают его произведениям уже не местное только, но общечеловеческое значение. Последним и наиболее талантливым представителем современной Ф. литературы является Юхани Ахо (Бруфельд, род. 1861) — единственный до сих пор финский писатель, подучивший европейскую известность. Уроженец Саволакса, сын пастора, Ахо вырос среди народа в самый разгар фенноманского движения и сделался убежденным сторонником народнической партии. Отыскивая свои идеалы среди народных масс, он проникся многими особенностями саволакских крестьян и усвоил их миросозерцание. Отсюда его непосредственность, оригинальность и способность анализировать такие чувства, каких привилегированные классы в большинстве случаев не понимают. Уже в ранней молодости он стал деятельным сотрудником газет финского направления; во времена своего студенчества он явился одним из основателей газеты Pâivälehti («Ежедн. газета»), а впоследствии сделался редактором еженед. «Новой иллюстрации» (Uusi Kuvalehti), одного из важнейших органов фенноманской партии. В роли беллетриста он выступил в начале 80-х гг. и сразу имел огромный успех. Его первые два рассказа, «Когда отец купил лампу» и «Железная дорога», в которых с неподражаемым юмором изображается переполох, вносимый культурой в неподвижное существование первобытных людей, вошли во все Ф. хрестоматии. После этого он написал множество коротеньких вещиц полубеллетристического, полулирического содержания, собранных в особые сборники под заглавием «Стружки» (Lastuja, теперь уже 5 томов) и несколько больших романов: «Дочь пастора» и его продолжение — «Жена пастора» (общественное положение Ф. интеллигентной женщины); «Одиночество» (душевная история разочарованного общественного деятеля); «В Гельсингфорсе» (из жизни Ф. студенчества); «Пану» (из истории борьбы христианства с язычеством в Финляндии) и др. В самое последнее время Юхани Ахо увлекся политикой, которой, впрочем, и прежде никогда не чуждался: ярким выражением этого увлечения явились два небольшие тома его рассказов под заглавием «Можжевеловая народность», в которых он изображает русско-финляндские отношения с точки зрения Ф. патриота. Во всех своих произведениях Ахо является вдумчивым наблюдателем и тонким психологом; он умеет подметить и художественно передать самые сложные черты душевной жизни своих действующих лиц. Он обладает сильным лиризмом, юмором и нередко является даже сатириком, чего мы не замечаем у других Ф. писателей. Его язык отличается чистотой и выразительностью; в этом отношении его смело можно назвать «классическим» писателем. Таковы главнейшие представители молодой Ф. литературы, уже успевшей, несмотря на свое непродолжительное существование, приобрести вполне определенную физиономию. Это — литература, прежде всего, глубоко демократическая, народная в полном смысле этого слова, как по форме, так и по содержанию огромного большинства произведений, ее составляющих; затем, это литература безусловно прогрессивная: связующей нитью во всех ее произведениях служит прославление успехов культуры среди Ф. народа и горячий призыв к неустанному движению вперед. Среди Ф. писателей, уже довольно многочисленных в наше время, к какой бы партии они ни принадлежали, не найдется ни одного, который решился бы выступить противником самого широкого просвещения своей родины. С общей точки зрения, Ф. современная литература в своей совокупности не представляет большой художественной ценности и не дает образованному человечеству каких-либо новых и оригинальных идей; но для своего народа она является крупным приобретением и могучим двигателем умственного и нравственного прогресса. Наряду с чисто художественной литературой, в Финляндии быстро развивается литература научная, по всем отраслям знания, и публицистическая. Из ежемесячных журналов важнейший — «Наблюдатель» (Valvoja), в котором сотрудничают лучшие научные и литературные силы края. Быстро увеличивается также, особенно в последнее время, количество переводов на Ф. язык классических произведений европейских литератур, преимущественно немецкой и шведской, а также и русской.