Открыть главное меню

ЭСБЕ/Третичная система

< ЭСБЕ

Третичная система
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Томбигби — Трульский собор. Источник: т. XXXIIIa (1901): Томбигби — Трульский собор, с. 781—788 (индекс)
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Третичная (кайнозойская) система — располагается над меловой и предшествует современному периоду. Органический мир ее характеризуется исчезновением многих выдающихся мезозойских типов. Флора отличается развитием цветковых растений. Среди беспозвоночных исчезают столь характерные для мезозоя аммониты, белемниты, неринеи, рудисты и друг. Некоторые группы делаются редкими (фоладомии и др.). В нижнетретичных образованиях большого развития достигают нуммулиты, образующие громадные пласты известняка, среди иглокожих важную роль начинают играть клипеастриды и спатангиды, среди моллюсков двустворчатые с сифонами и гастероподы с сифональным устьем. Вымерших родов встречается мало (следует, впрочем, отметить, что как раз в новейших Т. образованиях пресноводных востока Европы, в том числе и России, имеются некоторые интересные вымершие формы моллюсков — Valenciennesia, Prosodacna etc. Среди позвоночных надо отметить исчезновение многих отрядов мезозойских рептилий, как-то морских рептилий (ихтиозавров, плезиозавров, мозазавров), летающих рептилий (птерозаврий) и колоссов мира пресмыкающихся — динозавров, между птицами надо отметить нахождение громадных вымерших форм (Dinornis, Gastornis Phorarhacos). Особо важное значение для Т. отложений представляют млекопитающие. В мезозое имеются лишь несомненные сумчатые и близкие к ним формы (Allotheria). В Т. пластах появляются и представляют пышное развитие плацентные млекопитающие, их тут много видов и целый ряд вымерших форм. Имеется несколько вымерших отрядов и подотрядов (отряд Creodontha, примитивная группа хищных, промежуточная между сумчатыми и современными хищными), отряд Tillodontia, подотряд Gravigrada и Loricata среди неполнозубых, а среди копытных подотряды Typotheria, Toxodontia, Litopterna, Amhlypoda, Ancylopod Condylarthra). Подотряд Condylarthra служил исходной точкой для многочисленных форм парно- и непарнокопытных (Perisso- и Artiodaciyte) и послужил материалом для палеонтологических работ В. Ковалевского, Копа, Марша, Осборна, Рютимейера, М. Павловой, которые дали одно из самых блестящих подтверждений эволюционной теории. Между копытными формами некоторые характерны для известных отделений Т. отложений (как, напр., Typotheria, Toxodontia, Litopterna для Т. отложений Южной Америки, Coryphodon, Paleotherium, Hipparion, Anttiracotherium, Anoplotherium etc. для различных горизонтов Европы и Сев. Америки), другие же своими крупными размерами (Uintatherium, Tinoceras, Titanotherium, Dmoiherium, Mastodon, Sivatherium etc.). T. образования занимают большие поверхности в Европе (Англии, Франции, сев. Германии, на Ю России и в средиземноморских странах), затем в Малой Азии, Гималаях, Индокитае, Зондских о-вах, а также в северной Африке. Другой областью развития Т. отложений будет Северная Америка, где, кроме морских осадков по Атлантическому побережью, имеются громадные континентальные отложения с остатками млекопитающих и, наконец, Патагония и Аргентина. Сравнение между собою Т. отложений не только Старого и Нового Света, но и напр. различных стран Европы представляет громадные затруднения, почему и до сих пор трудно дать общее разделение Т. системы на отделы. Т. (главным образом) морские отложения Европы и Старого Света, вообще, можно подразделить следующим образом:

Палеоген.
Эоцен Палеоцен Яр. Монтийский Е1
Яр. Танетский E2
Яр. Суассонский (Лондонский) Е3
Эоцен собст. Яр. Лютетский (Парижский) Е4
Яр. Бартонский Е5
Олигоцен Яр. Лигурский (приабонский) Ol1
Яр. Тогрийский (саннуаский и стампийский) Ol2
Яр. Аквитанский (Хаттийский) Ol3
Неоген.
Миоцен Яр. Бурдигальский (Лангийский) M1
Яр. Виндобонский (Гельветский) M2 a
(Тортонский) b
Преплиоцен Сарматский M3 а
Мэотический b
Плиоцен Яр. Пиачентинский Р1
Яр. Астийский Р2

Палеоген представляет две области развития в Европе: северную и южную или средиземноморскую. Одной из типичных областей развития, служившую местом классических исследований Кювье, Броньяра, Дегэ и др., является англо-французский палеогеновый бассейн, различные отложения которого и послужили для установления многих из названных ярусов. Наиболее типичные отложения парижского бассейна: Е2 — пески Бравэ, Е3 — пески с нуммулитами Суассона и Кюиса, Е4 — грубый парижский известняк, известный своим богатством окаменелостей (Cardita planicosta, Cerithivum giganteum), E5 — пески Бошана, Ol1 — гипсы Монмартра, с остатками млекопитающих (Palaeotherium etc.), Ol2 — пески Фонтенбло, Ol3 — пресноводный песок Боса. Палеогеновые отложения парижского бассейна отличаются постоянной борьбою морских и пресных вод. Иногда берет верх море (Е4, Ol3), иногда море совсем отступает (Ε1 — представлен во Франции изолированными морскими отложениями, вроде известняка пизолитового Медона Ol1, Ol3), или же замечаются прослойки с соленоватоводными или пресноводными окаменелостями (Е3, Е5). В Англии палеогеновые отложения предста-вляют более глинистый характер. Наиболее типичными отложениями являются: Е2 — танетские пески, E3 — лондонская глина, Е4 — пласты Бреклешгэма, Ε5 — бартонская глина, Ol1 — пласты Гидона, Ol2 — пласты Гемпштедта. Здесь также в нижней (E2) и вверху (Ol2) замечается влияние пресных вод. В Бельгии различные отделы получили особые названия, которых соответствие с общепризнанными может быть выражено таким образом:

Ε1 — монтийский (известняк Монса послужил типом яр.), E2 — ланденьенский и геерский, Е3 — ипреский, Е4 — панизельский, брюссельский, лекенский, Е5 — веммельский, Ol1 — нижний и O2 — верхний тонгрийский и рюпельский яр. Верхний олигоцен отсутствует. Северногерм. палеоген относится главным образом к олигоцену и представляет обширное распространение от берегов Северного и Балтийского моря до Франкфурта и Лейпцига, Касселя. Олигоценовые пласты проникают также в долину Рейна (Майнцский басс.). Впрочем, в Дании известны и древнетретичные отложения (палеоцен Копенгагена). Типичные отложения немецкого олигоцена: Ol1 — глины Эгельна-Латдорфа, Ol2 — септариева глина и морской песок Вейнгейма (Майнцский басс.), Ol3 — пески Касселя, штернбергская порода; перитовые пласты Майнцск. басс. В связи с олигоценом Сев. Германии стоят обширные буроугольные отложения. В Майнцском же бассейне к концу олигоцена замечается совершенное опреснение басс. Из др. палеогеновых отложений Средней Европы надо отметить принадлежащие олиг. сидеролитовые отложения, большею частью выполнение трещин и углублений, состоящие из бурого железняка и т. п., образовавшиеся на суше и содержащие обильные остатки млекопитающих. Наиболее известное местонахождение это — Керси (фосфориты), а также другие пункты центрального Плато, Юры и т. д. Далее, следует отметить янтароносный нижний олиг. Замланда у Кенигсберга (янтарь составляет отвердевшую смолу Pinus succinifera), нижние моллассы Швейцарии, внизу со среднеолиг. морскими окаменелостями, вверху с пресноводными окам., растениями (пальмами). Заканчиваются моллассы нередко известняками с Helix Ramondi. У Геринга в Тироле и в Трансильвании известны олигоценовые отложения, богатые растительными остатками. К северному же типу развития примыкает и палеоген России (за исключением Крыма и Кавказа), покрывающий громадные пространства от Польши до Волги (Волынская, Полтавская, Киевская, Екатеринославская губ., Земли Войска Донского, Поволожье) и далее до Аральского моря. Палеоген Поволжья разделяется (Павлов, Нечаев) на сызранский, саратовский и камышинский горизонты, из которых первый соответствует монтийскому (Е1), а два другие — танетскому яр. Камышинский горизонт представлен песчаниками с отпечатками листьев, а два остальные горизонта содержат много окаменелостей (так наз. «караваи» Саратова — большие конкреции с раковинами внутри). Палеоценовые отложения не встречаются ни в Донецкой, ни в Киевской области. Здешние палеогеновые пласты разделены Соколовым на следующие ярусы: Е3 — глауконитовый песок Канева, соотв., по Радкевичу, суассонскому ярусу, Бучакский ярус — песчаники Бучака, Трактемирова и т. д., соответствующий Е4 и отчасти E5. Киевский ярус — голубые глины Киева, белые мергели Калиновки, принадлежащие к бартонскому яр. (E5). Харьковский ярус (песчаные породы с иглами губок, пласты Екатеринослава и Мандриковки, с фауной пластов Латдорфа) соответств. нижнему олигоцену. В песках с марганцевой рудой по р. Соленой (Екатеринославская губ.) найдены остатки среднеолигоценовых селахий. Палеоген юга России заканчивается полтавским ярусом (белые кварцевые пески с бурым углем, пресноводн. происх.), вероятно, соответствующим верхнему олиг. Южный или средиземноморский палеоген отличается сильным развитием нуммулитовых известняков. Фауна его отличается обилием крупных моллюсков, присутствием рифовых кораллов и множеством морских ежей. Нуммулитовая формация распадается на отделы, которые характеризуются известною последовательностью нуммулитов, но которые трудно вполне точно сопоставить с ярусами англо-французского б. Нуммулитовые известняки представляют громадное развитие в высоких горных кряжах Европы, в Пиренеях (и у Биарица), в Альпах (Крессенберг — классическое местонахождение), в северной Африке (Алжир и Египет), где пласты нижнего эоцена были выделены Цителем в особый ливийский ярус, в Сирии и Палестине, на Балканском полуострове, в Гималаях, где эоцен подымается, вследствие дислокационных процессов, на громадную высоту неск. десятков тысяч фт., на Яве, Суматре, Борнео и других о-вах Зондского архипелага. Кроме нуммулитовых известняков, средиземноморский палеоген представляет и другие фации. В области Виценцы и Вероны развита богатая серия известняков и базальтовых туфов, представляющих ряд горизонтов, также вошедших в общую номенклатуру палеогена (пласты Спилекко — E3, Монте Постале — Е4, Ронка — E5, Крозара — Ο1 или Приабона, Кастель Гомберто — B2). Сюда же принадлежат знаменитые своими отпечатками рыб сланцы Монте Болька. Громадного развития достигает в южной области так наз. флиш, серия лишенных окаменелостей песчаников, нередко с различными отпечатками (иероглифами), происхождение которых теперь большею частью приписывается следам червей и др. морских животных, частью же механическим причинам и водорослям, а также сланцевых глин. Происхождение флиша до сих пор не вполне выяснено. Флиш сопровождает большие горные системы, как-то Альпы (флиш, венский песчаник), Карпаты (карпатский песч., стоящий в связи с так наз. менилитовыми сланцами, богатыми остатками рыб), Апеннины (мачиньо), Балканы и т. д. В пределах России нуммулитовые известняки развиты на сев. склоне Крымских гор, в Закавказье, на Мангышлаке, у Аральского моря. На северном склоне Кавказа громадное развитие представляют флишеподобные породы, за которыми в Кубанской области следуют белые мергели бартонского возраста (Е5), а над ними громадная толща темных сланцевых глин, в которых у Баталпашинска найдены среднеолигоценовые окаменелости. Эти глины распространены от Каспийского моря до Крыма, где в них, на р. Альме, также найдены среднеолиг. окаменелости. В Крыму между ними и нуммулитовым известняком расположены белые мергели, тоже бартонские. Таким образом в Крыму и на Северном Кавказе палеогеновые отложения южного типа покрываются отложениями германского типа (черные сланц. глины с Meletta). У Керчи и на северном Кавказе олигоценовые сланцевые глины непосредственно переходят в миоцен. Что касается неогена, то нижний его отдел представляет весьма слабое развитие на севере Европы. Сюда относятся многие буроугольные отложения Северной Германии, а также Польши. В морском развитии миоцен в Германии известен только в Шлезвиг-Голштейне и Мекленбурге (М2б) — так наз. гольштейнский песчаник. В майнцском бассейне, где уже и верхи олигоцена были развиты соленоватоводными пластами (перитовые пласты и известняк Гохгейма с Helix), миоцен представлен также соленоватоводными корбикулевыми пластами и пластами с Littorinella и Congeria Brardi. Значительное развитие миоцен представляет на западе и юге Франции, в Испании, Алжире, Италии, в Швейцарско-баварской низменности, в венском и паннонском бассейне, в Черноморско-Каспийской области, в Малой Азии и Персии. На западе Франции имеются два миоценовых залива: в Турени и у Бордо. Здесь развиты преимущественно прибрежные отложения, особенно так называемые фалены (рыхлые ракушники, богатые окаменелостями). В Турени имеются так наз. фалены Понлевуа и Мантелана (М2а), у Бордо целый ряд горизонтов, отчасти служащих типами ярусов (фалены Леоньяна и Сока — М1, фалены Салля и Мартинья — M2). На севере Франции нижний миоцен представлен речными и вообще пресноводными пластами (пески Орлеана и Солоня). В так наз. Арманьяке и на центральном плато Франции миоцену соответствуют пресноводные отложения с остатками растений и млекопитающих (Mastodon angustidens, Rhinoceros sansaniensis, Protopithecus etc.). Особенно известны, по богатству окаменелостями, известняки Сансана и Симорра. Прекрасно исследованы миоценовые отложения Ронского бассейна (Фонтань, Деперэ). Деперэ различает пять различных горизонтов, из которых нижний соответствует еще так наз. аквитанскому ярусу (моллассы Карри с Pyrula Lainei и известняки Helix Ramondi), бурдигальскому ярусу принадлежат два следующих горизонта (представители — пески с Scutella paulensis, моллассы с Pecten praescabriusculus и горизонт с Ostrea crassissima), тогда как виндобонскому ярусу принадлежат пласты Визана. Серия пластов Ронского бассейна заканчивается пресноводными пластами (с Helix Christoli etc.) и красными глинами (Кюкюрон) с богатой фауной млекопитающих. Эти отложения, вероятно, относятся к преплиоцену (М2а и б). В швейцарско-баварской низменности за олигоценовыми пресноводными моллассами следуют раковинный морской песчаник (М1), моллассы Рандена Баварии (М2а), в связи с которыми стоят мощные конгломераты (нагельфлю Риги, напр.), пласты с растениями (Лозань) и которые заканчиваются верхними пресноводными моллассами (M2б, отчасти М3а). Наиболее известно местонахождение Энинген, из которого Геером описаны богатая флора и остатки многочисленных насекомых. Отсюда же происходят остатки гигантской саламандры (Andrias Scheuchzeri), описанной Шейхцером как остатки допотопного человека. Весьма разнообразны миоценовые отложения венского и паннонского бассейна. Здесь различают три отдела миоцена: первый средиземный ярус (М1) — пески Мольта, соответствующие аквитанским пластам Роны и Бордоского бассейна (по новейшим исследованиям, эти аквитанские отложения, в собственном смысле слова, новее тех, которые до сих пор принято было называть аквитанскими. Последние принадлежат в. олиг. Фукс предлагает называть их хатйским яр., далее следуют пласты Лойберсдорга и Гаудендорфа, соответствующие фаленам Сока и песчаники Эггенбурга (= пластам с Pecten praescabriusculus Роны). Верхним отделом (М1) является в Австрии так наз. шлир: глубоководные песчано-глинистые отложения с птероподами. Шлир, впрочем, уходит в Баварию, где над ним располагаются Кирхбергские пласты, интересные в том отношении, что в них впервые проявляется каспийский тип фауны, столь развитый позже в России (соленоватоводная фауна с Cardnun, Congeria, Melanopsis etc.). Второй средиземноморский ярус (М2) представлен внизу пластами Грунда (которому и соотв. Кирхбергские пласты), а вверху лейтовским известняком (мелководные отложения), баденским тегелем (глубоководные плевротомные глины) и другими фациями. Выше следует сарматский ярус (M3a — церитовые пласты; см. ниже о русских неогеновых отложениях). Те же отложения широко развиты в Венгрии. Итальянский миоцен весьма разнообразен. Нижние миоценовые отложения известны под именем лангийских (синоним бурдигальского яр.). Типом их могут служить птероподные мергели Акви, Серравале, Анконы, типа шлира; однако, лишь, верхняя часть их соответствует шлиру Австрии. Гельветским яр. называются песчаники Серравале и сепентинные пески Турина и т. д. Наконец, голубые плевротомные мергели Тортоны послужили типом тортонского яр., который другие авторы считают, однако, только за глубоков. фаций гельветских пластов. В связи с верхним миоценом стоят изобилующие остатками рыб, диатомовыми и радиоляриями трепелы Тосканы, Сицилии и др. местностей. Кроме этого, надо упомянуть еще следующие миоценовые отложения: глобигериновые известняки о-ва Мальты (аквитанский горизонт), известняки с клипеастрами Алжира (каатенский яр. Μ1) и т. д. В Черноморской обл. нижний миоцен (Μ1) известен только у подошвы Карпат — сюда принадлежат соленосные отложения Велички и др. пунктов, заключающие фауну шлира (Μ1б). Может быть, однако, сюда же относится часть темных сланцевых глин Керчи и сев. Кавказа (см. выше). К югу от Черного моря большое развитие имеет миоцен бурдигальского возраста, доходящий до озера Урмия и проникающий в Персию, где к миоцену относятся также обширные соленосные отложения. Виндобонские миоценовые отложения России представляют две области развития: северо-западную и крымо-кавказскую. Северо-западная область обнимает две бухты: галицкую, где миоцен развит совершенно по типу второго средиземноморского яруса Вены, и борисфенскую. Известные местонахождения галицкого миоцена представляют Корытница (в Польше), Жуковцы на Волыни и т. д. Особенностями галицкой бухты, занимающей некоторые участки Польши, Австрийской Галиции, Волынской, Подольской и Бессарабской губ., является присутствие остатков длинного барьерного рифа (цепь известняковых холмов, известных под именем Медоборов или толтров). Заканчиваются эти отложения отчасти гипсами и своеобразными соленоватоводными отложениями, фауна которых представляет отчасти переход к сарматскому ярусу (Бугловские пласты). В Борисфенской бухте мы имеем, кроме типичного морского миоцена (Томаковка), также более новые пласты (пласты р. Конки с Venus konkensis), приблизительно соответствующие Бугловским. Крымо-кавказский миоцен виндобонского возраста развит совсем иначе. Нижний его горизонт (чокракский горизонт — тип: чокракский известняк Керчи) представляет своеобразную фауну, указывающую на некоторое опреснение и изолированность от европейского миоценового моря. Он встречается у Варны в Болгарии, Севастополе, на Керченском п-ове, на всем сев. Кавказе и на берегу Карабугаза. Верхний горизонт — спаниодонтовый — с очень бедной фауной (мелкие виды рода Spaniodon etc.) занимает больше пространства и проникает даже в Борисфенский залив, на Устюрт, в степи Крыма и в Закавказье. Особенно характерен для русского миоцена так наз. сарматский ярус. Он покрывает громадные пространства от Австро-Венгрии и Нижнедунайской низменности на западе до Аральского моря и пустыни Каракумы на востоке и от Галиции на севере до Трои у Дарданелл на юге. Отложения сарматского яруса содержат довольно однообразную фауну, указывающую на солоноватую воду (Ervilia podolica, Mactra Vitaliana, Cardium Fittoni, Trochus podolicus etc.). Любопытно, что большинство видов сарматской фауны вымерло. На западе Европы и в области Средиземного моря морские миоценовые отложения отделяются от морских плиоценовых отложений либо крупным пробелом, со следами значительной эпохи размывания, либо рядом не морских осадков. Морские эквиваленты этой промежуточной эпохи до сих пор с точностью неизвестны. Быть может, что сюда относится так наз. черный краг Бельгии (М3б?), из которого образуют анверский ярус, отличающийся холодной фауной и присутствием китовых (Heterocetus). Сюда приравниваются также отложения Болдерберга (болдерский яр.). В Алжире встречаются также морские отложения, которые приравниваются некоторыми сюда же, как то оранский яр. (мергели и известняки с морскими окаменелостями, трепелы — М3а?) и дарский яр. (мергели и пески с морской фауной — М3б?). Общего названия для отложений этого периода до сих пор хорошего нет. Называют их мессинским, понтическим яр. Но эти названия вызывают недоразумения, поэтому мы принимаем термин преплиоцен (Реневье). Преплиоцен в Ронской долине образован уже вышеперечисленными пластами. В Италии его место занимает так наз. серногипсовая формация: мергели с крупными пластами гипса (Тоскана и др. местности Италии), с которыми в Сицилии связаны знаменитые сицилийские серные залежи. В них встречаются остатки только наземных организмов и растений. Серногипсовая формация заканчивается так наз. конгериевыми пластами с фауной каспийского типа (понтический яр. итальянцев). Такие же конгериевые пласты имеются в долине Роны (Боллень), в Каталонии (у Барцелоны), вероятно, в Греции. Над ними начинается морской плиоцен, который в Средиземноморской области разделяется на два яруса: нижний — пиацентинский (голубые субапеннинские мергели и др.) и верхний — астийский (пески Асти и др.). Фауна их очень близка к современной средиземноморской (развитие средиземноморских элементов начинается, однако, уже в миоцене). Некоторые прибавляют еще сицилийский яр., другими причисляемый к послетретичным. Кроме морских отложений, к плиоцену Средиземноморской области относят еще некоторые пресноводные пласты и особенно речные пески с млекопитающими (Mastodon arvernensis, Elephas meridionalis) в долине Арно и др. На севере Европы плиоцен развит только у Северного моря, в Англии и Бельгии. К нижнему плиоцену тут принадлежит кораллиновый краг (гедгравский ярус) в Англии и диестский ярус Бельгии, к верхнему красный и норвичский краги (ньюбурнский и др. ярусы) Англии и скальдизский ярус Бельгии. Эти сев. отложения отличаются тем, что с приближением к современному периоду в них увеличивается число бореальных форм. К сицилийскому ярусу в Англии причисляют так назыв. лесной слой Кромера. В Австрии и в понто-каспийской области развитие пластов выше виндобонского яруса идет совершенно иным образом. Серия начинается, как мы видели, сарматским ярусом, который мы ставим в нижний преплиоцен (другие приравнивают к верхам тортонского) и сопоставляем с серногипсовой формацией Италии и геликсовыми пластами Роны. Тип сарматских пластов сохраняется в так назыв. мэотическом ярусе Румынии и юга России (заменяемом в Каспийской области акчагылским горизонтом). В Австрии ему соответствуют нижнеконгериевые пласты (нижний понтический ярус). Тип конгериевых пластов (понтический) распространяется в эпоху верхнего плиоцена от Австрии и до Каспия. В Австрии верхнеконгериевые пласты (второй и собств. понтический ярус) представлены, главным образом, глинами с Congeria rhomboidea, которым в России соответствует одесский изв. (тип понтического яруса) фалены Камышбуруна (и соотв. им отл. Румынии), валенциеннезиевые глины. В плиоценовую эпоху в Австро-Венгрии на месте понтических бассейнов с каспийской фауной появляются громадные озера с пресноводной фауной американского и китайского типа (левантинский ярус — палюдиновые пласты). Такие же озера образуются одновременно или несколько позже в Румынии и странах Архипелага (Кос, Родос и др.). В странах же, окружающих Черное, и особенно Каспийское, море, продолжается до нынешнего времени отложение пластов понтического (каспийского) характера. При этом нижнему морскому плиоцену можно сопоставить псилодонтовые пласты Румынии, рудные пласты Керчи, ашперонский ярус Каспия, а верхнему пласты Чауды и Галлиполи, Куяльника близ Одессы и бакинский ярус Каспия. К преплиоцену относятся также некоторые замечательные фауны млекопитающих, известные вообще под именем Пикермийской фауны. Остатки этой фауны представляют обширное распространение от Мараги в Персии до Кюкюрона и Конкуда на З. Наиболее знаменитое нахождение Пикерми (древний Марафон). У нас в России остатки этой фауны найдены у Гроссулова. Кроме того, у нас имеются песчаные отложения, по-видимому, соответствующие всему преплиоцену и большей части плиоцена — так назыв. балтский ярус с остатками млекопитающих (Бессарабия, Подолия и др.), как-то динотериев, мастодонтов и т. д. Знаменитое местонахождение плиоценовых млекопитающих представляют также пласты Сивалика у подошвы Гималаев. Значительное различие от третичных отложений Старого Света представляют Т. отложения Америки. В Сев. Америке мы имеем две области развития Т. отложений. Одна область сопровождает берега Атлантики и представляет ряд морских отложений, которые только приблизительно можно сопоставить с европейскими. Различают ярусы: эолигнитовый, сопровождаемый глинами Берстона, клайборнский — приблизительно соответствующий парижскому грубому изв. (Е4), далее джексонский (с остатками китовых — Zeuglodon, О1), орбитоидные пласты Флориды, содержащие также остатки нуммулитов, распространяющиеся также и на Антильские о-ва (О.), далее мэриландский ярус (М2), виргинский ярус (М2), каролинский ярус (может быть, преплиоцен). К плиоцену, вероятно, принадлежат пласты Лафайета и флоридский ярус с тепловодной фауной и с остатками глиптодонтов. Морские Т. отложения представляют большую мощность также на Тихоокеанском берегу, в Калифорнии, где особенно замечательна группа пластов Техона, считавшаяся долгое время вместе с подстилающими пластами Чико за группу, переходную к меловой системе. Теперь группу Техона ставят высоко в эоцен. На самом континенте Америки существуют отложения обширных пресноводных бассейнов Т. периода, в которых собрано огромное количество остатков млекопитающих, послуживших материалом для работ Лейди, Марша, Копа, Осборна и др. Эти пресноводные отложения делятся на ряд горизонтов, из которых главнейшие: пласты Пуэрко, содержащие самую древнюю эоценовую фауну млекопитающих, затем пласты Торрехона, соответствующие фауне Рейска (Сернэ), пласты Уазача с Coryphodon, соответствующие лигнитам Суассона с теми же формами (E3), пласты Уинд Ривера. (E4, нижние бриджерские пласты и пласты Уинта (Е5, О1) с Eohippus, Orohippus, Uintatherium; остальному олигоцену соответствуют пласты Уайт Ривера с Titanotheriun, отчасти пласты Джон Дэя, верхняя часть которых вместе с отложениями Луп Форка принадлежит уже миоцену (Miohippus, Mastodon etc.). Чрезвычайно богаты остатками Т. млекопитающих отложения пампасов в Аргентине и Патагонии. Прежде эти отложения считались очень юными, даже послетретичными; однако, позднейшие исследования и нахождение морских слоев среди пресноводных отложений пампасской формации указывает, что она обнимает собою весь Т. период. В подразделениях и параллелизации их авторы мало согласны. Амегино, обрабатывающий фауну этих пластов, делит пампасские пласты на 5 формаций: гваранитскую (отчасти мел?, отчасти палеоцен), сантакруцскую (эоцен по Амегино, миоцен по Шлоссеру), патагонскую (олигоцен Амегино, плиоцен Шлоссера), арауканскую и пампеанскую (неоген Амегино, постплиоцен других авторов). Пампасские отложения содержат, как указано выше, ряд своеобразных млекопитающих, отчасти чуждых другим странам. Что касается физико-географических изменений в течение Т. периода, то они были весьма крупны. Особою интенсивностью отличались горообразовательные процессы и вулканическая деятельность. Начало Т. периода характеризуется сильным отступанием моря, почти вся Европа обратилась в сушу, только в немногих пунктах Бельгии и Франции и может быть в нижнем Поволжье мы видим отложения, принадлежащие самому древнему морю Т. периода, — в других местах наблюдаем следы размывания или пресноводные отложения (либурнский ярус Истрии и др.). Затем начинается надвигание моря. В эпоху среднего эоцена (лютетский ярус) трансгрессия достигает своего максимума, развивается снова крупное Средиземное море, в котором на юге отлагаются нуммулитовые пласты, а среди него подымаются острова: Балканская суша, Крым, Кавказ и др. Англо-французский бассейн в значительной степени уединен от этого моря, но стоит с ним все же в соединении, на что указывает замечаемая временами иммиграция нуммулитов. Это Средиземное море простирается на В до Тихого океана. Длинный рукав отходит вдоль вост. склона Урала к области нынешнего Ледовитого океана. Конец эоцена знаменуется отступанием моря (гипсы Монмартра, лигниты сев. Германии и др.), но в среднем олигоцене замечается громадная трансгрессия, идущая уже с С и покрывающая весь С Германии, наводняющая уже осушившийся было Парижский бассейн и протягивающаяся через всю Россию от Польши до Аральского моря. Приуральское палеогеновое море достигает максимума своей ширины. После того снова наступает одно из сильнейших регрессий моря. В хаттийскую (аквитанскую) эпоху Франция покрывается лагунами, Майнцский бассейн, залитый в эпоху среднего олигоцена морем, превращается в опресненную лагуну, всюду в других пунктах Европы появляются подобные же бассейны (пресноводные моллассы Швейцарии, циреновые пласты Венгрии). Южная Россия обращается в континент, в реках и озерах которого отлагается полтавский ярус; может быть, только у подошвы Кавказа имеется еще узенький морской бассейн. Море видим мы также и на С Германии (Шлезвиг), да в некоторых пунктах Средиземноморской области. Новая миоценовая трансгрессия начинается с Ю; образуются большею частью узкие, каналоподобные бассейны, возобновляется Средиземное море, но оно уже простирается не так далеко на В, начинает замыкаться с этой стороны. Впрочем, и со стороны Атлантического океана образуют (в Турени и у Бордо) заливы. Новый регресс моря (преплиоцен) обращает, однако, Средиземноморский бассейн в почти совершенно изолированную область. Море, может быть, сохраняется только в некоторых участках самой зап. части Средиземного моря (и в Бельгии?), остальная часть Европы обращается в сушу, на которой начинается расселение африканской наземной фауны. Среди этой суши находятся обширные внутренние соленоватоводные бассейны. Первоначально мы видим на востоке громадное Сарматское море, если и стоявшее с океаном в соединении, то — в самом ограниченном. Это море в позднейшие времена неогена подвергается ряду изменений. Оно понемногу опресняется и распадается на части. Скорее всего, этот процесс происходит в паннонском бассейне, где сейчас же за сарматской эпохой следует эпоха конгериевых пластов, с фауной, содержащей зачатки современной каспийской. Позже эта фауна переселяется в понто-каспийскую область в то время, как паннонский бассейн обращается в пресноводные озера, и в этой области происходит выработка современной каспийской фауны. На месте Черного и Каспийского морей до послетретичной эпохи существуют каспиеподобные бассейны, подробности изменений которых трудно изложить вкратце. В то время, как этот северный бассейн остается в течение всего плиоцена изолированным от океана, на зап. и сев. начинается новая трансгрессия. На севере образуется в восточной Англии и Бельгии залив, снабжаемый морскими моллюсками с севера, причем постепенное охлаждение моря вызывает увеличение бореальных форм. На юге возобновляется снова Средиземное море, заменяющее существовавшие здесь соленые лагуны преплиоцена, в котором отличался гипс, и появившиеся затем лиманы с фауной каспийского типа (конгериевые пласты). Сначала море это не доходит далеко на восток. Малая Азии и Балканская суша соединены мостом (Эгеида), покрытым озерами (палюдиновые пласты) и служившим для иммиграции фауны Пикерми в Европу. На С от него лежит Эвксинское озеро. История плиоценового Средиземного моря в остальную часть плиоцена состоит в постепенном распадении Эгеиды и постепенном надвигании его к северу, к области Понта Эвксинского, с которым Средиземье соединяется только в послетретичный период. Таким образом поздняя часть третичного периода характеризуется в особенности тем, что существовавшее первоначально поперек Старого Света Средиземное море сначала понемногу замыкается с востока, а потом снова несколько расширяется. Другим выдающимся событием третичного периода является образование Атлантического океана. Факты распространении третичных и современных млекопитающих и других органических форм заставляют допустить в начале третичного периода сушу на месте северной части Атлантики, по которой шел обмен животными Европы и Америки в эоценовую эпоху (позже соединение с Африкой обусловило введение новых элементов, а в конце третичного периода установилось снова сообщение с Америкой, на этот раз, по-видимому, уже через мост, существовавший на месте Берингова пролива). Другая суша должна была существовать на месте южной части Атлантики (между обеими лежало зап. продолжение центрального Средиземного моря), как на то указывает некоторое родство Африки, Мадагаскара и Южной Америки. Это соединение, как и северное, должно было понемногу уничтожиться к неогеновой эпохе. В то же время между сев. и южной Америкой устанавливалась связь, облегчавшая обмен элементов той и другой (упомянутое появление глиптодонов в флоридском ярусе и др. факты). Кроме этих очерченных в самых общих чертах передвижений суши и моря в пределах третичного периода, этот период отличается возникновением самых значительных в настоящее время горных кряжей земного шара. Намеченные, конечно, еще раньше, Пиренеи, Альпы, Карпаты, Кавказский кряж, Гималаи и т. д. заканчивают свое развитие в третичный период, при этом, конечно, различные участки — в различное время; так, Пиренеи заканчивают свое главное поднятие в домиоценовую эпоху; Альпы и значительная часть Карпат в досарматскую; Кавказ на значительном протяжении в мэотическое время, тогда как на восточном его конце и в части молдавских Карпат орогенические движения имели место и поздно в плиоцене. Недостаток места не позволяет перечислять другие дислокационные явления земного шара, относящиеся к Т. периоду. Во всяком случае, эти дислокационные явления сопровождаются усиленной вулканической деятельностью. Во многих местностях Европы мы видим относящиеся к различным временам Т. периода следы вулканов и вулканических процессов. Таковы, напр., потухшие вулканы Центральная плато Франции (М — Р), различные проявления вулканической деятельности в Шотландии, Ирландии и сев. Англии (о-в Скай, Антрим и др.), Исландии, Эйфельские маары и другие пункты Германии (Зибенгебирге — М — Р). В Богемии, Венгрии, Италии вулканические породы часто соединены с третичными отложениями. В Деккане колоссальные покровы древних лав переслаиваются с нижнеэоценовыми пластами, а в Идаго (Сев. Америка) громадный покров базальта прикрывает Т. отложения. Что касается климата Т. периода, то изучение органического мира, особенно же наземной растительности, указывает на более теплый климат в начале Т. периода, постепенно охлаждавшийся к концу Т. периода. Однако, это охлаждение не шло равномерно, так как некоторые данные указывают на существование холодных течений в море даже в нижнетретичную эпоху (танетский ярус и др.).

Литература по Т. отложениям. Неймайр, «История земли» (русский перевод, т. II). Н. Соколов, «Нижнетретичные отложения России» («Труды Геологич. Ком.», т. IX) и другие работы автора. Павлов, статья в гиде для 8-го международного конгресса. Синцов, «Geologische und palaeontologische Untersuchungen in Südrussland»; Андрусов, «Ископаемые и живущие Dreissensidae». «Die südrussischen Neogenablagerungen». Из более старых работ по третичным отложениям России — Дюбуа, Эйхвальда, Вернейля, Абиха, Барбота и др. Deperet, «La classification et parallélisme du systeme miocene» (1893); Munier-Chalmas et Lapparent, «Sur la nomenclature des terrains sedimentaires» («Bull. de la Soc. geol. de France»); Haug, «Les geosynclinaux et les aires continentales» (ib., 1890); De Stefani, «Les terrains tertiaires supérieures de la Méditerranée»; Osborn, «Correlation between tertiary Mammals Horizons of Europe and America» («Annals of New York Acad. of Sciences», т. XIII); Koenen. «Zeitschrift d. deutsch, geol. Ges.» (1867); Lepsius, «Mainzer Becken» (1883); Fuchs, «Uebersicht über die Schichtenfolge des Wiener beckens» (1878); Mourlon, «Geologie de la Belgique» (1880); Harmer, «Pliocene deposits of England» («Quarterly J. of Geology», LIV и LVI) и многие другие.

ПриложениеПравить

ТРЕТИЧНАЯ СИСТЕМА.
1. Руководящие формы моллюсков из сарматских отложений. 1 — Trochus podolicus, 2—3 — Ervilia podolica, 4 — Tapes gregaria, — 5 — Mactra podolica. 2. Нуммулиты; цельные экземпляры и разрезы. 3. Дрейссенсиды (пластинчатожаберные моллюски) из понтических отложений. 4. Морской еж (Echinantus) из эоцена. 5. Морской еж (Clypeaster) из плиоцена. 6. Череп динотерия (плиоцен). 7. Скелет фенакодонта из эоцена Сев. Америки. 8. Скелет тиноцерата из олигоцена Сев. Америки.