Терпимость
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Термические ощущения — Томбази. Источник: т. XXXIII (1901): Термические ощущения — Томбази, с. 61—62 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Терпимость. — Этот термин имеет субъективное и объективное значение. В субъективном смысле Т. обозначает направление ума, равно отличное от равнодушия (индифферентизма) и упорного признания истинности лишь своих мнений (фанатизма). Т. есть признак высокой культуры ума, результат борьбы и сомнений; она выражается в уважении к чужим мнениям и убеждениям. Понятие Т. приложимо не ко всей сфере умственной и нравственной жизни человека. Т. к чужим мнениям в сфере научной имеет значение лишь там, где вопрос еще не выяснен окончательно; теоретическая истина, построенная на неопровержимых доказательствах, требует признания. В тех случаях, когда в известном вопросе могут быть представлены доводы pro et contra, T. имеет место при оценке доводов противника. В вопросах, представляющих не только теоретический интерес, но и практический, Т. получает громадное значение; она перестает быть субъективным качеством и становится объективным требованием. В особенности это применимо к сферам нравственной и религиозной, поскольку они являются делом совести и принадлежат внутреннему миру человека. Объективной оценке подлежат действия, но отнюдь не мотивы, мнения и верования. Ежели объективно общество и государство имеет полное право и возможность ограничить или даже пресечь обнаружение в действиях некоторых мнений и убеждений (напр. противных нравственности), то, с другой стороны, следует признать, что нетерпимость по отношению к мнениям и верованиям, пока они находятся лишь в сознании субъекта и не обнаруживаются в действиях, представляет большую опасность. С идеями можно вести борьбу лишь идеями же; всякое насилие в этой сфере может иметь лишь пагубные последствия. Идея личности заключает в себе понятие свободы внутреннего мира, без коего личность немыслима; из идеи личности, как ее следствие, вытекает свобода совести и свобода слова; свобода преподавания есть лишь один из видов свободы слова. Особенное значение для человека имеет свобода совести, ибо в религиозных представлениях человеческое существо полнее всего обнаруживается; поэтому веротерпимость является необходимейшим условием развития человечества. Между тем, именно завоевание веротерпимости далось человечеству труднее всего, потому что религиозные представления немыслимы без веры в их абсолютную истинность, истина же в известном смысле нетерпима.

Веротерпимость, драгоценнейшее завоевание современного культурного государства, существовала в Греции, потому что у греков не было государственной общепризнанной религии, а местные культы мирно уживались один с другим. Религия греков была слабою стороною этого талантливого народа; только в лучших представителях греческого ума религиозные представления достигли подобающей высоты. Процессы против некоторых философов за их безверие имели не столько религиозную, сколько политическую подкладку и посему не могут служить доказательством отсутствия веротерпимости. Рим точно так же относился вполне терпимо ко всем культам, хотя эдилы и должны были следить за тем, чтобы в государство не проникали чуждые римлянам религии. Во времена империи в Риме процветали самые различные культы, по преимуществу восточные, и все они принимались благосклонно. Причины такого распространения чужих религий в Риме заключались как в слабости религиозных представлений у римлян, так и в особенностях характера римлян и их учреждений. Христианство сначала принадлежало к числу religiones peregrinae et illicitae; христиане подвергались преследованиям, их называли tertium genus, считали людьми в государственном смысле опасными, обвиняли в разных тайных преступлениях; все бедствия объясняли их участием. Христианские апологеты, доказывавшие полную безвредность в политическом смысле их религии, в то же время стояли за свободу совести и свободу церкви. Дело меняется с 312-го года, когда христианство стало государственной религией и вступило в союз с государством. Начались гонения не только язычников и евреев, но и христианских сект, признанных еретическими. Сознание христиан, что они обладают истиной, сделало их нетерпимыми. Эта нетерпимость проявилась в их отношениях к арианам, донатистам и др. Уже Августин стал учить, что еретиков силою должно вернуть к учению церкви. Полное слияние христианской церкви с государством оказало пагубное влияние на церковь и привело к ужасам инквизиции. Без сомнения, всегда были люди, которые стояли за терпимость и указывали на внутреннее значение веры, но их голос терялся в общем течении; защитников терпимости считали неверующими. Скептики в деле религии оказались союзниками тех, которые понимали религию как дело внутреннее, дело совести и потому восставали против церковного гнета. История вправе с благодарностью назвать имена Агоарда из Лиона и Абеляра, наряду с автором книги «De tribus impostoribus», приписанной Фридриху II, так как они все имели в виду одну и ту же цель — терпимость, хотя мотивы их были совершенно различные. В XIII-м в. обычной темой рассуждений служило сравнение различных религий — христианства, магометанства, иудейства — и их относительная оценка. В сфере философской мысли появляется учение о двойной истине, религиозной и философской — учение, делавшее возможным некоторое освобождение разума от веры, науки от религии. Право разума в сфере религии провозгласила реформация в лице Виклефа, Иоанна Гуса, Иеронима Пражского, Лютера и др. Дальнейшие выводы из принципов реформации были сделаны французской революцией, явившейся в деле религии результатом течения мыслей, которое можно назвать деистическим. И в этом движении опять к однородной цели стремились мыслители весьма различных направлений: искренне верующие, религиозные скептики и, наконец, политики. В Англии к этому направлению принадлежали Джон Локк, Джон Толанд, граф Шэфтесбэри, Болинброк, Давид Юм, во Франции — Жан Бодэн, Пьер Бейль, Ж.-Ж. Руссо, Гельвеций, Дидро, Вольтер, Гольбах, в Германии — Реймарус, Лессинг и др. XIX в., послуживший распространению веротерпимости (признанной, с некоторыми ограничениями, всеми государствами), представляет некоторые характерные особенности. Историческая точка зрения на христианство, намеки на которую мы впервые встречаем у петробрузианцев (в XII в.), потом у Спинозы, ясно выражена тюбингенской школой. Попытка путем исторической критики определить истинное учение Христа совпала с усилением религиозного чувства и со стремлением вернуться к учению первых христианских веков, выразившимся в различных новых религиозных направлениях и сектах. Усиление идеи национализма заключает в себе некоторую опасность для принципа веротерпимости, почему к числу защитников веротерпимости принадлежат и те писатели, которые, подобно В. Соловьеву, боролись с национализмом.

Э. Радлов.