ЭСБЕ/Стачки рабочих

Стачки рабочих
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Статика — Судоустройство. Источник: т. XXXIa (1901): Статика — Судоустройство, с. 522—536 ( скан ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 704—706 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Стачки рабочих. — В тесном смысле С. называется совместное прекращение работы на предпринимателя, с целью достижения от него более выгодных для рабочих условий. Ответное средство в интересах предпринимателя — закрытие предприятия и массовое увольнение рабочих, lockout (русского соответствующего термина нет). Резко разграничить С. и локауты трудно. Инициатива С. не всегда принадлежит рабочим; иногда ее вызывает предприниматель понижением платы. Не всегда и локаут создается предпринимателем: иногда последний вынуждается закрыть производство, чтобы предупредить требования рабочих. Часто рабочие, объявив С., скоро убеждаются, что она им не под силу — но предприниматель рад случаю сократить производство, и С. превращается в локаут. Ниже под С. обыкновенно разумеются и локауты. Коллективные отказы от работы известны на Западе с XIV в., но С. XIX в. существенно от них отличаются. При ремесленном производстве прошлых столетий ученики и подмастерья нормально сами становились мастерами-хозяевами, и потому забастовки не были выражением классового антагонизма: но по мере того, как (с половины XVIII в. — в Англии, в течение XIX в. — в других промышленных странах) стала выясняться классовая противоположность между капиталистами и пролетариатом, С. сделались выражением и средством социальной борьбы, сперва стихийной и нерасчетливой, затем сознательной, стремящейся к определенной цели. До конца XVIII в. условия труда регулировались принудительно цехами и законодательством, и потому С. прошлых столетий являлись возмущениями рабочих против условий, в создании которых они не участвовали. Напротив, в конце XVIII в. труд признан был предметом свободного договора, и С. XIX в. явились средством борьбы рабочих за наиболее выгодное для них содержание договора о продаже труда. Однако законодательства XIX в. долго еще удовлетворялись отождествлением рабочего, который выносит на рынок свой труд, с продавцом всякого другого товара; преследуя коалиции, как преступления против общественного порядка, они тем самым фактически лишали рабочего возможности путем соглашения с другими рабочими обеспечить себе равноправность при торге с предпринимателем. Изолированный рабочий, зная, что за его спиною стоит множество таких же продавцов труда, принимал беспрекословно условия, назначенные предпринимателем, и договор, юридически двусторонний, на самом деле превращался в одностороннее предписание. Возможность свободно торговаться рабочие получили только с отменою запрещения коалиций (в Англии в 1824 г., в Саксонии 1861, во Франции 1864, в Бельгии 1866, в Германии 1869, в Австрии 1870, в Голландии 1872, в Италии 1890, в Соедин. Штатах Северной Америки по отдельным штатам судебною практикою в 1880-х гг., в Швейцарии молчаливо 1867—69). Формально запрещение коалиций всюду распространялось и на предпринимателей, но на деле их никогда и нигде не преследовали. Свобода коалиций принесла предпринимателям тем большую выгоду, что в отличие от шумных собраний рабочих они могли совещаться без огласки. Для рабочих отмена запрещения коалиций сама по себе далеко еще не означала полного равенства при торге: в Англии до 1875 г. свобода рабочих коалиций несколько раз висела на волоске; в Германии ее до сих пор не получили сельские рабочие; в Австрии администрация применяет к стачечникам свое право водворять на родину людей без определенных занятий и дохода. Даже в Швейцарии рабочий секретарь в 1895 г. отмечает, что С. нередко вызывают в публике раздражение против рабочих. Во всеобщее сознание еще не проникло представление, что свобода коалиций одна делает рабочего, юридически равноправного, фактически равным при торге об условиях труда. Для торга нужно знать состояние рынка, знание невозможно без совещания, а совещание бесцельно, если за ним не может следовать коллективное действие. За отменою запрещения коалиций последовало уничтожение всяких стеснений для постоянных союзов рабочих. После отмены запрещения коалиций С. перестали быть исключительными событиями и привлекли к себе внимание исследователей социальных явлений. В 80-х гг. изучением их начинают заниматься правительства; создается статистика С. — в 1881 г. в Соедин. Штатах Сев. Америки, 1888 в Англии, 1890 во Франции, 1892 в Италии, 1894 в Австрии, 1889 в Баварии, 1896 в Бельгии, 1899 в Германии. За прежние годы имеются отрывочные сведения, собранные частными лицами и правительственными органами (в Италии префектами, в Германии с 1890 г. генеральною комиссиею рабочих союзов, в Швейцарии в 1895 г. рабочим секретариатом, за время с 1860 г.). Статистика С. появляется уже в пору полного расцвета капитализма, и потому в валовых годичных цифрах для каждой страны в отдельности не может уже отражаться зависимость С. от хода развития капитализма; но сравнение тех же итогов по странам показывает, что между количеством С. и участвующих в них рабочих с одной стороны и промышленным развитием страны — с другой, существует прямое отношение. Так, было С. и участвовало в них рабочих:

Годы Англия [1] Франция [1] Германия [1] Австрия [2] Италия [3][4]
1893 782 636386 634 170123 116 8088 172 [3] 28120 131 32109
1894 1061 324245 391 54576 129 7147 172 67061 117 32335
1895 876 263758 407 46089 194 13788 209 28652 133 21118
1896 1021 198687 476 49851 483 128798 305 66234 211 96161
1897 864 230267 356 68875 578 86589 246 38467 229 100705
1898 711 253907 368 82065 631 48335 255 39658 292 4200
1899 721 178440 739 176772

В Бельгии в 1898 г. было 130 С., с 14266 участниками, в Дании в 1898 г. 112 С., с 6252 участниками. Англия идет впереди других стран по числу С. и по числу участвующих рабочих; ее, по-видимому, быстро догоняет Германия по числу С. Число рабочих, захватываемых движением каждого года, вовсе не стоит в прямом отношении к числу С., а зависит от того, какие индустрии и сколько предприятий подверглись остановке работ; уменьшение числа С. при возрастании числа участников показывает, что отдельные С. были обширнее. Резкие увеличения числа участников в отдельные годы относятся на счет отдельных колоссальных С. (напр., в Англии в 1893 г. две С. углекопов имели 390 000 участников; во Франции 1898 г. две С. на парижских постройках — 42800; в Италии флорентинские С. в производстве соломенных шляп в 1896 г. — 40050, 1897 — 41550). Связь стачек с развитием капитализма обнаруживается в том, какие отрасли промышленности им наиболее подвергаются. Крайне многочисленны С. в строительном деле, где преобладают мелкие предприятия с местным кругом деятельности; но они обыкновенно малолюдны. Часты и многолюдны С. в прядильно-ткацкой, горной, каменноугольной и металлургической отраслях, работающих на большие внутренние и внешние рынки, и в перевозочной промышленности. Изобилует С. индустрия одежды и обуви. В Италии и Венгрии много С. дает сельское хозяйство, во Франции — рыболовство.

Отрасли промышленности: Англия Франция Австрия Италия
1898 1899 1897 1898 1898 1896 1897
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
С. Рабо-
чие
Строительная 179 16029 177 29799 78 16870 64 47267 49 13961 17 3137 38 5336
Горная и угольная 129 174294 110 46520 23 9786 21 5761 29 7046 61 31007 10 1261
Прядильно-ткацкая 96 23916 121 60896 87 8814 110 12769 28 3171 52 9979 74 16053
Металлургическая 146 21715 145 21170 61 4682 60 6136 39 3462 21 2816 17 1988
Перевозочная 20 3211 48 12761 16 1234 14 1708 1 124 8 1201 9 2114
Одежда и обувь 43 3208 36 1943 19 949 33 1821 19 1354 15 43763 18 43652
Сельское хозяйство и рыболовство 61 4157 84 5351 15 21082 7 1056 90 10540 1 100 12 21435
Все прочие 57 5448 59 6447 36 4148 51 6166
Итого 674 246540 721 178440 356 68775 368 82065 255 39658 211 96151 229 100705

Связь С. с капитализмом обнаруживается, далее, в том, что местные С. в одной отрасли промышленности оказываются не только единичными, но и групповыми, т. е. вследствие развития классовой солидарности охватывают несколько предприятий зараз, и становятся национальными, т. е. охватывают предприятия в разных частях страны. Напр., в Сев. Америке за время с 1887 до июля 1894 г. было 10466 С., коснувшихся 46862 предпринимателей; в Австрии в 1898 г. 255 С. коснулись 855 предприятий; во Франции в 1898 г. было 286 единичных С. и 82 групповых. Из причин, вызывающих С., некоторые более свойственны начальному развитию капитализма. Так, С. из-за введения машин были очень часты в Англии в первую половину XIX в.; недоверие рабочих к предпринимателям было таково, что не только устройство машины, но и любое нововведение вызывало С. (например в 1843 г. замена в дургемских угольных копях веревочных канатов проволочными). В 90-х гг. С. против введения машин составляют уже исключителное явление даже в Италии, капиталистически юной стране; но в связи с введением машин С. встречаются и в Англии, если предприниматели создают при этом невыгодные условия вознаграждения (напр. С. в сапожном деле вследствие перехода от штучной платы при ручном труде к поденной плате при машинном). С. из-за фабричной дисциплины, необходимой при концентрации рабочих, встречаются теперь как редкие исключения: среди итальянских рабочих можно еще отметить 3 С. этого рода в 1894 г. и 22 в 1895 г., но в Англии, например, спорят не против дисциплины, а о том, кому устанавливать ее. Фабричные законы о защите рабочих сильно уменьшили и могли бы совсем уничтожить стачки из-за злоупотреблений предпринимателей (произвольные вычеты, фальшивые весы и меры, хозяйские лавочки, недобросовестная расплата) и из-за неблагоприятных санитарных условий работы (С. из-за высокой температуры в мастерских, пресыщения паром, отсутствия ограждений от машин). В 60-х гг. даже в Англии судья Кеттль отводил в особую группу С. из-за оскорбления личных чувств; они были часты, пока предприниматели не замечали выросшего в рабочих классового самосознания; отказ принять депутацию от рабочих или пренебрежительный тон в беседе с ними уже вызывали С. Теперь в Англии при С. в крупных предприятиях борьба идет не за удовлетворение чувства, а за власть. Классификация причин современных С. затрудняется тем, что не всегда возможно указать точную причину данной С.; требования рабочих и поводы к С. не всегда совпадают; иногда истинная причина даже маскируется, и по соображениям тактики та или другая сторона выдвигает как боевой клич нечто иное, например, в колоссальной английской С. машиностроителей 1897—98 гг. восмичасовой день был не причиной и не целью, а только лозунгом, для привлечения симпатии публики. Возможно, однако, разделить С. на две большие группы. Одни вызываются применением или толкованием существующего договора найма (так назыв. «споры индивидуального случая»); как споры юридические, они легко предотвратимы. Другие вызываются спорами об условиях договора, который еще предстоит заключит; эти С. решают вопрос и для тех рабочих, которые в них не участвовали; здесь меряются силами два фактора производства — и победа достается сильнейшему. Среди этих С. по социально-экономическим причинам 1) С. из-за заработной платы занимают первое место; во всех странах более половины всех С. вызываются или требованием увеличить плату, или сопротивлением ее понижению, или заменою срочной платы сдельной и наоборот, или требованием ввести постоянство заработка при случайной работе. 2) С. за сокращение или против удлинения рабочего времени становятся все чаще по мере появления групповых и национальных С., так как требование сокращения времени легче объединяет разные категории рабочих; косвенно оно сводится к вопросу о заработной плате, потому что уменьшает число безработных. 3) Все большее значение получают С. в защиту рабочих организаций и за решающий голос в производстве. Предприниматели сначала борются против самого возникновения организации, увольняя рабочих — членов союза; эта стадия почти уже пройдена в Англии, но еще продолжается в Германии; затем приходится мириться с существованием организации и даже договариваться с ее представителями; далее союзы начинают сами диктовать условия, требуя, чтобы распорядок на фабрике был такой, какой одобрен союзом, чтобы контора найма находилась в руках рабочих, чтобы не допускались на работу не члены союза, чтобы труд производил не больше, чем условлено; сюда же относятся требование увольнения заведующих, защита уволенных товарищей и т. д. Важнейшие С. 1896—99 гг. в Англии, Франции и Германии имеют характер борьбы за введение демократического режима или за то, кому быть господином в производстве. С. этого рода многочисленнее даже, чем С. из-за рабочего времени. Так, во время С. в гамбургской гавани 1896—97 гг. все попытки посредничества рушились о возражение предпринимателей, что борьба идет не за размер платы, а за то, «кому быть господином в гавани»; смотря на себя как на авангард всех европейских предпринимателей, они считали необходимым вести борьбу до полного поражения противника, чтобы обеспечить социальный мир. С. английских машиностроителей 1897—98 гг. вызвана была требованием рабочих ввести смешанные комитеты для установления платы путем коллективного договора между рабочими союзами и предпринимателями и для решения споров в индивидуальных случаях, а также требованием не допускать на работу не членов союза; предприниматели же настаивали на своем неограниченном праве выбирать подходящих рабочих, не считаясь с требованиями союзов. Рабочие упрекали предпринимателей в желании уничтожить их организацию; предприниматели боялись, что «тирания рабочих союзов превзойдет меру». В стачке в Крезо (Франция, 1899 г.) заводчик не соглашался разговаривать с представителями рабочих синдикатов, отрицая их право говорить от имени его рабочих. Величайший до сих пор локаут разыгрался в Дании в 1898 г., в строительном деле (считают, что прямо или косвенно им задето было 10—12% всего населения страны); предприниматели настаивали, что они борются не против рабочей организации, а против ее тирании в мастерских. 4) Наряду с индивидуальной солидарностью рабочих все чаще выступает солидарность групповая, и видное место занимают С. по симпатии. В Италии они — результат темперамента и только отчасти политического воспитания (тайные общества); в Англии и ее колониях — следствие выросшего классового самосознания. Они весьма часты в штатах Северной Америки, где в договоры о найме рабочих иногда включается даже оговорка, что рабочий сохраняет за собою право прекратить работу для поддержки С. в другом промысле, и это не должно рассматриватся как действие, враждебное предпринимателю. Стачка лондонских докеров 1889 г. опиралась на многочисленные группы квалифицированных рабочих, вступивших в С. по симпатии и не требовавших ничего лично для себя; величайшая австралийская С. 1890 г. («морская») началась в Мельбурне с моряков, в защиту их организации, и распространилась по симпатии на угольные копи и серебряные рудники. Много С. по симпатии явилось со времени установления парижским конгрессом 1889 г. праздника 1 мая; им вызвана и большая часть локаутов в Германии и Австрии. Статистические труды иногда группируют отдельно причины С. и отдельно требования рабочих (напр., в Австрии); но большинство трудов предполагает, что требованиями рабочих сполна исчерпываются причины С. По статистике североамериканских штатов, за время с 1887 г. до июля 1894 г. подверглось С. 46 862 предприятия; в том числе борьба из-за рабочей платы коснулась 16916 предприятий, из-за рабочих часов 6199, из-за платы и часов вместе 3473, за права рабочей организации и против допущения не членов союзов 6660, по симпатии 3620, по разным другим основаниям 9994. По официальным сведениям:

Причины С. или требования рабочих Англия 1899 Франция 1898 Австрия 1898 Италия 1889
С. Рабочие С. Рабочие С. Рабочие С. Рабочие
За увеличение платы 320 73664 168 35851 140 29065 117 84544
Против понижения платы 50 6609 55 5869 31 3173 17 3701
Другие касательно платы 87 13676 39 5906 28 6319
За сокращение часов 9 1149 28 3478 66 13899 33 14426
Другие касательно часов 10 2798 15 3706 1 230
Допущение известных категорий или лиц 103 8141 69 6365 34 6542
Порядок в мастерских 70 17833 89 12714 52 18054
Все прочие 72 13223 26 46625 48 4416 67 7804

Наиболее энергичным средством борьбы являются генеральные С. («революция скрещенных рук»); они подготовлялись в Англии в 1833—34 гг. в разгар движения, руководимого Р. Оуэном, и в 1842 г., во время чартистского движения; в Бельгии и Франции в 1890-х гг. организация генеральных С. входила в програмы политических партий; на международных конгрессах углекопов 1890—93 гг. и на рабочих конгрессах в Цюрихе 1893 г. и в Лондоне 1896 г. говорили о международных генеральных С. Возникновение С. и их исход определяются, во-1-х, конъюнктурой (см.). По общему правилу, С. бывает больше в периоды сильных подъемов и сильных понижений конъюнктуры. Когда волна конъюнктуры поднимается, увеличивается прибыль и растет спрос на труд; сознание силы разжигает классовый антагонизм и число С. растет (наступательные С.). Когда рынок вял и спрос на труд постепенно сокращается, рабочие молчаливо терпят урезки платы и удлинение рабочего времени, но в конце концов тенденция к ухудшению условий труда вызывает в рабочих решимость отчаяния; растет число оборонительных С. Совпадая с расцветом промышленности, наступательные С. обыкновенно успешнее оборонительных. Иногда оборонительные С. умышленно вызываются предпринимателями; так поступили в Англии во время тяжкого кризиса 1878—79 гг. организованные предприниматели в правильном расчете вернуть все уступки прежних лет; число С. было тогда верным показателем дурной конъюнктуры: 17 С. в 1876 г., 23 в 1877, 38 в 1878, 72 в 1879, 46 в 1880, 20 в 1881, 14 в 1882 г. Конъюнктура мировой торговли сказывается только в тех отраслях, которые работают на мировой рынок; в промыслах, рассчитанных на внутренний рынок, влияет на С. конъюнктура национальная. Для разных промыслов могут быть одновременно разные конъюнктуры; поэтому различна судьба одновременных С., различно и число С., и число стачечников в погодном итоге. В строительном деле и в местном извозном промысле, напр., конъюнктура колеблется без всякой связи с движением крупной промышленности. Поэтому только с большими оговорками следует принимать объяснение отдельных С. и обычное деление истории С. на периоды в связи с конъюнктурами; напр., в Германии эпохи увеличения числа С. относят к эпохам подъема конъюнктуры — 1869—1873, 1888—90 и 1895—98 гг.; но неправильно С. типографской, строительной, табачной, металлургической и горной промышленности одинаково объяснять конъюнктурой. Наряду с ней на С. влияют и другие условия. Несомненно, однако, что изучение рабочими условий торговли и промышленности является средством для предупреждения легкомысленных и бесцельных С.; в Англии, напр., стены бюро рабочих союзов увешаны таблицами торговой статистики. Во-2-х, существует сложное отношение между С. и наличностью рабочей организации. Постоянным рабочим союзам предшествуют временные организации для проведения С.; слабость организации в том и выражается, что кадры союзов наполняются по поводу С. и редеют по окончании ее. Нарождение союза само по себе является психическим фактором, вызывающим С., чаще всего безуспешную; неиспытанные вожди спешат доказать свои способности, члены молодого союза увлекаются мечтами. Опытные организаторы обыкновенно пользуются таким настроением, чтобы укрепить новый союз; напр., возникшая в 1896 г. в Англии международная федерация судовых и доковых рабочих целый год угрожала предпринимателям международною генеральною С. и тем временем вербовала членов, но решительно отказалась примкнуть к гамбургской С. Зрелые и хорошо организованные союзы являются сдерживающею силою. Вожди заботятся о том, чтобы стачечный фонд не истощался, и, боясь скомпрометировать себя неудачей, решаются на С. только тогда, когда налицо есть шансы успеха. Если в иерархически организованных союзах хорошо проведена централизация исполнительной власти и финансового управления, то для объявления С. требуется больше формальностей, чем для иной международной войны. Так, в Англии в хлопчатобумажной промышленности местная С., вызванная столкновением с единичным предпринимателем, может рассчитывать на поддержку центрального союза, только если его исполнительный комитет дал свое разрешение; но комитет предварительно пытается уладить дело миром. Для объявления С. на целый округ, т. е. для решения принципиального спора, созываются в один и тот же день и час собрания во всех местах, где находятся разветвления союза, и если даже большинство высказалось за С., то все же сперва обращаются еще к референдуму: в один и тот же день и час во всех местных бюро производится тайное голосование по запискам, опускаемым в запертые ящики, которые затем отсылаются в центральный комитет для счета голосов — и только если и здесь большинство оказалось за С., последняя объявляется. Некоторые союзы имеют кодифицированные правила, воспрещающие, например, вступление в С. ради удаления рабочих, не принадлежащих к союзу. Маленькие и крепкие английские союзы обученных рабочих вовсе не прибегают к С. в обычном смысле, а заменяют их «С. в розницу» и постоянною сменою рабочих приводят предпринимателя к уступчивости. В Германии преобладает не профессиональная, а политическая организация рабочих, которая по принципу не расходует своих средств на поддержку С.; упреки из кругов предпринимателей, будто С. подготовляются политическими союзами, неосновательны. В Германии образование профессиональных союзов стеснено территориальными законами; федерации между союзами были запрещены до конца 1899 г.; поэтому здесь чаще поспешные, дурно организованные стачки, вызываемые простой концентрацией рабочих и возбуждением толпы. Союзы, напротив, настойчиво предостерегают своих членов от поспешного обращения к С.; комитетам союзов воспрещается брать на себя инициативу в объявлении С.; они обязываются рекомендовать мирное соглашение и настаивать на соблюдении законных сроков для отказа. На место оборонительных С. союзы вводят страхование от безработицы, стараются взять в свои руки бюро найма, не допускают С. в защиту уволенного товарища, объявление С. некоторые союзы ставят в зависимость от голосования, но не в шумных собраниях, а по запискам на дому, или же требуют согласия 3/4; для разрешения наступательной С. требуют подачи заявления комитету не позже известного срока; для денежной помощи стачечникам не довольствуются простым большинством в комитете. Во Франции министерство Вальдека-Руссо проектировало в 1899 г. расширить имущественную правоспособность рабочих синдикатов в расчете, что С. будут находить в них меньше сочувствия. В Австрии первый рабочий конгресс 1893 г. выработал стачечный регламент, определяющий условия объявления С. и расходования союзных средств на помощь С.; но регламент не соблюдается, и безрассудных С. много. В Швейцарии в точности соблюдается стачечный регламент, принятый рабочим конгрессом 1892 г.; никакая С. не может рассчитывать на успех, если она не разрешена комитетом федерации рабочих союзов. В-3-х, судьба С. определяется силами противника. Ответом на С. со стороны предпринимателей являются локауты; как и С., они бывают единичные и групповые; так, в Италии в 1895 г. был только 1 локаут, в 1897 — 3, во Франции в 1897 — 1, все единичные; но в Австрии в 1896 г. было 10 групповых локаутов в 211 предприятиях. Групповые локауты подготовляются коалициями предпринимателей; С. против одного влечет за собою закрытие всех коализированных предприятий и увольнение всех рабочих. Соперничество между предпринимателями, особенно между крупными и мелкими, препятствует возникновению солидарности; но те же соображения, которые руководили образованием картелей против потребителей, привели к созданию многочисленных и обширных союзов предпринимателей в важнейших промышленных странах. Предприниматели оправдывают свои коалиции тем, что С. есть не что иное, как притязание рабочих на то, чтобы иметь работу у известного предпринимателя, в известном месте и на известных условиях, т. е., в сущности, суррогат права на труд (Венкстерн). Коалиции, по мнению предпринимателей, вызываются тактикою самих рабочих: сначала требование предъявляется одной серии предпринимателей в расчете на рознь между ними и на денежную помощь продолжающих работать; победив первую серию, открывают С. против второй. Техника коллективных локаутов разработана до совершенства. Для обеспечения обязательства присоединиться по команде к локауту участники коалиции депонируют бланковые векселя в виде неустойки. Союзы обнимают иногда целые сотни предпринимателей, часто самых разнородных отраслей. Так, во время С. в гамбургской гавани 1896—97 гг. рабочие имели против себя федерацию около 20 корпораций, большая часть которых не имела ничего общего с нагрузкою и выгрузкою судов (союзы пивоваров, водочников, огородников, табачных и химических фабрикантов и т. д.). С. английских машиностроителей 1897—98 гг. была в такой же мере и локаутом со стороны более чем 600 фирм. Союзы предпринимателей действуют и в мирное время; организуется бюро, куда обязательно следует обращаться, чтобы находить рабочих; уволенным рабочим выдаются «волчьи паспорта»; ведутся и рассылаются всем членам коалиции «черные листы» или списки рабочих, которых не следует под страхом неустойки или бойкота принимать на работу. Механизм работает точно и беспощадно. Вообще в Соедин. Штатах Северн. Америки, в Англии и в Германии союзы предпринимателей так могущественны, финансовое их превосходство над рабочими организациями так велико, что С. становятся все более рискованными; в австралийских колониях финансовое превосходство предпринимателей сделало С. совсем безнадежными. В Европе публицисты разных оттенков (Брентано — в Германии, Молинари — во Франции) находят, что всеобщая организация как предпринимателей, так и рабочих была бы лучшим средством для уменьшения числа С.: «лучше одна большая война, чем множество мелких столкновений». В-4-х, в ряду факторов, влияющих на С., немалое значение имеет общественное мнение, отношение к С. большой публики. Первые успешные С. необученных рабочих в Англии (работницы на спичечных фабриках, газовые рабочие и докеры, все в 1889 г.) потому и привели к цели, что публика была тронута беспомощностью рабочих. Личное участие германского императора к углекопам в 1889 г., рейхстага — к конфекционным рабочим в 1896 г., сочувствие публики к служащим конно-железных дорог в Вене в 1889 г., в Берлине в 1900 г., сочувственное отношение швейцарского правительства к С. железнодорожных служащих в 1897 г. — все эти и многие другие случаи свидетельствуют о важности идейного фактора, хотя он капризен и переменчив. В конечном итоге исход С. определяется совокупностью самых различных условий. Так, С. вестфальских углекопов 1889 г., требовавших увеличения платы и 8-часового дня, окончилась вследствие давления на предпринимателей компромиссом, но за свою уступчивость могущественные предприниматели расплатились черными листами, хотя С. дала им огромные барыши благодаря сбыту залежей и подъему цен. С. типографских рабочих в Германии 1891—92 гг. из-за сокращения рабочего времени до 9 часов была проиграна рабочими, несмотря на отличную организацию и обилие средств, потому что хозяева за 1 ½ года до окончания действия условленного тарифа знали, что рабочие предъявят требования, и потому приготовились к борьбе — напр. летом 1891 г. исполнили рождественские работы; затем полиция арестовала союзную кассу рабочих, не имея на то по закону права, как это впоследствии признали суды. С. конфекционных рабочих 1896 г. в Берлине и др. городах окончилась, по-видимому, победою рабочих: плата была повышена от 10 до 30% для разных категорий рабочих; но вожди рабочих оказались не в силах регулировать предложение труда, а владельцы магазинов не были достаточно организованы, чтобы подавить конкуренцию магазинов, пользовавшихся дешевым трудом; в результате рабочие отказались от всех прибавок, чтобы не остаться без работы. Победу предпринимателей в С. английских машиностроителей 1897—98 гг. приписывают отчасти замечательному таланту их вождя, неотразимого диалектика, искусно настраивавшего газетными заметками общественное мнение против рабочих. История отдельных С. полна подчас самого высокого драматизма. В практике борьбы между трудом и капиталом выработался, наряду со С. и локаутами, ряд вспомогательных средств. То, что черные листы делают в руках предпринимателей, в руках рабочих может производить интердикт (Sperre, mise à l’index). Предприниматель может оказаться в невозможности найти рабочих, так как членам союзов рабочих воспрещается наниматься к нему. Против товарища, нарушившего союзные постановления, прибегают к шельмованию: в рабочих газетах публикуется его имя, дается знать во все рабочие бюро, и куда бы он ни явился, его сумеют выжить; во Франции и Бельгии суды признают за ним право искать убытки с рабочего синдиката, но в Англии в 1897 г. высшая судебная инстанция отвергла это право. Как редкое исключение, в Англии и Франции встречается «going canny», sabotage — систематическое недобросовестное бездельничанье в рабочее время. Важнейшее средство — бойкот: рабочие постановляют не покупать продуктов изделия данного предпринимателя; направленный против тех, кто производит продукты массового потребления (пиво, печеный хлеб, сигары, шляпы, газеты), бойкот может привести к разорению. Обыкновенно он дополняет собою С. или локаут: если предприниматель рассчитывает благодаря С. поднять цены и сбыть свои запасы, то бойкот скоро разрушит его надежды. Бойкот — излюбленное средство североамерик. рабочих; часто практикуется он также в Германии и Швейцарии. В Сев. Америке развилось еще другое средство борьбы — контрольные ярлыки (label): на продукты наклеиваются ярлыки в доказательство, что их дозволено покупать; это — реклама тем из предпринимателей, которые живут с рабочими в мире. В Германии первый конгресс рабочих союзов, в 1890 г., рекомендовал пользование контрольными ярлыками как суррогатом стачки. С отменою запрещения коалиций стачки утратили характер возмущений против общественного порядка; насилия против личности предпринимателей и разрушение фабричного имущества, вмешательство войск и кровопролитие с обеих сторон — все эти черты стихийных движений сделались на Западе более или менее достоянием истории. Кровопролитием часто сопровождались в 1880—90-х гг. С. в Бельгии, где к ним обыкновенно присоединяются политические цели. Отдельные случаи тяжких преступлений встречались в С. 80-х гг. в Северной Америке, в 90-х гг. в австралийских колониях, в 80-х гг. во Франции; но, как правило, С. сделались мирными и тем более, чем сильнее обе стороны проникались сознанием, что дело сводится к торгу об условиях труда. Наиболее мирно протекают С. в Англии, отчасти благодаря дисциплине, которую проводят союзы в рабочую среду; взаимные отношения — все время спокойные и деловые; обе стороны собираются на конференции и стараются договориться, или же вмешивается посредник, и С. кончается без малейшего нарушения порядка; власти сохраняют полный нейтралитет. Хуже отношения в Германии, где случалось, что гарнизонные солдаты становились на место рабочих или «ломающих С.» водили на работу под конвоем; в Австрии возможен случай арестования рабочего секретаря, везущего пособия. В Англии уже в 1872 г. рабочие союзы добились того, что в воинский регламент внесено было запрещение солдатам наниматься на сельские работы в случае С. или спора между фермерами и их рабочими. Главным источником беспорядков, сопровождающих иногда С., служит воздействие на рабочих, не желающих участвовать в С. Типичная С. начинается публичными объявлениями о прекращении работ; в газетах публикуется предупреждение иногородним не приезжать на место С.; на вокзалах дожидаются прибывающих и уговаривают их получить деньги за проезд и небольшое вознаграждение и ехать назад; на улицах, по дороге к месту работ, расставлены постовые, чтобы оповещать о стачке всех, кто идет на работу. Значение этих мер для возможности С. очевидно: нужда гонит безработных на работу, а польза от С. лично для них гадательна. Такие безработные, которые пользуются С., чтобы получить работу, всюду окружены со стороны рабочих презрением; им даются обидные клички (blackleg, beduino, Streikbrecher); иногда они подвергаются оскорблениям, а инструменты их уничтожаются. Регулированию свободы коалиций в связи с общегражданскою свободою отдельной личности посвящен английский закон 1875 г.: он воспрещает угрозы и насилие, назойливое следование по улицам, отнятие инструментов, осаду жилища или мастерской, но положительно признает право рабочих иметь сторожевые посты для получения сведений и для оповещения. Рабочие союзы сами сурово порицают всякое вторжение в сферу личной свободы. Во Франции, Бельгии, Италии для защиты общегражданской свободы труда довольствуются нормами уголовного уложения об угрозах и насилиях. В Германии судебная практика, по всеобщему признанию, односторонне толкует и сурово применяет существующие законы. Отвергнутый в 1899 г. парламентом проект закона «о защите свободы желающих работать» расширял понятие угроз и насилия настолько, что под него подходили бы и сторожевые посты, которые и теперь подвергаются стеснениям; возлагая на прокуратуру инициативу преследования за угрозы и усиливая наказания (Zuchthausvorlage), проект фактически вел к отмене свободы коалиций. Статистика С. обнаружила, насколько этот способ коллективного торга рискован и дорог. Хотя записи относятся к коротким периодам, но однообразие их выводов очень внушительно. Наиболее оптимистичны отчеты самих рабочих; в Германии, по их расчету, с 1890 по 1897 г. было всего 1811 С.; из них 14,9% имели успех, 26,4% окончились компромиссом, 28,7% — поражением рабочих. В Швейцарии, по данным рабочего секретариата, за время с 1860 по 1894 г. было 204 рабочих движения, не дошедших до С.; из них 113 вполне и 25 частью окончились благоприятно для рабочих. С. в собственном смысле было 306; наступательных С. было 189, из них 101 окончились полной, 26 — частичной победой; из 117 оборонительных С. окончились полной победой 59, частичной — 9; из 10 локаутов окончились победой рабочих 5. Североамериканская статистика считает, что из 46862 предприятий, подвергшихся С. в 1886—1894 гг., рабочие победили в 20397, в 4775 состоялся компромисс, а в 21686 восторжествовали предприниматели; для локаутов соответствующие цифры — 1883; 391; 1558. Хуже обстоит дело для рабочих в Европе, по данным государственной статистики.

Исход С. Стачки Стачечники
1894 1895 1896 1897 1898 1894 1895 1896 1897 1898
Англия
В пользу рабочих 35,0 34,6 40,8 38,3 33,5 22,1 24,1 43,5 24,6 22,6
Против рабочих 36,7 39,2 32,6 35,5 31,9 42,1 27,9 28,0 40,7 60,1
Компромисс 23,0 23,5 26,3 24,9 34,2 34,2 47,1 28,3 34,0 17,2
Неизвестно 5,3 2,7 0,3 1,3 0,4 1,6 0,9 0,2 1,1 0,1
Франция
В пользу рабочих 21,48 24,69 24,58 19,10 20,38 23,63 18,72 23,23 28,80 12,91
Против рабочих 45,63 46,17 49,79 46,63 46,20 30,96 36,10 42,56 29,43 47,43
Компромисс 32,99 29,14 25,63 34,27 33,42 45,41 45,18 34,21 41,77 39,66
Австрия
В пользу рабочих 25,0 26,79 20,98 17,48 18,82 9,15 12,81 4,60 15,69 8,36
Против рабочих 47,09 48,33 42,62 45,53 40,0 53,54 26,50 32,60 36,50 25,18
Компромисс 27,91 24,88 36,40 36,99 41,18 37,31 60,69 62,80 47,81 66,46
Италия
В пользу рабочих 34 32 38 33 19 33 70 10 25,52
Против рабочих 38 37 38 40 57 27 12 15 37,14
Компромисс 28 31 24 27 24 40 18 75 37,34

С., как и войны, сопряжены с потерями для рабочих, для предпринимателей и для всей страны. Рабочие в лучшем случае теряют заработную плату и истощают союзные кассы. Так, в Германии стачки 1890—97 гг. стоили рабочим 7700337 марок, из которых 3098694 мар. дали союзные кассы, 1438918 — добровольные взносы членов, 550157 — союзы, не участвовавшие в С., 416733 — пожертвования; кроме того, 264201 рабочий в совокупности потеряли 8176 недель заработной платы. В Североамер. Штатах

с 1887 г. по июнь 1894 г. в 10466 С. участвовало 1824093 раб., но фактически лишены были работы 2391028 чел.; они потеряли 111992934 долл. заработной платы и получили 7589849 долл. пособий; локаутов было 442, лишилось работы 205867 человек; потеряно заработной платы 18 527 799 долл. и пособиями 1418260 долл. По данным официальной статистики, потеряно рабочих дней как непосредственными стачечниками, так и косвенно лишившимися вследствие С. работы:

1893. 1894. 1895. 1896. 1897. 1898.
В Англии 31205062 9322096 5542652 3748525 10345523 14564000
Во Франции 3174000 1062480 617469 644168 780944 1216306
В Австрии 896033 325609 937884 401488 352873
В Италии 234323 323261 125968 1152503 1113535 322125

Когда С. кончается поражением, она имеет иногда последствием еще иски предпринимателей об убытках вследствие прекращения работы до срока; так, в Бельгии С. стекольщиков 1884 г. закончилась взысканием с рабочих 33 350 франков; в Берлине в 1896 г. после стачки литографов предприниматели предъявили иски к 427 рабочим, но оставили исполнительные листы у себя, как угрозу. Вычисление стоимости стачек служит иногда основанием для осуждения их с экономической точки зрения; говорят (Nicholson), что как «business» С. крайне невыгодна. Французский официальный доклад высчитывает, что в 1898 г. было во Франции 204 С. из-за рабочей платы и в них участвовало 37929 раб.; в результате средняя плата увеличилась на 35 сантимов, но потеряно 626823 дня и 3117744 фр. заработной платы, или 82 фр. 20 сент. на человека; чтобы только наверстать потерянное, каждому стачечнику нужно проработать 237 дней. Однако тот же доклад признает, что повышение заработной платы стремится отразиться в других предприятиях той же отрасли на заработке рабочих, которые не принимали никакого участия в С. Рассуждениям о невыгодности С. противопоставляют другой расчет (Брентано): понижение платы на 1 пенс в час при 10 часах работы составит для 10000 чел., занятых в данной отрасли (а не для одних участников С.), понижение платы на 130000 фунтов в год, а из 5% это составит потерю капитала в 2600000 фн., — чего, конечно, С. даже 10000 чел. стоить не может. В действительности сравниваемые объекты вовсе не подлежат сравнению, ибо причины С. нельзя сводить на деньги; даже спор о заработной плате означает для рабочего возможность культурного и социального прогресса, споры же о рабочем времени и в защиту организации вовсе не поддаются денежной оценке. Официальный отчет статистического бюро Нью-Йорка за 1890 г. говорит: «С. есть положительная жертва в настоящем ради возможного блага в будущем и выражение свободы рабочего в его деловых отношениях». В конечном итоге нельзя отрицать влияние С. на улучшение положения целого рабочего класса. Даже с чисто экономической точки зрения неудачны ссылки на то, что заработная плата поднялась в таких отраслях, где С. почти не было (прислуга, сельское хозяйство); это свидетельствует только о рефлекторном действии перемен в промышленности на другие области народного хозяйства. Софизмом следует считать и попытку доказать, что С. только переносит на выгодное для рабочих время тот мертвый сезон, который все равно бывает в каждой промышленности: С. не совпадают с мертвыми сезонами, и произвольное перенесение этого сезона на разные части года невозможно. Потери предпринимателей состоят в лишении прибыли, в потере заказчиков, в убытках от неисполнения договора (в договоры о поставке принято включать условие о сложении ответственности в случае С.). Учету потери предпринимателей не поддаются; статистика, напр., Соединенных Штатов вычисляет за 1886—1894 гг. убытки в 51888233 долл. от С. и в 8773190 долл. от локаутов, но в точности этих цифр нельзя быть уверенным. Вся страна теряет на сокращении производства, но статистика показывает, что потери эти незначительны и не могут служить возражением против свободы коалиций; картели предпринимателей и кризисы несравненно более влияют на размеры производства. Так, во Франции в 1897 г. по отношению ко всему количеству рабочих в стране стачечники составляли всего 1,36%, в 1898 г. — 1,6%. в Англии в 1897 г. 2%, в 1898 г. — менее 5% (но в горной промышленности около 21%, в строительной 2%), в 1899 г. всего 2,1% (в горной промышленности 5,5%, в прядильно-ткацкой 4,9%, в строительной 3,6%, в металлургической 1,9%, и менее 0,5% во всех остальных), а из всего количества рабочих дней потеряно в 1899 г. из-за С. менее 0,001%. В Германии насчитывают 7000000 рабочих; количество стачечников, следовательно, составляло в 1893—1898 гг. от 0,01% до 1 1/2%. Часто указывают, что в отраслях промышленности, работающих на внешние рынки, остановка производства может вести к захвату рынка иностранцами; но это преувеличено. Однако потери для страны от С. вообще несомненны. Остановка одной фабрики может влечь за собою остановку ряда других предприятий и вынужденный роспуск рабочих; напр., в 1898 г. во Франции около 9%, а в Англии около 20% всех прекративших работы были не стачечники, а жертвы С. Особенно это заметно в горной промышленности: здесь достаточно С. небольшого числа рабочих, чтобы расстроить производство целого рудника; так, в Англии в 1899 г. всех стачечников было 137093 и сверх того прекративших работы 41347, т. е. 23% всего числа участников 721 С.; в горном деле они составляли 42%. В некоторых отраслях, затрагивающих жизненные интересы всего общества, С. причиняют не простой вред промышленности, а общественное бедствие. Нельзя сравнивать, по их общественным последствиям, С. в табачной или прядильно-ткацкой промышленности с С. в каменноугольной и перевозочной отраслях (остановка заводов, потребляющих уголь, сокращение перевозки на железных дорогах). Для городов имеют особенное значение С. в газоосветительной, водопроводной, пекарной, мясной и т. п. отраслях, где по естественным или экономическим причинам производство и обмен продуктов должны быть беспрерывны и образование запасов невозможно. Население целого города остается без освещения, топлива, воды, съестных припасов; цены растут, страдают беднейшие. Американские С. телеграфистов 1883 г., железнодорожные С. 1877, 1886, 1888 гг. причинили неисчислимые убытки всем слоям населения; С. углекопов в Англии и Германии обыкновенно имели последствием обогащение владельцев копей на счет публики. Международная генеральная С. углекопов, вероятно, остановила бы жизнь всего общественного организма. На этой опасности неоднократно останавливались и в прессе, и в парламентах. С. служащих при омнибусах в Лондоне и Париже, на конках в Вене, С. будочников и мясников в Париже, железнодорожная С. 1897 г. в Швейцарии, угольная С. 1899 г. в Австрии вызывали протесты общественного мнения, мотивированные тем, что важные интересы всего общества находятся в конце концов в зависимости от расчетов небольшого числа предпринимателей; к законодательству обращались с требованием не дозволять остановки служб, необходимых для жизни социального организма. В некоторых штатах Сев. Америки изданы законы, воспрещающие коллективный отказ от работ железнодорожных служащих; во Франции и Германии появлялись проекты запрещения С., нарушающих государственный или общественный интерес. В Англии закон 1875 г. запрещает служащим в газоосветительных и водопроводных предприятиях под страхом штрафа до 20 фунтов и тюрьмы до 3 месяцев нарушать договор найма (но не С. вообще), если можно было предвидеть, что это повлечет за собою прекращение освещения и водоснабжения данной местности. В Италии противоконституционным декретом 1899 г., отмененным в 1900 г., воспрещены были под страхом тюрьмы до 3 месяцев или штрафа до 1000 франков С. служащих, агентов и рабочих на железных дорогах, почте, телеграфе и при общественном освещении газом и электричеством, даже если эти службы отправляются частными предпринимателями. В Германии предлагают предоставить предпринимателям во всех этих отраслях право удерживать в виде залога жалованье рабочих за несколько месяцев (v. d. Borght). Вопрос решается относительно служащих на железных дорогах легко, если дороги принадлежат казне; тогда можно лишить рабочих свободы коалиций, потому что взамен им дается преимущество чиновничества — пожизненность назначения, т. е. постоянство заработка. Но уже для углекопов дело усложняется: если бы даже государство экспроприировало все угольные копи, то все же обеспечить рабочим постоянство заработка оно не могло бы, потому что производство зависит здесь от мирового рынка, без этого преимущества государственной службы нет ничего, что компенсировало бы лишение углекопов свободы коалиции (Herkner); как собственница копей, казна в Германии является таким же предпринимателем, как и все прочие. На самом деле С. на железных дорогах, в угольных копях, в булочных и мясных уже потому не могут быть губительны для общественного организма, что они прежде всего отражаются на беднейшей части населения, т. е. на самом рабочем классе — и в этом лежит естественный предел для генеральных С. в этих отраслях. Если закон не регламентирует всех условий труда, то нет оснований и для мероприятий против свободы стачек; вопрос о С. в общественно-необходимых отраслях не может быть решен независимо от вопроса о С. вообще. В 80-х годах многие при взгляде на тогдашнюю Англию думали, что решение вопроса найдено в системе коллективных соглашений и в учреждении примирительных и третейских камер, возникших в этой стране на почве свободных организаций рабочих и предпринимателей по инициативе Мунделлы (1860, в вязальной промышленности) и Кеттля (1864, в строительной). Первый стремился создать учреждение, предупреждающее столкновения, второй — учреждение для прекращения возникших уже споров; поэтому в камерах последнего участвовало, кроме представителей от обеих организаций, еще постороннее лицо с решающим голосом. С 1865 до 1875 г. Англия покрылась сетью камер, где стороны сходились на равной ноге. Законами 1867 и 1872 гг. созданы были нормальные уставы этих камер: стороны могли договориться о передаче дела на рассмотрение постоянного соединенного комитета, откуда оно восходило в общее собрание представителей, а при их разногласии — к третейскому судье. В примирительных камерах предприниматели стали встречаться с рабочими не как господа со слугами, а как покупщики и продавцы товара-труда; социальный элемент стал выделяться из спора; оставался чисто экономический вопрос о цене труда. Участие третейского судьи было полезно тем, что ему предприниматели соглашались давать объяснения, показывать книги и т. п., тогда как с рабочими в большей части индустрий предприниматели не умели разговаривать непосредственно. Третейский судья мог убедить стороны не прерывать переговоров, пока не будет достигнуто соглашение. Популярные сначала, камеры к 1890-м годам потеряли всякий кредит, во-1-х, потому, что они принимали к своему рассмотрению одинаково и споры по поводу индивидуального случая, и споры об условиях будущего договора, т. е. чисто боевые вопросы, где нет ни правого, ни виноватого, а сталкиваются только две силы, и победа должна достаться сильнейшему. Опыт Англии показал, что путем соглашений и решений можно устранить только те поводы для стачек, которые лежат в толковании существующего договора. Идеал достигнут в ланкаширской прядильно-ткацкой промышленности, где путем коллективных соглашений между союзами рабочих и предпринимателей выработаны расценки штучной платы; для вычисления заработка на основании расценки и для решения споров в отдельных случаях (о качестве сырья, об исправности машин, о скорости прялок) обращаются к секретарям обеих организаций. Это — профессиональные эксперты на жалованье; рабочие назначают своего секретаря по трудному конкурсному экзамену. Если разногласие не устранено путем объяснений депутации от рабочих с предпринимателем, если и секретарю местной секции рабочего союза не удалось уладить дело, то секретари противоположных союзов образуют комиссию, которая почти всегда решает спор; в редких случаях разногласия между ними спор решается местным соединенным комитетом или обоими генеральными секретарями национальных союзов; к третейскому судье не обращаются потому, что решение требует профессиональных познаний. В нортумберлендской и дургемской угольной промышленности технические и юридические вопросы, вытекающие из применения сложной системы сдельной платы, решаются соединенными комитетами: общие экономические вопросы (так наз. «вопросы графства») в компетенцию этих комитетов не входят. Для решения простых вопросов факта комитеты — слишком дорогое и мешкотное учреждение, но как средство против С. они превосходны. Для решения вопросов второй категории в ланкаширской прядильно-ткацкой промышленности действует соединенный комитет, пересматривающий расценки на периодических конференциях; вопросы о повышении или понижении заработной платы обсуждаются на съезде депутатов от противоположных центральных организаций. В нортумберлендской и дургемской угольной промышленности боевые вопросы также обсуждаются на особых конференциях, причем споры не решаются, а устраняются путем обмена мнений. За ничтожными исключениями (в металлургии), во всех других отраслях не образовалось специальных механизмов для каждой категории споров: примирительные и третейские камеры ведали безразлично споры обоих родов. Последствием было то, что в 1890-х годах примирительные камеры, за малыми исключениями, прекратили свое существование. Особенно неудачной оказалась идея третейского суда для решения боевых вопросов: движимый человеколюбием, третейский судья иногда предписывал увеличение заработной платы, когда по состоянию мирового рынка предприниматели считали это невозможным; они подчинялись, но спешили добиться нового решения. Предприниматели видели в третейском решении возвращение к «законодательной тирании» без гарантий даже, что решению подчинятся все рабочие; рабочие перестали доверять судье, потому что обыкновенно он принадлежал к среднему сословию, а с половины 80-х гг. экономические воззрения английских рабочих резко изменились — и в этом вторая причина крушения примирительных камер. Раньше рабочие и предприниматели одинаково полагали, что заработная плата не должна затрагивать известного минимума прибыли или что она должна определяться ценою продукта; но к 90-м гг. рабочие прониклись теорией, что при всяческих обстоятельствах необходимо прежде всего обеспечить рабочему достаточную для жизни плату (living wage) и уже потом думать о прибыли. Третейские суды уцелели только в железопеределочной индустрии, где обе стороны проникнуты одинаковым убеждением в зависимости заработной платы от рыночной цены продукта. В 1896 г. закрылись примирительные камеры даже в угольной промышленности (дургемская, норумберлендская), потому что рабочие убедились, что они бессильны предотвратить систематическое понижение платы, вызываемое конъюнктурой. На международном конгрессе углекопов в Аахене 1896 г. английская федерация предложила признать, что желаниям углекопов всего света может отвечать только такая примирительная камера, которая признает минимум заработной платы. В 1899 г. камеры в угольных округах восстановлены. Предсказывают (Вебб), что третейские суды снова будут пользоваться в Англии успехом, когда капиталисты усвоят себе точку зрения сохранения «жизненного уровня». В 90-х гг. наиболее, казалось, замиренные индустрии — прядильно-ткацкая и угольная — испытали колоссальнейшие С. Пример Англии показал, что на почве коллективных соглашений обеих свободных организаций нельзя найти панацеи против С. Развитие этих организаций проповедуется в Германии и Франции, где рабочие союзы слабее английских; полагают (Брентано), что путем коллективных соглашений можно выработать солидарную ответственность одной организации перед другою за соблюдение заключенного договора. Как образец ожиданий, связываемых с коллективными соглашениями, заслуживает внимания закон Женевского кантона от 10 февраля 1900 г. об установлении общих условий труда в известной индустрии: союзные организазации предпринимателей и рабочих могут путем переговоров, примирительного разбирательства или третейского решения выработать правила, которые становятся обязательными для всей индустрии на время, определенное соглашением или решением; возбуждение к С. или локауту с целью изменения этих правил наказуемо тюрьмою и штрафом. При отсутствии зарегистрованных союзов соглашение с теми же последствиями может быть выработано неорганизованными предпринимателями и рабочими при участии Государственного совета. В Англии думают (Вебб), что одними коллективными соглашениями С. предотвращены быть не могут: доколе труд является предметом договора найма, отказ от вступления в договор столь же неизбежен, «как в мелочной торговле уход из лавки покупателя, не согласного на цену лавочника». Законодательство в видах ослабления С. может только развивать систему посредничества; этой идеей вызвано учреждение государственных примирительных камер в разных странах (их не следует смешивать с промышленными судами, Gewerbegerichte, conseils des prud’hommes и т. п., решающими юридические тяжбы между отдельными лицами). В Сев. Америке история примирительных камер сначала напоминает английскую, но в 1886 г. в Массачусетсе возникла государств. камера из 3 членов, по одному от обеих организаций, а третий по соглашению между ними или по назначению губернатора; к камере может обратиться предприниматель, имеющий не менее 25 рабочих; она и сама вмешивается в споры как посредник, расследует причины С. и публикует отчет с указанием, кто неправ. Подобные камеры возникли и в других штатах. Результат всюду незначителен. В Англии закон 1896 г. возложил на министра торговли обязанность при всякой С. обращаться к сторонам с предложением назначить представителей для переговоров о мире, по просьбе одной из сторон — назначать посредника для склонения к миру, по просьбе обеих сторон — назначать третейского судью. В 1899 г. во всей стране было 19 камер; с августа 1896 г. до июня 1899 г. всего 41 С. были частью предупреждены, частью улажены этими камерами. В колонии Новый Южный Валлис государственная камера, учрежденная в 1892 г., закрылась в 1896 г., потому что предприниматели не хотели признавать ее; закон 1899-го года восстановил ее. Во Франции закон 1892 г. о примирении при коллективных спорах предписывает мировому судье по просьбе одной из сторон или же по собственной инициативе, когда С. уже вспыхнула, предложить сторонам выбрать третейского судью; решения последнего необязательны и только публикуются в расчете на давление общественного мнения. С 1893 по 1898 г. всех С. было 2630; в 22 случаях обращались к посредничеству предприниматели, в 313 рабочие, в 232 вмешивался мировой судья; отвергнуто примирение предпринимателями в 180 случаях, рабочими — в 16; возникло всего 332 примирительных комитета, уладивших только 165 С. Не имеет успеха примирительное учреждение в Германии, где по просьбе обеих сторон промышленный суд может превратиться в примирительную камеру, путем приглашения заседателей из индустрии, незаинтересованных в споре (но, след., и некомпетентных); решения необязательны, но публикуются. Предприниматели реже соглашаются на обращение к камере, чем рабочие. В Италии введенные с 1893 г. collegi di probi viri в 1897 г. не разобрали ни одного случая. В Австрии примирительные камеры учреждены в 1896 г., но почти совершенно бездействуют. В итоге государственные примирительные камеры, основанные на принципе добровольного подчинения сторон, оказались слабым паллиативом. На новый путь вступила в 1894 г. Новая Зеландия: в каждом промышленном округе существует примирительная камера, куда может быть передано всякое недоразумение между рабочим союзом (изолированные рабочие не признаются стороною в споре) и предпринимателем по инициативе хотя бы только одной стороны; если примирения не последовало, дело идет в третейский суд (из предпринимателя, рабочего и члена высшего суда), один на всю колонию. С момента поступления дела в камеру и до решения воспрещается открывать С. или локаут; ослушание влечет штраф до 500 фн., а если союз несостоятелен к уплате, то с каждого члена взыскивается до 10 фн.; воспрещение С. не распространяется на все другие случаи, но фактически с 1894 г. не было стачек. Решение обязательно для обеих сторон в течение двух лет. Опыты такой регламентации делаются и в других колониях Австралии; принудительных третейских судов в них пока нет, но трудность борьбы с организованными предпринимателями путем С. делает учреждение желательным для рабочих. Во Франции в 1900 г. министр торговли Мильеран выступил с проектом закона об учреждении обязательных третейских судов.

В России до настоящего времени не отменено запрещение коалиций. Закон (1358 ст. Улож. о Наказ.) карает уже «стачку прекратить работы», т. е. простую коалицию, арестом до 3 мес.; действительное же прекращение работ «по стачке между собою рабочих» наказывается тюрьмою от 2 до 8 месяцев. От наказания освобождаются стачечники, приступившие к работам по первому требованию полиции. В законах содержится, однако, важная оговорка, которая дает основание думать, что в действительности рабочие вовсе не лишены права обращаться к С.; именно, С. караются только в таком случае, если они сопряжены с нарушением договора о найме на срок. В 1899 г. сенат по делу о С. на фабрике Нечаева-Мальцева разъяснил, что С. не составляет преступления, если рабочие не были связаны договором найма на срок. Однако согласно циркуляру министра внутренних дел от 12 августа 1897 г., в интересах охраны общественного спокойствия зачинщики всяких С. подлежат аресту и водворению на родине. Та же точка зрения руководила редакцион. комиссией, составлявшею проект нового уголовного уложения; в проекте сохранены все карательные постановления против С., причем между текстом предположенных норм и мотивами наблюдается то же существующее на практике противоречие. По прежнему С. предположено наказывать только если они сопряжены с нарушением договора найма, а в мотивах редакционная комиссия замечает, что нарушение договора личного найма вовсе не заслуживает уголовного наказания, так как всецело относится к области частных интересов, но что каждая С. должна быть преследуема потому, что она легко может создать взволнованную, материально стесненную толпу, опасную в общественном смысле; государство не может оставаться безучастным к самой этой массе, хотя бы и добровольно оказавшейся в тяжком положении; стачки в отраслях промышленности общественно необходимых опасны для всего общества. Такие соображения не оправдывают преследования малолюдных стачек, которые всюду составляют большинство, или С. рабочих, случайно имеющих сбережения для продолжения борьбы. Участие государства может выражаться (и фактически часто выражается) не в простом запрещении. В большинстве индустрии С. никакой опасности для общественного организма не представляют. Неразрывно связанные с промышленным развитием страны С. по своему течению обыкновенно напоминают у нас английские С. первой половины XIX в. Сколько-нибудь связное изложение истории русских С., на основании материалов, опубликованных в России, невозможно; предметом правительственных сообщений и судебных отчетов являются обыкновенно С., приведшие к преступлениям против имущества и личности, и интерес сообщений и отчетов сосредоточивается на этих аномалиях, а не на самых С. Все опубликованные сведения относятся всецело к прядильно-ткацкой и металлургической промышленности. Поводы С. и требования рабочих вращаются вокруг размера заработной платы, способа вычисления сдельной платы, злоупотреблений при расчетах; в 1896 г. выдвинулся вопрос о рабочем времени. Самою замечательною из русских С. является групповая С. бумагопрядильников и ниточников на 19 петербургских фабриках 1896 г.; это была первая С., где рабочие имели в виду определенную цель. Движение не сопровождалось беспорядками и охватило целую отрасль промышленности. Рабочие требовали сокращения рабочего дня до 12 часов с перерывом в 1 1/2 часа на обеденный отдых; точного определения начала работ; прекращения чистки машин во время обеденного перерыва; устранения грубого обращения мастеров и вымогательств подмастерьев. Общее число забастовщиков дошло до 14712. Действия начинались на всех фабриках подручными, за ними следовали мюльщики; остальная масса примыкала после некоторого колебания. Забастовщики вели себя чинно. 68445 рабочих на остальных частных заводах оставались в стороне от С. бумагопрядильщиков, не оказывая им материальной поддержки. По словам правительственного сообщения, с 30 мая до 27 июня появилось 25 подметных листков за подписями: «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», «Рабочий Союз» и «Московский рабочий союз». Пропаганда не имела успеха ни вообще, ни в частности среди забастовщиков. «Своевременные внушения и соответственные мероприятия полиции и фабричной инспекции скоро устранили приостановку работ и ближайшие причины недоразумений. Градоначальник лично разъяснял рабочим незаконность их поведения и указывал порядок и путь ходатайства о мерах для улучшения быта рабочих». Вследствие пассивного отношения большинства забастовщиков и истощения средств существования С. постепенно прекратилась; она длилась 15 дней на 2 фабриках, 14 на 2, 13 на 1, 11 на 1, 10 дней на 1, 8 дней на 3 фбр., 7 на 1, 5 на 1, 4 на 2, 3 на 1, 2 на 1. Не желавшим приступить к работам было объявлено, чтобы они получили расчет и паспорты и возвратились на места постоянного жительства; во всех бумагопрядильнях расклеены были объявления, что претензии рабочих останутся без рассмотрения, пока они не станут на работы. Поименованные мероприятия имели последствием возобновление работ. Столь же мирной была единичная С. 4000 рабочих в с. Гусь Меленковского уезда на ткацкой и бумагопрядильной фабрике Нечаева-Мальцева с 23 февраля до 6 марта 1898 г. Рабочие требовали изменения расценки, «уравнения цен ввиду убыточности некоторых сортов пряжи»; жаловались на отсутствие бани и на неуплату квартирных денег с 1894 г. Вожаки движения, желая сплотить толпу, привели забастовавших рабочих к присяге всем стоять за общее дело. Под влиянием ареста вожаков, проповеди священника, отказа в кредите на харчи из фабричной лавки и присутствия войск рабочие возвратились к машинам и станкам. 23 человека были преданы суду, но сенат признал, что эта С. не составляла преступления. За исключением этих двух С., все крупные, известные по опубликованным данным С. 1897—1899 г. отличались бурным характером. С. на заводе «Гута Банкова» в Бендинском уезде Петроковской губ. началась 16 сент. 1897 г.; вследствие ареста 7 подстрекателей 3500 чел. внезапно прекратили работы, оставив открытыми краны плавильных печей; беспорядки с целью освобождения арестованных повели к вмешательству войск; С. прекратилась 20 сент. С. в Московском районе особенно часто сопровождались уничтожением фабричного и другого имущества. Так, С. 15 янв. 1897 г. на бумагопрядильной и ткацкой фабрике «Новая Мыза» Коншина вызвана была отказом в требовании прекращать работы накануне праздников не в 10 ч. вечера, а в 6 ч., и отменить вычеты за простой станков не по вине рабочих и за пронос основ; по мере развития С. к этому присоединилось требование уравнять заработки всех рабочих и огульно увеличить расценок за сдельные работы. На этой почве последовал разгром фабрики и соседних винных лавок и вмешательство войск. С. 7 октября 1897 г. на фабр. Викулы Морозова (Владимирской губ.) вызвана была жалобами на 12-часовую работу и на уменьшение заработной платы вследствие понижения расценки на выработанный товар; к этому присоединилось требование удалить 2 приказчиков. С. в тот же день перешла в разгром с поджогом и убийством. С. 7 января 1898 г. на фабрике Кацепова (Бронницкого у. Московской губ.) вызвана была недовольством расценками, штрафами, сокращением числа праздничных дней, убавлением в берде числа зубьев и уменыпением вследствие этого заработка, а также обязательством покупать харчи в фабричной лавке, где продукты были хуже и дороже. И эта С. перешла в разгром фабричного имущества. Вторая бурная, с обычными последствиями, С. на фабрике Коншина 26 апр. 1899 г. вызвана была низким заработком ватерщиц и банкоброшниц (8—11 руб. в мес.); к женщинам присоединились прядильщики и ткачи: жалобы сводились к тому, что в новой расценке, введенной после Пасхи, была прибавка на пряжу более низких сортов, а на высшие сорта плата была убавлена. Фабрикант соглашался пересмотреть расценку, но только через 2 недели. Через 2 месяца после С. заработная плата была увеличена. С. была частичная: буйствовало на Новой Мызе 600 чел., на Новоткацкой 300; вполне работы не прекращались во все 3 дня беспорядков. В СПб. на Спасскопетровской бумагопрядильной мануфактуре 14 дек. 1898 г. более 2000 рабочих объявили С., с целью добиться улучшения условий труда; С. эта привела к сопротивлению властям, явившимся арестовать виновных в нападении на надзирателя сыскной полиции. В Риге в 1899 г. с 1 по 18 мая движение охватило целый ряд предприятий. Сперва забастовали рабочие джутовой и льняной фабрики, требуя увеличения поденной платы; намерение рабочих идти в город для принесения жалобы на фабричную администрацию вызвало обращение к войскам; начались беспорядки; заволновались рабочие вагоностроительного завода «Феникс»; последовали разрушения и поджоги домов терпимости и портерных и столкновения с войсками. 9 мая произошли беспорядки на пивоваренном заводе Вальдшлесхен, поджог на машиностроительном заводе Мотор. 11 мая забастовало 3164 раб. на семи фабриках Митавского предместья, и все 1200 раб. на цементном заводе, 11 мая тысячная толпа собралась у фабрик Лодера и Поссе, требуя сокращения рабочего дня. Последовали беспорядки, разгром и кровопролитие. С 18 мая работали вновь все фабрики и заводы в Риге. В металлургической промышленности большие волнения рабочих происходили на заводах Брянского общества в Екатеринославе, на Александровском заводе 29—30 мая 1898 г. и на Брянском рельсопрокатном заводе 13 июня 1898 г.; они сопровождались разгромом имущества, поджогами и насилиями. В первом случае рабочие требовали увеличения поденной платы, сокращения рабочего дня, освобождения от работ в течение 4 дней в месяц, удаления иностранцев, получавших более высокую плату; судебное разбирательство обнаружило, что рабочие стали за последние годы особенно чутки к «нелюбезному или презрительному» обращению со стороны администрации завода; причиной недовольства были также несчастные случаи на заводе, которых за 15 лет было не менее 10000, и только в немногих случаях рабочие получали вознаграждение. Волнение среди рабочих поддерживалось воззваниями, излагавшими их требования. Во втором случае недовольство рабочих вызвано было дороговизною квартирной платы в казармах, платы за право пасти скот на заводской земле, взиманием платы за лечение в больнице членов семьи рабочих, выдачею заводом «харчевых записок», а также понижением расценок в мастерских. С. на Сормовском заводе в июле 1899 г. вызвана была задержками в выдаче заработной платы. Особенного внимания в ряду С. в металлургической промышленности заслуживает малая по числу участников и мирная, в июле 1897 г., на казенном Златоустовском заводе. Положением 8 марта 1861 г. о горнозаводском населении казенных горных заводов ведомства минист. госуд. имущ. учреждены горнозаводские товарищества при каждом большом заводе или руднике с целью, между прочим, «успешнейшего разбора возникающих по работам несогласий»; для заведования делами существует горнозаводский попечительный приказ из председателя, назначаемого заводским управлением, и 4 членов, выбираемых из среды товарищества; ему подлежат рассмотрение споров относительно исполнения работ, удовлетворения за них жалованием или задельною платою и приговоры о вычетах и штрафах. Это — единственный у нас образчик зародышной примирительной камеры для споров индивидуального характера. На Златоустовском зав. в течение 1896—97 гг. шла борьба между заводоуправлением и рабочими на почве отстаивания горнозаводским товариществом (1600 чел.) прав, предоставленных ему законом. «Рабочие были недовольны тем, что им даже не предложили обсудить новые условия найма, а прямо принуждали принять их». Рабочие в течение целого года подавали жалобы высшему начальству. В июле 1897 г. 70 чел. «большой прокатной» отказались от продолжения работы вследствие скудости заработка в июне, но, чтобы не быть заподозренными в противозаконных деяниях, заявили о своих несогласиях с заводоуправлением полиции; последняя констатировала неправильности в расчетах с рабочими. Требование рабочих свелось к введению трехсменной 8-часовой работы с платою не менее 70 коп. в день: заводоуправление не согласилось. Исход С. не был опубликован. К числу законодательных мер для предупреждения С. относится закон 1 февр. 1899 г., учредивший для усиления полицейского надзора за фабрично-заводским населением в Европ. России и Закавказье 160 должностей полицейских надзирателей. На обязанность владельцев фабрик, заводов и промыслов возложено снабжение надзирателей квартирою в натуре или квартирными деньгами.

Литература. Brentano, «Die Arbeitergilden d. Gegenwart» (1871); Howell, «Conflicts of capital and labour» (1890); Schultze-Gaevernitz, «Zum socialen Frieden» (1890); Webb. «History of Trade-Unionism» (1894, русский перев. 1899); Webb, «Industrial Democracy» (1897, русс. перев. под заглавием «Теория и практика трэд-юнионизма», 1899); Rousiers, «La Question ouvrière en Angleterre» (1895); Herkner, «Die Arbeiterfrage» (1897); Levasseur, «L’ouvrier américain» (1898); ст. «Arbeitseinstellungen» в «Handwörterbuch der Staatswissenschaften» (1898); Brentano, «Arbeitseinstellungen und Fortbildung des Arbeitsvertrags», и статьи Auerbach, Lotz и Zahn в XLV т. «Schriften des Vereins für Socialpolitik»; Herkner, «Studien zur Fortbildung d. Arbeitsvertrags» (в «Archiv» Braun’a, 1891); Sombart, «Studien zur Entwickelungsgeschichte d. Italienischen Proletariats» (ib. 1893); Ulrich, «Die Arbeiterausstände u. der Staat» (в Conrad’s «Jahrb.», 1889); van der Borght, «Die Weiterbildung des Koalitionsrechts» (1899); Brentano, «Reaktion oder Reform?» (1899); Legien, «Das Koalitionsrecht der deutschen Arbeiter» (1899); Wenckstern, «Arbeitsvertragsgesetzgebung» (1900); Will, «Das Koalitionsrecht der Arbeiter in Elsass-Lothringen» (1899); De Seilhac, «La grève de Carmaux» (1897); Le Cour Grandmaison, «La grève du bâtiment» («R. des Deux M.», 1898); Ehrenherg, «Der Ausstand der Hamburger Hafenarbeiter» (Conrad’s «Jahrb.», 1897); Tiedemann, «Die neuere Entwickelung der Arbeitsverhältnisse… im Buchdruckgewerbe» (в «Zeitschrift f. d. ges. Staatswiss.», 1897); Fridrichowicz, «Die Lehren der Arbeiterbewegung in der Garderobenkonfektion» (ib.); «La fédération internationale des marins etc.» (в «Musée social», 1897, 17); «La grève des employés des chemins de fer en Suisse, en 1896—97» (ib., 8); Edwards, «Der Ausstand der englischen Maschinenhauer» («Archiv» Braun’a, 1898); Nicholson, «Strikes and Social problems» (1896). Друг. литературные указания до 1898 г. см. в «Handwörterbuch der Staatswissenschaften». Статистические работы: Mataja, «Die Statistik der Arbeitseinstellungen» (в Conrad’s «Jahrb.», 1897); Bevan, «The strikes of the past ten years 1870—80» (в «Journal of the Statistical Society», 1880); «Tenth annual report of the Commissioner of Labour» (1894); «Strikes and Lockouts» (Вашингтон, 1896); «The Labour Gazette» (Л., 1893—1900); «Office du travail. Statistique des grèves et des recours à la conciliation et à l’arbitrage» (1893—98); «Statistica degli scioperi avvenuti nell’industria e nell’agricoltura» (1884—91; 1892 и 93; 1894—97); «Die Arbeitseinstellungen und Aussperrungen in Oesterreich während des Jahres 1898» и за предшествующие годы, с 1894 г.; «Achter Jahresbericht des Schweizerischen Arbeitersekretariats für das Jahr 1894» (1895); Bertram, «Mouvement ouvrier en Australasie» (в «R. d’écon. pol.», 1897); Aldrich, «Die Arbeiterbewegung in Australien und Neu-Seeland» (Conrad, «Jahrb.», 1898); «Journal of the Department of Labour» (Веллингтон, Нов. Зеланд., 1899); «The Labour Laws of New-Zealand» (Веллингтон, 1894); Прокопович, «Рабочее движение на Западе» (1899); Зотов, «О примирительных камерах в железной промышленности в Англии» («Русс. богатство», 1900).

М. Брун.

ДополнениеПравить

Стачки рабочих. — В 1905 г., под влиянием октябрьской всеобщей и ноябрьской почтовой забастовок, 2 декабря были утверждены временные правила о С.: отменены ст. 1358 и 13581 Улож. о наказаниях, карающие обыкновенные С. фабрично-заводских рабочих, но вместе с тем установлена особая наказуемость С. служащих и рабочих в общественно-необходимых предприятиях и правительственных установлениях. Правилами 2 декабря предусмотрены: 1) С. служащих и рабочих на железных дорогах, на телефоне или вообще в таком предприятии, «прекращение или приостановление деятельности которого угрожает безопасности государства или создает возможность общественного бедствия»; наказанию (заключение в тюрьме до 1 г. 4 мес.) подлежат лишь такие участники С., которые причинят повреждение имуществу предприятия или будут действовать на других служащих и рабочих принуждением, выражающимся в насилии, угрозах пли отлучении от общения; 2) С. служащих в правительственных учреждениях (тюрьма до 1 г. 4 мес.); 3) участие в сообществах, имеющих целью возбуждение к С. первого или второго рода (заключение в крепости до 4 л.). Наказуемым признается также возбуждение к С. того или другого рода (тюрьма до 1 г. 4 мес.). Теми же правилами устанавливается вознаграждение лиц, пострадавших за отказ от участия в С. на железных дорогах и в правительственных учреждениях (единовременное пособие или пенсия). Указом 29 ноября 1905 г. предоставлено генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальникам, в случаях прекращения железнодорожных, почтовых и телеграфных сообщений или замешательства в них, объявлять данные местности на положении усиленной или чрезвычайной охраны. Указом 14 декабря того же года установлены правила чрезвычайной охраны на железных дорогах, предоставившие особые полномочия министру путей сообщения и начальникам железных дорог. Указом 10 апреля 1906 г. действие правил 2 декабря распространено на предприятия пароходные и судоходные. В виду аграрных волнений и отказов сельских рабочих от исполнения работ законом 15 апреля установлена уголовная ответственность за возбуждение или принуждение к С. сельских рабочих, обязанных договором найма к исполнению работ (тюрьма до 1 г.), а равно за участие в сообществе, имеющем целью возбуждение этих С. (заключение в крепости до 4 л.). Статистика. Согласно опубликованным в 1905 г. министерством торговли и промышленности «Статистическим сведениям о С. рабочих на фабриках и заводах за десятилетие 1895—1904 гг.», разработанным В. Е. Варзаром, развитие стачечного движения за указанный период на фабриках и заводах Европейской России, подведомственных надзору фабричной инспекции [5], представляется в следующих цифрах:

Общее число С. (заведений, охваченных С.), 2 — Из них было групповых С. 3 — Общее число стачечников.

Годы Общее
число С.
(заведе-
ний, охва-
ченных С.)
Из них
было
группо-
вых С.
Общее
число
стачеч-
ников.
1895 68 30 31195
1896 118 75 29527
1897 145 84 59870
1898 215 151 43150
1899 189 130 57498
1900 125 60 29389
1901 164 76 32218
1902 123 50 36671
1903 550 428 86832
1904 68 28 24904
Итого 1765 1112 431254

Наибольшее число С. приходилось на долю текстильной (33,4 %) и металлической (19 %) промышленности, как это замечается и в других странах. Преобладающим мотивом С. являлось неудовольствие заработной платой, ее размерами и условиями получения (1071 С.); затем идут С., связанные с продолжительностью и распределением рабочего времени (385 С.), С., обусловленные профессиональными причинами (169 С.), С., вызванные порядками при работах, действиями распорядителей и условиями быта (131 С.) и, наконец, С. случайные (9 С.). Из 1765 С. 51,6 % окончилось в пользу предпринимателей, 27,1 % — в пользу рабочих и 21,8 % — компромиссом; относительно 4,6 % результат неизвестен. В 269 случаях С. призывались войска; в 190 случаях был произведен частичный расчет рабочих, в 137 случаях — полный расчет; в 164 случаях рабочие подверглись арестам и высылке, в 31 случае — судебному преследованию; в 44 случаях С. сопровождались разрушительными действиями со стороны рабочих. За рассматриваемый период преобладали кратковременные стачки, продолжительностью до 10 дней (82,2 %); среднее число потерянных при С. дней на одного забастовщика — 4,8, т. е. значительно меньше, чем в Западной Европе (в 1894—1898 гг. в Англии 34,2, во Франции 14,3, в Австрии 12,1, в Италии 10,3). Это вполне понятно, так как, напряженность С. возрастает в странах пропорционально степени развития промышленности и организованности рабочего класса. Общее число потерянных рабочими дней составляет 2079 т., в среднем на одну С. 1178 дней. За 10 лет видимые потери фабрично-заводской промышленности от С. определяются в 10427 т. руб., а убытки рабочих — в 1597 тыс. руб. (в среднем для одного года — 1043 тыс. и 160 тыс. руб.). Впрочем, видимые убытки предпринимателей должны быть ниже, так как при остановке производства они не несут расходов на сырые материалы, топливо и рабочую плату. Картина стачечного движения в 1900—1906 гг. представляется в следующем виде. В 1900 г. происходит лишь одна крупная С. — на металлических заводах Харькова. В 1901 г. в С.-Петербурге в апреле и мае возникает множество многолюдных С., преимущественно на металлообрабатывающих заводах, поддержанных другими фабриками и мануфактурами и связанных общими требованиями. В 1902 г. наиболее значительные С. происходят на юге: на Владикавказской жел. дороге, в Ростове, Новороссийске, Батуми, Астрахани. В 1903 г. брожение началось на севере среди мануфактурных рабочих С.-Петербурга (здесь — отчасти и среди рабочих механических заводов), Москвы и Вышнего Волочка; в мае происходит С. на механических заводах в Николаеве, затем в Одессе, где движение принимает характер общей С.; в июле общая С. в Киеве; отсюда стачечное движение передается в губ. Екатеринославскую, Полтавскую и Волынскую; в июле же возникают общая С. в Баку, С. многих заведений в Тифлисе и, наконец, в Батуми. Особенно многочисленны были С. на металлообрабатывающих заводах (81 зав., с 20800 забастовщиками) и в типографиях, впервые выступивших на путь С.; первоначально забастовка типографских рабочих имела место в Москве, затем перешла в Киев, Юго-Западный край и на Кавказ (Тифлис, Баку). В 1904 г. стачечное движение ослабевает (грандиозная декабрьская стачка в Баку). Стачечное движение 1905 г., начавшись с январской политической забастовки в С.-Петербурге, вызвавшей пролитие крови 9 января, идет по всей стране, распространяется на различные отрасли наемного труда и завершается всеобщей политической забастовкой в октябре и почтово-телеграфной забастовкой в ноябре. В 1906 г. происходит в С.-Петербурге и его окрестностях крупная забастовка булочников (в июне), в Одессе двукратная С. матросов и портовых рабочих, ряд С. и волнений в Юзовском горнозаводском районе, повлекших за собой образование временного генерал-губернаторства этого района. В Западной Европе в течение 1900—1906 гг. происходил также ряд крупных С., принимавших по временам характер общих. В Австро-Венгрии в 1902 г. происходит общая забастовка рабочих в Триесте, сельских рабочих в Галиции, в 1904 г. — всеобщая железнодорожная забастовка в Венгрии. В Германии выделяется по своему упорству (около полугода) С. ткачей в Криммитчау (Саксония); в 1905 г. произошла С. вестфальских рудокопов в Рурском бассейне, наиболее крупная из всех германских С. (200 тыс. раб.); она окончилась неудачей для рабочих, но побудила прусский ландтаг к реформе горного законодательства. Во Франции в 1902 и 1906 гг. происходили крупные С. углекопов; последняя из них была вызвана катастрофой в Карьерских копях, при которой погибло 1200 чел.; в 1904 г. С. судовых рабочих в Марселе. В Италии произошла С. железнодорожных служащих на севере в 1902 г. и всеобщая забастовка в сентябре 1904 г., когда стачечное движение охватило около 900 городов и 1 милл. чел. В 1905 г. итальянским парламентом, для предотвращения железнодорожных С., принят закон, приравнявший железнодорожных служащих к лицам, состоящим на государственной службе. В Бельгии в 1902 г. на почве требования избирательной реформы произошла С., охватившая всю страну (до 300 тыс. чел.), но оставшаяся безрезультатной. В Голландии в 1903 г. произошла общая С. железнодорожных служащих, на почве профессиональных интересов (прием на работу лишь организованных рабочих); требования рабочих были удовлетворены, но вместе с тем парламентом был принят закон, карающий тюрьмой железнодорожные С.; вторичная забастовка, направленная против законопроекта, оказалась неудачной. В Испании в 1902 г. происходила общая забастовка в Барселоне, в 1903 г. в Кадисе и др. городах. В Швеции в мае 1902 г. состоялась общая забастовка (150 тыс. чел.), с требованием реформы избирательного права. Под влиянием этой С. парламентом был отклонен правительственный проект, устанавливавший множественность вотумов, и на правительство возложена обязанность представить новый проект, в основу которого должна быть положена всеобщая подача голосов. — Массовый С. последнего времени и успех некоторых из них, в особенности русской политической забастовки в октябре 1905 г., побудили социал-демократию более благоприятно относиться к идее всеобщей политической забастовки. Международный социалистический конгресс в Амстердаме в августе 1904 г. принял резолюцию, признающую полезность всеобщей политической С., но объявляющую всеобщую экономическую С. невыполнимой, «ибо такая С. сделает невозможным всякое существование, также и пролетарское». Иенский и маннгеймский социал-демократические партейтаги 1905 и 1906 гг. признали массовую С. одним из наиболее действенных средств для завоевания и охраны всеобщего избирательного права.

Литература. А. Зотов, «Соглашение и третейский суд между предпринимателями и рабочими в английской крупной промышленности» (1902); Г. Н. Штильман, «Пределы свободы рабочих коалиций в Германии» («Вестн. Права», 1903, V — VI); В. Ростворовский, «Примирение и третейский суд в коллективных спорах между предпринимателями и рабочими во Франции» («Варш. Унив. Изв.», 1903, VIII, IX; 1904, II, III); К. Каутский, «Значение С. горнорабочих в Руре» (1906); А. Лориа, «Рабочее движение» (1905); А. Н. Миклашевский, «С. и социальный вопрос» (1905); Н. Полянский, «Забастовки в государственных и общественных предприятиях» («Право», 1905, № 42); Л. Б. Скаржинский, «Забастовки и рабочие сотоварищества» (1905); В. Тотомианц, «Формы рабочего движения» (2-е изд., 1906); Э. Бюйссон, «Всеобщая С.» (М., 1906); Г. Гроссман, «Теория и практика всеобщих забастовок» («Образование», 1906, I); Г. Роланд-Гольст, «Всеобщая С. и социал-демократия», перев. с нем. Г. Таубмана (1906); В. А. Поссе, «Рабочие С.» («Библ. рабочего», №№ 7—10, 1906); «Всеобщая политическая забастовка на маннгеймском партейтаге» (М., 1906), Салюччи, «Теория всеобщей С.» (1906); М. Б., «Очерки по истории железнодорожных забастовок в России» (М., 1907); N. P. Gilman, «Methods of industrial peace» (Бост., 1904); M. Hamelet, «La grève devant la loi et les tribunaux» (П., 1904); A. Sayous, «Les grèves de Marseille en 1904» (П., 1904); Engel, «Zum Ausstande der Bergarbeiter im Ruhrbezirk» (Б., 1905); Fromont de Bouaille, «Conciliation et arbitrage» (П., 1905); H. Lagardelle, «La grève générale et le socialisme» (П., 1905); Bernstein, «Der Streik» (1906); Biermer, «Arbeitseinstellungen» (Elster’s «Wörterbuch der Volkswirtschaft», 2-е изд., т. I, 1906); С. D. Wright, «The battles of labor» (Лонд., 1906).

Н. Ив—ко.

ПримечанияПравить

  1. а б в В счет вошли и локауты.
  2. Локауты не вошли в счет.
  3. а б С. горнорабочих за 1893 г. в счет не вошли.
  4. Включены С. в сельском хозяйстве с 1894 г.
  5. По сведениям за 1900 г., всего насчитывалось подведомственных министерству финансов промышленных заведений 19673 (50 % общего числа заведений по империи), с 1586 тыс. рабочих (70 %) и производством на сумму 2415 милл. руб. (80 % общего итога по империи).