ЭСБЕ/Староболгарский церковный распев

Староболгарский церковный распев
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Пруссия — Сюрра. Источник: доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 698—699 ( скан · индекс )
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Староболгарский церковный распев. — После покорения Болгарии турками в 1393 г., была уничтожена самостоятельность болгарской церкви; болгарская иерархия заменилась греческой, которая стала вводить в храмах греческие богослужебные книги и национальное пение. Фанариотское духовенство уничтожило даже следы болгарского искусства. Но в то время, когда Болгария умирала культурно, в соседних с нею Валахии и Молдавии болг. церковные книги и пение были в полном употреблении. В Юго-Западную Россию перенесен был оттуда в XVI в. болгарский распев. Во Львове и Перемышле болгарское пение было записано с помощью квадратной нотной системы. С перенесением в Киев первых нотно-линейных рукописей, болгарский распев утвердился во всей Юго-западной Руси; когда же царь Алексей Михайлович стал выписывать из Киева для своего хора местных голосистых певчих с их нотами, этот распев был перенесен и в Московскую Русь. С появлением в России итальянских композиторов во второй половине XVIII ст. начинается новая эпоха партесного пения. Древние напевы оказались изгнанными из православных храмов и сделались достоянием старых певческих рукописей. В таком состоянии они находились более полувека до появления Бортнянского, который первый вдохновился ими и занялся их переложениями. Последние, как и переложения Турчанинова, спасли болгарский распев от забвения. После войны 1877 г. греческое пение перестало удовлетворять болгар; вместо прежней «псалтикии» началось введение русского церковного пения, в котором сохранились свидетельства о болгарском распеве. Народная душа скоро почувствовала и выделила из общей массы песнопений такие, которые производили на нее особенное впечатление: «Дева днесь» и «Благообразный Иосиф». Обращено было внимание на то, что мелодии этих песнопений названы в русских книгах «болгарским распевом». Болгарский синод командировал молодого болгарского регента, А. Николова, в Россию, чтобы собрать в древних нотных рукописях все, что известно под названием «болгарского распева». Четырехлетний труд Николова над собиранием и исследованием болгарских напевов, сохранившихся в старинных русских нотных (линейных) рукописях XVI, XVII и XVIII в., увенчался успехом. Первые выпуски: «Литургия» и «Вечерня» Николова вышли в 1906 г. В одноголосном своем изложении они могут быть удобны для исполнения только в сельских церквях, для городских же нужно хоровое изложение. Болгарский распев, подобно греческому и другим церковным распевам, подчинен закону богослужебного осмогласия. Несмотря на то, что мелодия написана в одном и том же гласе, она не всегда одинакова по своей протяженности. Она бывает большая и малая; первая назначалась для церковного употребления в воскресные дни, вторая — в остальные дни недели. Хотя болгарский распев заимствован у греков, однако, болгарское творчество, оставив основы, успело его переделать на свой лад; распев дошел до нас в мелодиях, движущихся необыкновенно плавно (ходы на кварты и квинты), в которых всегда чувствуется правильный ритм. Отсюда следует заключить, что в эпоху, когда сложились настоящие формы, западноевропейское музыкальное искусство не было чуждо ему. Каденции болг. распева примыкают к каденциям болг. народных песен; начало музыкальной фразы не всегда совпадает с началом логической — часто логическая фраза встречается в середине музыкальной и наоборот; таким образом получается постоянное неразрывное целое, особенно в большом распеве. Ср. Д. Разумовский, «Церковное пение в России» (1868); прот. Вознесенский, «Болгарский распев» (1892); Ст. В. Смоленский, «Азбука Мезенца» (1883); Н. И. Компанейский, «К возрождению болгарского распева» («Русская Музык. Газета», 1905); Ан. Николов, «Возрождение болгарского церковного распева» («Русская Музык. Газета», 1906); М. Генов, «Заметка о староболгарском церковном пении» («Рус. Муз. Газ.», 1906, № 23).

М. Г.