ЭСБЕ/Спинной мозг, болезни его

Спинной мозг, болезни его
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: София — Статика. Источник: т. XXXI (1900): София — Статика, с. 211—214 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Спинной мозг, болезни его. — Проявления болезней С. мозга определяются естественным образом условиями его строения и физиологической ролью его частей. Наружные отделы его — белые столбы — представляют группы нервных проводников, служащих для передачи импульсов от головного мозга к периферии и обратно; притом, как выяснено в ст. Спинной мозг, каждая группа проводников занимает более или менее обособленное положение. Двигательные, центробежные проводники, передающие возбуждение от головного мозга к мышцам туловища и конечностей, проходят главным образом в задней части боковых столбов (так называемые пирамидальные пучки), причем проводники из правого мозгового полушария лежат в правой половине С. мозга, а из левой в левой. Чувствительные же центростремительные проводники лежат в задних столбах, отчасти также в боковых, и они перекрещиваются здесь; отдельные проводники для болевой и температурной чувствительности, по-видимому, лежат не в белых столбах, а в сером веществе С. мозга, в задних отделах последнего. А затем внутренняя часть С. мозга — серое вещество — представляет собой ряд центральных аппаратов с определенными, до известной степени независимыми от головного мозга отправлениями. Прежде всего группы клеток, наполняющие передний отдел серого вещества (передний рог), служат источником питания тех мышц, с которыми они связаны посредством передних корешков. Связь эта устроена таким образом, что каждая пара корешков, отходящая от С. мозга, содержит в себе питательные (трофические) проводники приблизительно для соответственного уровня туловища. Для конечностей же трофические центры лежат в утолщениях С. мозга — для верхних в шейном, для нижних в поясничном. Эти же клетки передних рогов служат передаточной станцией для двигательных импульсов, идущих к мышцам из головного мозга, они здесь прерываются и передаются двигательным волокнам передних корешков, доводящим их до периферических нервов и мышц. Далее, в этих клеточных группах рассеиваются окончания, центростремительных (чувствительных) проводников, несущих импульсы с периферии (кожи, мышц, сухожилий, суставов) к головному мозгу; хотя эти импульсы находят свою окончательную станцию лишь в мозговых полушариях, но предварительно они передаются двигательным центрам С. мозга, и эта передача служит основой для важнейшей функции серого вещества последнего — рефлекторной. Благодаря этой рефлекторной деятельности, через С. мозг, независимо от головного, совершается целый ряд актов, как-то: поддержка мышц в известном напряжении (мышечный тонус), сосудодвигательная иннервация (через мышцы сосудов), автоматическая функция мочевого пузыря и прямой кишки, деятельность полового аппарата и др.

Значение только что изложенных отношений строения и отправлений С. мозга для болезней последнего выясняется наилучшим образом при довольно распространенном заболевании С. мозга, заключающемся в прижатии его на ограниченном протяжении. Такое прижатие или сдавливание (compressio) может зависеть от местного сужения позвоночного канала, обусловленного смещением какого-нибудь позвонка, например при вывихе или переломе, или при патологическом процессе костей, например при бугорчатке их; кроме того, сужение канала может зависеть от нароста на внутренней поверхности позвонка, или от местного утолщения оболочек С. мозга и т. п. При таком прижатии С. мозга он истончается до размеров гусиного пера на небольшом протяжении: прижатое место служит препятствием для прохождения импульсов как центростремительных, так и центробежных. Поэтому все части, получающие свою иннервацию через корешки, отходящие от С. мозга ниже уровня прижатия, с одной стороны будут лишены возможности воспринимать двигательные импульсы из головного мозга, следовательно, парализованы, а с другой стороны — из них не будут поступать в головной мозг (сознание) воспринимаемые ими раздражения, следовательно, они будут нечувствительны. Если прижатое место будет лежать в грудной части С. мозга, между шейным и поясничным утолщением, как это бывает в преобладающем числе случаев, то человек потеряет способность двигать ногами и ощущать прикосновение к ногам или боль при уколах и других раздражениях ног. Так как при этом будут разобщены с головным мозгом также центры для мочеиспускания и прямой кишки, то, кроме того, эти акты будут изъяты из сферы воли и совершаться непроизвольно, благодаря тому же разобщению с головным мозгом, устраняется задерживающее влияние последнего на рефлексы, совершающиеся через С. мозг ниже прижатого места, и потому эти рефлексы будут усилены, напряжение мышц нижних конечностей повышено, в них обнаружатся судорожные (спастические) явления. А так как при всем том серое вещество на всех уровнях С. мозга (за исключением небольшого прижатого участка) сохраняет свою целость и способность к деятельности, то питание мышц не будет нарушено, и в парализованных ногах не явится атрофии, несмотря на то, что паралич их, если препятствие на протяжении С. мозга не будет устранено, останется в том же виде многие годы подряд. Совсем другая картина получится, если по каким-нибудь причинам произойдет разрушение ткани С. мозга, хотя бы на небольшом протяжении в длину, но с участием белого и серого вещества в болезненном процессе, например, при нанесении раны С. мозгу ножом или пулей, или при остром воспалении его, или кровоизлиянии из его сосудов. Во всех этих случаях возникает патологический процесс, называемый миелитом (myelitis), сводящийся к уничтожению нервных клеток и волокон на более или менее ограниченном протяжении, с превращением спинно-мозгового вещества в размягченную массу. Этот участок разрушенной ткани, прежде всего, также как прижатие, разобщит нижележащие отделы с головным мозгом и также даст картину паралича с потерей чувствительности и нарушением отправлений мочевого пузыря и прямой кишки. Но к этой картине присоединятся явления, обусловленные потерей функции самого серого вещества, и это выразится потерей рефлексов, совершающихся через заболевший участок, и нарушением питания мышц и кожных покровов, подчиненных этому участку. Если миелит займет поясничное утолщение — что бывает нередко — то в парализованных нижних конечностях скоро обнаружится прогрессирующее исхудание (так называемая дегенеративная атрофия) мышц и в кожных покровах спины станет заметной наклонность к пролежням. Если пораженный миелитом участок лежит выше поясничного утолщения, то паралич ног не будет сопровождаться атрофией, так как по отношению к ногам окажется нарушенной лишь двигательная иннервация, питание же их мышц, благодаря сохранности серого вещества в поясничном утолщении, не пострадает. Кроме того, в первом случае вместе с параличом и атрофией мышц нижних конечностей получится потеря рефлексов в них и полная бездеятельность мочевого пузыря и прямой кишки, так как все эти центры захвачены разрушительным процессом. Во втором же случае, т. е. при локализации миелитического очага над поясничным утолщением, эти рефлекторные акты могут сохраняться. Картина болезни очень тяжелая и, благодаря расстройству мочеиспускания и пролежням, острый миелит принадлежит к весьма серьезным страданиям, легко приводящим к смертельному осложнению. Даже когда удается предупреждать такие осложнения, паралич при миелите длится многие месяцы. Притом в большинстве случаев остаются некоторые следы болезни навсегда, в зависимости от так называемых вторичных перерождений С. мозга. Явление это заключается в том, что при нарушении целости С. мозга, проходящие вдоль него проводниковые волокна довольно быстро теряют навсегда свое строение и свою проводниковую способность (перерождаются), начиная с того уровня, где прервана их связь с их источником. Например, двигательные проводники, исходящие из головного мозга, занимающие в С. мозгу область так называемых пирамидальных пучков (см. Спинной мозг) и проводящие двигательные возбуждения сверху вниз, перерождаются от уровня повреждения книзу; а чувствительные проводники, вступающие в С. мозг извне через задние корешки и проходящие в нем вверх по задним столбам, перерождаются от уровня повреждения кверху. Поэтому, если больной и оправится от острого миелита, то все-таки за время болезни в его С. мозгу разовьются вторичные перерождения, которые уже неисправимы, и отправления С. мозга в некоторой степени пострадают навсегда. Воспалительный процесс, приводящий к уничтожению нервных элементов в сером и белом веществе С. мозга, может развиваться также исподволь, постепенно, и тогда мы имеем дело с хроническим миелитом. В таких случаях картина болезни зависит от того, какие участки, на каком уровне и протяжении лишаются функциональной способности. В зависимости от этого у больного постепенно возникает слабость движений в нижних или верхних конечностях, или в тех и других; слабость может дойти до полного паралича или вызывать лишь затруднение походки и потерю обычной трудоспособности, расстройство почерка, дрожание и т. п. Чувствительность кожных покровов представляет в разных местах расстройства в виде притупления или потери осязательной способности, а также температурного и болевого чувства. Мышцы туловища и конечностей могут сохраняться или местами обнаруживать атрофию. Точно также функции мочевого пузыря и прямой кишки, а равно другие спинно-мозговые рефлексы нарушаются в той или другой степени и форме.

Описанные три болезни С. мозга — прижатие, острый и хронический миелит — представляют такие поражения, при которых болезненный процесс распространяется по белому и серому веществу С. мозга в зависимости от случайных причин — повреждения, ранения, кровоизлияния или воспаления. Нередко, однако, наблюдаются такие отношения, при которых разрушительный процесс как бы выбирает определенную систему элементов спинного мозга, распространяясь только по ней и оставляя нетронутыми соседние участки, которые несут другую функцию. Эти болезни, в свою очередь, разделяются на такие, которые поражают только серое вещество, и на такие, которые занимают только белые столбы С. мозга. Из первых наиболее типично и распространено острое воспаление серого вещества передних рогов, иначе называемое передним полиомиелитом (πολιο — серый). Нервные клетки, составляющие главное содержимое переднего серого рога, суть трофические (питательные) центры для мышц, и из этих клеток отходят передние корешки, несущие к мышцам двигательные импульсы. Соответственно этому существенный симптом переднего полиомиелита сводится к параличу и атрофии мышц на том протяжении, на котором эти центры разрушены воспалительным процессом. Болезнь эта поражает преимущественно ранний детский возраст и известна также под названием «детский паралич» (см.). Когда разрушительный процесс распространяется по серому веществу передних рогов постепенно, то получается клиническая картина прогрессивной мышечной атрофии (см.). В известном ряду случаев одновременно с передними рогами поражается также серое вещество задних рогов. Это бывает преимущественно при своеобразном хроническом процессе, носящем название глиоматоза и имеющем ту особенность, что патологическая ткань, образующаяся в сером веществе С. мозга, всасывается и оставляет за собой полости; отсюда возникло анатомическое название «сирингомиелия», обозначающее находку полостей внутри С. мозга, причем места этих полостей соответствуют передним и задним отделам серого вещества. В связи с мышечными атрофиями, зависящими от поражения передних рогов, появляются характерные расстройства кожной чувствительности, а именно, так как в задних отделах серого вещества лежат проводники для болевого и температурного чувства, осязательные же ощущения проводятся через белые столбы, которые не участвуют в процессе, то при сирингомиелии получается частичное расстройство чувствительности — теряется способность на различных участках тела ощущать боль и различать тепло и холод, при сохранности осязания. Болезнь эта поражает преимущественно молодой возраст, она развивается крайне медленно, исподволь, и тянется многие годы. Из группы тех заболеваний, которые ограничиваются белыми столбами, прежде всего следует упомянуть о так называемом склерозе задних столбов С. мозга, которому соответствует спинная сухотка (см.). Процесс аналогичный тому, который лежит в основе спинной сухотки и который по существу сводится к постепенному уничтожению нервных волокон, поражает иногда другие отделы белых столбов, ограничиваясь притом определенной системой проводников. Если он выбирает боковые столбы, в которых заложены пирамидные пучки, то, при сохранности остальных отправлений С. мозга, затрудняется передача двигательных импульсов к мышцам, вследствие этого возникает расстройство походки, доходящее иногда до паралича ног, а вместе с тем в мышцах развивается судорожное напряжение с повышением рефлексов. Это заболевание обозначается названием спастического спинно-мозгового паралича (tabes spastica). Иногда поражение боковых столбов развивается одновременно с описанным выше передним полиомиелитом и тогда клиническая картина выражается в сочетании спастического паралича с мышечными атрофиями. При такой комбинации, носящей название амиотрофического бокового склероза, обыкновенно процесс распространяется по спинному мозгу снизу вверх и захватывает также ткань продолговатого мозга, содержащего центры дыхания, глотания и других важнейших жизненных функций, а поэтому мы здесь имеем дело с очень тяжким страданием, приводящим к смерти в течение 2—3 лет и даже скорее. Следует упомянуть, что кроме перечисленных выше болезней С. мозга есть еще некоторые, например воспаление спинно-мозговых оболочек (спинальный менингит), сифилитические поражения, опухоли (рак, глиома, саркома) и проч. Описание каждой из них здесь невозможно, для общей же характеристики их надо иметь в виду, что и в них сущность клинической картины определяется главным образом тем, на каком уровне и в каких отделах белого и серого вещества гнездится поражение.

Что касается причин заболеваний С. мозга, то в общем можно сказать, что наряду со случайными ранениями и повреждениями С. мозга, здесь большую роль играет, с одной стороны врожденное предрасположение, с другой — отравление организма различными ядами в широком смысле слова. Под отравлением здесь разумеется также воздействие на ткань С. мозга вредных веществ, вырабатываемых внутри тела — так называемое самоотравление (автоинтоксикация). Сюда относится, например, влияние тифа, оспы или другой инфекционной болезни, перенесенной субъектом, у которого вслед за тем развивается тот или другой спинно-мозговой процесс; далее, громадное значение имеет сифилис, в качестве прямой или отдаленной, косвенной причины самых разнообразных спинно-мозговых страданий. Кроме того, имеют пагубное влияние на С. мозг яды, вносимые в организм извне — хроническое отравление свинцом, ртутью, алкоголем (пьянство). Лечение болезней С. мозга в большинстве случаев принадлежит к крайне неблагодарным задачам. Успешности его мешают главным образом два обстоятельства: с одной стороны целый ряд хронических страданий С. мозга имеет неудержимую наклонность к прогрессированию, а с другой стороны даже при отсутствии такой склонности разрушенная ткань С. мозга не восстановляется. Поэтому лишь в редких случаях болезнь С. мозга проходит без всяких следов, а в большинстве страдания его или протекают крайне неблагоприятно, ухудшаясь постепенно, или оставляют за собой те или другие расстройства походки, чувствительности, питания мышц, кожи и проч. Лечебные приемы чрезвычайно разнообразны и заключаются, помимо внутренних лекарств, в применении ванн, электричества, прижиганий позвоночника, вытяжении его и проч. В некоторых редких случаях при опухолях С. мозга прибегают к хирургическому вмешательству — вскрытию позвоночного канала.

П. Розенбах.