ЭСБЕ/Роза, в этнографии, литературе и искусстве

Роза, в этнографии, литературе и искусстве
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Резонанс и резонаторы — Роза ди-Тиволи. Источник: т. XXVIa (1899): Резонанс и резонаторы — Роза ди-Тиволи, с. 958—959 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Роза (этногр., литер. и искус.) — занимает видное место в литературе и фольклоре южно- и западноевропейских народов. Египет фараонов, древнейшие памятники евреев и ассиро-вавилонян не знают еще этого цветка. Родиной Р. считают древний Иран и Закавказье. Оттуда Р. распространилась по всем культурным странам древнего Востока, в Греции и Риме. Египет александрийской эпохи славился уже разведением Р. Она упоминается в древнейших греческих памятниках — у Гомера, Гесиода, Сафо. Древнегреческое название Р. — βρόδον — производят от армянского vard, зендского vareda — цветок, что указывает на иранскую родину Р. По свидетельству Геродота, в V столетии до Р. Х. Р. были известны в Вавилоне (украшения на палках в виде Р.) и в Македонии. Греческие колонисты разнесли Р. по всему древнему культурному миру; кроме Египта, культурой Р. более всего славилась южная Италия. Римские писатели (Вергилий, Колумелла, Гораций) упоминают о Р., как любимом и распространенном цветке. Издавна Р. заняла видное место в религиозных ритуалах и в народной медицине. Греческие легенды происхождение Р. ставят в связь с мифами об Афродите и об Адонисе: в одном мифе в розовый куст обратился Адонис, в других Р. возникли из капель крови Адониса или крови Венеры, или из капель пролитого богами нектара. Р. является постоянным атрибутом Афродиты, чаще всего в виде венка из Р.; она служит также атрибутом Эроса, граций, муз, Флоры. Весной, в мае — в период цветения Р., — были праздники Р. в Риме, Капуе и других итальянских городах. Р. стала эмблемой весны, красоты, любви, кратковременности житейских благ (brevis), девственности, символом возлюбленной (mea rosa), символом веселья и пиров, роскоши и изнеженности; отсюда эпическое выражение «спать на розах», которое прилагалось к сибаритам и другим изнеженным народам и лицам. Классические писатели расточают Р. щедрые похвалы; у Анакреона она — «радость и наслаждение богов и людей», у Филострата — «око земли». С Р. сравнивают лицо, губы, щеки, персты красавиц (чаще всего розоперстая Аврора — у Гомера, Гесиода, Феокдита, Вергилия и др.). Поговорка древних: «часто крапива растет рядом с Р.» (urticae proxima saepe rosa est — y Овидия) перешла к западным народам нового времени. Р. входили в венки при религиозных процессиях, для украшения храмов и статуй, особенно на свадьбах, как символ любви и радости; ими украшали головы на пирах, на играх, их бросали к ногам победителей. Широко распространены были так называемые Rosaria — поминки по умершим, когда Р. украшали могилы. В древности в духовных завещаниях при пожертвованиях оговаривали себе или ближним розарии. В классическом искусстве Р. также нашла себе место, например на помпейских фресках, в сценах свадебных и погребальных, в мозаике и на монетах.

В средние века, особенно к их концу, значение Р. еще более возросло. Хотя Тертуллиан и Климент Александрийский высказывались против венков из Р., но вскоре католическая церковь всецело усвоила Р., применила ее к своим собственным целям и стала усердно культивировать и восхвалять. Раньше Р. возделывались в монастырских садах, затем в садах владетельных особ, городских и частных, все в большем районе. С XIII в. культура Р. быстро развивается на Западе, преимущественно в Провансе, Иль-де-Франсе, по Рейну, в Болгарии; позднее она проникает к юго-западным славянам и останавливается на русской границе, которую переходит лишь в новейшее время; поэтому Р. остались совсем чужды русской народной поэзии и обрядности.

Развитие сказаний и песен о Р. шло в двух направлениях: восточно-мусульманском и западно-христианском. Мусульманская обработка сюжетов о Р. развилась преимущественно в Персии и в Испании, среди арабского населения. На Востоке особенно усердно разрабатывался мотив о любви соловья и Р. Байрон пересадил этот мотив в европейские литературы; под его влиянием Пушкин написал несколько стихотворений на эту тему. Более разнообразны европейские мотивы о Р. В искусстве и литературе христианских народов Р. первоначально прославляется как райский цветок, как символ чистоты и святости. В таком значении Р. встречается уже в древнейших катакомбах. У Амвросия Миланского Р. — символ крови Спасителя, у других духовных писателей — символ самого Христа или, еще чаще, Пресвятой Девы Марии. Петр Дамиани называет Богородицу «Р. рая», Бонавентура и многие др. — «Р. без шипов» (rosa sine spina — peccatorum medicina), Трувер Готье де Куанси — «la fresche rose, en qui sainz Espris repose». Возникает множество духовных стихов, в которых Пресвятая Дева Мария восхваляется как «rosa delicata», «rosa spatiosa», «la grant rose» и т. п. У Данте Пресвятая Дева — «La rosa, in che’l Verbo Divino carne si fece» (Р., в которой воплотилось божественное Слово). По житиям святых у монахов, почитавших и славивших Пресвятую Деву, после смерти изо рта или на груди вырастают Р.; благочестивые девушки собирают Р. и подносят Спасителю, бросают их на небо или получают с неба; благочестивый монах или королева (имена меняются) несут тайно хлеб нищим; на дороге их задерживают и осматривают (приор или муж), причем хлебы (или деньги) обращаются в Р. Во Франции в XIV столетии эта тема получила даже драматическую обработку. В некоторых легендах Р. служит пугалом демонов. В светской поэзии Р. часто встречается как символ любви, красоты, девицы, весны, скоротечности удовольствий (в сходных чертах у трубадуров, миннезингеров и в народных песнях нового времени). Общие эпические выражения для любви — «собирать Р.», «найти три Р. на одном стволе» (Rosenkönig). Р. входит в содержание многих средневековых романов и поэм, например «Roman de Perceforest» (жена дает мужу Р., как знак верности; то же самое в одном рассказе «Gesta Romanorum» и в новелле Банделло), «Rhyllis et Flore», «Roman de la R.», «Il flore» (подражание роману R.), «Ortnit», «Ameto» (Боккачио) и многих др. Во многих народных песнях говорится, что Р. падают из уст, когда смеется красавица (в русских сказках — вместо Р. жемчуг или золото).

Р. занимала видное место в религиозных процессиях, преимущественно в весенний праздник Вознесения Христова (Festum rosae, по документу 1366 г.). В Риме и других городах бросали в этот день Р. с церковных башен. В Испании и в Италии праздник св. Троицы называется розовым воскресеньем (Rosarum pascha), по обрядовому употреблению Р. Местами, например, в Голландии, обрядовое разбрасывание Р. переносится или на Иванов день (24 июня), или на Петров (29 июня). Во многих местах при танцах употребляют венки из Р.; ими украшают также могилы и алтари, как делали древние. В средние века Р. употреблялись на турнирах, между прочим, в игре так называемой «осады крепости любви», когда дамы защищали крепость, бросая в осаждавших рыцарей Р. В рыцарское время клали Р. в ванну при омовении. Девушки надевали на свадьбах венки из Р.; мужчины иногда надевали такие венки в знак почтения к сюзерену, прислуживая ему. Обычай этот бытовал во Франции в XII в. и позднее, до XV в. включительно. Изображения Р. встречаются на криптах римских катакомб, в мозаиках равенских церквей, позднее в виде роскошных розеток на порталах готических храмов (см. Роза, в архитектуре), в миниатюрах XV в., на картинах Джотто, Гоццоли, Перуджино, Ботичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэля, Ван-Эйка, большей частью при изображении Пресвятой Девы Марии или окружающих ее ангелов. Р. входит во многие гербы и составляет декоративное украшение ковров и др. тканей. С давних времен существует обычаи поднесения папами золотой Р. в подарок владетельным особам за услуги, оказанные католической церкви. На такие подарки есть указания уже в памятниках XII в. (золотые Р., подаренные Урбаном II, Александром III и др.). Генрих VIII Английский получил две золотые Р. от Юлия II и Льва X, что не помешало ему отделиться от католической церкви.

В средние века Р. имела еще одно значение, неизвестное в древности: значение тайны. Изображение Р. над столом знаменовало, что нужно сохранить в тайне беседу приглашенных к обеду. Отсюда произошли выражения «sub rosa», «unter der Rosen» в памятниках немецкой литературы XV и XVI столетий, сохранившиеся и до настоящего времени для обозначения тайны. На стаканах вырезали надпись, «чтобы здесь мы ни говорили, должно остаться под Р.» (Was wir all hier thun kosen — das bleibe under der Rosen).

Лучшие сочинения о Р. в литературе, искусстве и в фольклоре: Schleiden, «Die Rose» (1873) и Joret, «La Rose dans l’antiquité et au moyen âge» (1892).

Н. Сумцов.