ЭСБЕ/Реликтовая флора

Реликтовая флора
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Пруссия — Сюрра. Источник: доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 528—529 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Реликтовая флора — Реликтовой флорой называются остатки прежде бывшей в данной местности флоры, но теперь почти совершенно вытесненной другой растительностью. Вследствие этого реликтовые растения принадлежат обыкновенно к числу редких в данной местности. После ледникового периода в Европе началось «великое переселение растений», которое, конечно, оставляло повсюду за собой следы в виде редких «реликтовых» растений, сохранившихся кое-где, местами, ограниченным количеством особей и продолжающих постепенно исчезать, как исчезают постепенно всякие следы чего-нибудь, т. е., другими словами, продолжают вымирать в каждой данной местности в силу ненормальных условий жизни и в борьбе за существование с другими растениями, для которых почвенные, климатические и др. условия обитания в данном месте более благоприятны, чем для этих «реликтовых» растений. Так, Варминг считает, напр., для Дании Cornus Suecicum, Rubus Chamaemorus, Polygonum viviparum, Saxifraga Hirculus, Scheuchzeria palustris, Primula farinosa, Carex chordorhiza и др. реликтовыми растениями периода тундровой растительности. Названные растения выбирают себе и теперь такие места для обитания, которые наиболее соответствуют тундре, т. е. холодные болота, а с уменьшением болот постепенно вымирают. То же самое следует сказать и о растущих в сибирских степях, среди типичных степняков, тундровых растениях Castillea pallida и Aster alpinus. Это также реликты тундровой флоры. Затем, остатками прежней тундровой флоры в Европейской России являются следующие растения, которые сохранились еще кое-где по моховым болотам значительно южнее современной области тундры: Betula nana, идущая на юг до Псковской и Костромской губ., Rubus Chamaemorus — до Польши, севера Волынской и Черниговской губ., Andromeda polifolia — до северной границы чернозема. Литвинов показал, что сосновые боры на выходах мела и на известняках степной полосы России вместе с целым рядом других редких растений, живущих в этих борах, являются остатками ледниковой флоры, так как растительность этих боров в настоящее время встречается еще только в Крыму, на Кавказе и на Алтае, тогда как в послеледниковый период уже не было условий для общения флоры степных известняков с Крымом, Кавказом или Алтаем. Среди этих растений Литвинов приводит Pinus silvestris, Daphne altaica, Rhus Cotinus, Mattiola odoratissima, Hyssopus officinalis, Scrophularia cretacea, Androsace villosa и мн. др. Особенно резко бросаются в глаза, по свидетельству Энглера, реликтовые растения в горных странах (Альпы, Исполиновые горы).

Литература. Варминг, «Распределение растений в зависимости от внешних условий» (перевод А. Г. Генкеля, СПб., 1903); Г. И. Ганфильев, «Главнейшие черты растительности России» (дополнение к предыд. сочинению, 1903); A. Engler, «Versuch einer Entwickelungsgeschichte der Pflanzenwelt» (2 ч., 1879 и 1882); С. Коржинский, «Следы древней растительности на Урале» («Изв. Имп. Акад. Наук», 1894, 1); H. Кузнецов, "Элементы средиземноморской области в Зап. Закавказье («Зап. Ими. Русск. Геогр. Общ.», XXIII, 1891); Д. Литвинов, «Геоботанич. заметки о флоре Европ. России» («Bull.» Имп. Моск. Общ. Исп. Природы, 1890, 3); его же, «О реликтовом характере каменистых склонов в Европ. России» («Тр. Ботан. Музея Имп. Акад. Наук», 1902, 1); И. Палибин, «Некоторые данные о растит. остатках южной России» («Изв. Геол. Комитета», ХХ, 1901).

И. Л. Сербинов.