ЭСБЕ/Раек, переносная панорама

Раек, переносная панорама
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Рабочая книжка — Резолюция. Источник: т. XXVI (1899): Рабочая книжка — Резолюция, с. 106 ( скан · индекс )


Раек — небольшая переносная панорама, представляющая собой ящик, к задней стороне которого приделано как бы возвышение в виде коробки. Здесь находятся различные картинки, по большей части лубочные, опускающиеся по мере надобности на шнурке и заменяющие или просто загораживающие одна другую. В некоторых местностях картины, склеенные в одну ленту, перематываются с одного вала на другой показывателем, раешником. В передней стенке ящика сделаны круглые отверстия с увеличительными стеклами или без них через которые зрители могут смотреть на картину за плату, колеблющуюся от 1 к. до 5 к. за весь репертуар. Содержание показываемых картин весьма разнообразно: коронация государей, прием иностранных гостей, победы русского оружия, купцы, торгующие пылью и ветром, известные разбойники, пожары, виды столиц и заграничных городов. Показывание картин раешник сопровождает комментарием, по большей части юмористического свойства. Показывая, напр., турецкого султана, раешник поясняет, что он «имеет свой собственный диван, но на него не садится, потому что его сам боится». Бисмарк в его характеристике «имеет три волоса, а поет на 33 голоса». Перед зрителем является и «наша русская знать, что любит денежки мотать: едет в Париж с золота мешком, а возвращается с палочкой пешком». Порой прибаутки раешника доходят до крайнего цинизма, особенно при отсутствия полицейского надзора и при наличности «любителей». Стиль прибауток — мерная рифмованая речь — имеет большое сходство с надписями на лубочных картинах XVIII в., откуда первоначально и брался комментарий раешника. Происхождение «райка» и самого названия его может быть объяснено тем, что в основании панорамы когда-то лежало «Райское действо» (Paradeisspiel), известное в России еще в самом начале XVIII века; образец его мы имеем в «Жалостной комедии об Адаме и Еве», изданной Тихонравовым («Русск. драматич. произв.», I), где дьявол, а отчасти и прародители играют комическую роль. Постепенно осложняясь новыми комическими сценами, подобно вертепному действу (см. Вертеп и Марионетки), райское действо сначала отступило на задний план, а затем исчезло; остались картины лишь светского содержания.

В. П.