ЭСБЕ/Полежаев, Александр Иванович

Полежаев, Александр Иванович
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Повелительное наклонение — Полярные координаты. Источник: т. XXIV (1898): Повелительное наклонение — Полярные координаты, с. 273—274 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС


Полежаев (Александр Иванович, 1805—1838) — выдающийся поэт. Отец его — помещик Пензенской губ. Струйский, мать — крепостная этого помещика, выданная впоследствии замуж за саранского мещанина П., от которого поэт и получил свое имя. Десяти лет от роду П. отдан был в Москве во французский пансион; затем он поступил вольнослушателем в Московский у нив. по словесному факультету. Первое стихотворение П., «Непостоянство», появилось в «Вестнике Европы» 1825 г. Университетское начальство поручило П. написать к торжественному акту 12 янв. 1826 г. оду «В память благотворения Александра I Императорскому моск. университету», а на выпускном акте в том же году П. прочел свое стихотворение «Гений». К тому же времени относится сатирическая поэма П. «Иман-Козел», вызванная ходившими тогда нелепейшими слухами об одном священнике в Москве. Другая сатирическая поэма П., «Сашка», в которой изображались студенческие похождения и попойки, испортила всю его жизнь. Поэма ходила по рукам в списках и попала в руки начальству, которое, обратив внимание на несколько стихов с неуважительными отзывами по вопросам религиозным и с указанием на неудовлетворительность общественных условий России, дало ход делу. Шуточная поэма очутилась в руках императора Николая Павловича, прибывшего в Москву на коронацию. Император приказал привести к себе П., который в его присутствии должен был прочесть свою поэму. По окончании чтения государь, обращаясь к министру нар. просвещения кн. Ливену, сказал: «Я положу предел этому разврату; это все еще следы, последние остатки» (т. е. брожения, приведшего к заговору декабристов). Получив, однако, от министра отзыв, что П. «поведения превосходнейшего», государь сказал: «Этот отзыв тебя спас, но наказать тебя надобно для примера другим», а затем добавил: «Я тебе даю военною службою средство очиститься… от тебя зависит твоя судьба, если я забуду, то можешь мне писать»; с этими словами государь, поцеловав П. в лоб, отпустил его. П. не мог примириться с крайне тяжелым положением унтер-офицера из «политических преступников»; пользуясь дарованным ему правом писать к государю, он решился послать просьбу о помиловании или об улучшении его участи. Не получив ответа на неоднократные прошения и полагая, что они не доходят до государя, П. задумал лично обратиться к нему, самовольно оставил полк и отправился пешком в Петербург. Сообразив, однако, все значение своего поступка, П. вернулся с дороги и явился к начальству. Он был отдан под суд и приговорен к прогнанию сквозь строй, но приговор был государем смягчен, и П. был разжалован в рядовые без выслуги. Всеми покинутый, П. пришел в отчаяние и запил. За оскорбление фельдфебеля он был опять отдан под суд и просидел в тюрьме, в ужаснейшей обстановке, в кандалах, почти целый год, имея в перспективе прогнание сквозь строй; но ему было вменено в наказание долговременное содержание под арестом. В 1829 г. полк, в котором служил П., был отправлен на Кавказ. П. принимал участие в целом ряде сражений и стычек и везде искал случая отличиться, чтобы добиться офицерского чина. Начальство не пожелало, однако, обратить на него внимание, и в 1833 г. он возвратился с Кавказа унтер-офицером. Организм его был совершенно расшатан; он впал в чахотку и на смертном только одре мог узнать, что 27 декабря 1837 г. произведен в прапорщики. Исключительные обстоятельства жизни наложили резкую печать на поэзию П.; она мрачна, как самая жизнь поэта. Оторванный от общества, он мог наполнять свои произведения лишь картинами горького субъективного чувства. Дважды находясь в ожидании приговора, который равнялся смертному, П. излил свои чувства в «Песне пленного ирокезца» и в стихотворении «Осужденный». В длинном и не вполне еще напечатанном стихотворении «Арестант» П. с жестокой правдой описывает обстановку своего ареста. Из автобиографических стихотворений П., наиболее многочисленных и сильных, видно, что он никогда не мирился с своей судьбой. Всего чаще повторяется здесь мотив сожаления о растраченных годах жизни; иногда поэт преувеличивает свои заблуждения, сопоставляя их с постигшей его непомерной карой; не менее часто слышится мотив упорного сознания своего достоинства, сурового протеста или, наконец, отчаяния, потери веры в жизнь и человеческую справедливость. Пребывание на Кавказе отозвалось у П. целым рядом поэм, стихотворений, песен, в которых наряду с изображением войны звучит раздумье о ее значении, сочувствие к страждущим и побежденным. Много прекрасного в песнях П. в народном жанре, к которому Белинский находил у него большую способность («У меня ль молодца», «Баю-баюшки-баю» и др.). В общем произведения П. весьма неравного достоинства, что объясняется обстановкой, среди которой они писались; но многие из них свидетельствуют о сильном и своеобразном таланте. Вполне оригинален и стих П.: это — не подражание пушкинскому стиху, а скорее переход к Лермонтову, также к Кольцову. В свое время прославилась по оригинальности стиха его воодушевленная «Песнь погибающего пловца», писанная двухстопными хореями с рифмами. Собрания сочинений П. издавались в 1832, 1859, 1889 (под редакцией Π. Α. Ефремова) и 1892 гг. (под ред. А. И. Введенского). См. ст. Ефремова (в «Пантеоне литературы», 1888, № 2), Пыпина (в «Вестнике Европы», 1889, № 3) и Якушкина (в «Вестнике Европы», 1897, № 6).