Открыть главное меню

Пелопоннес
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Патенты на изобретения — Петропавловский. Источник: т. XXIII (1898): Патенты на изобретения — Петропавловский, с. 122—124 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : OSN : OSN


Пелопоннес (Πελοποννησος, т. е. остров Пелопса (см.), теперь Морея) — полуостров, Коринфским перешейком соединяющийся со Средней Грецией и образующий южную часть Балканского (Иллирийского) полуострова (см. Греция). Название П. встречается в греческой литературе лишь с VII в. до Р. Х. (древнейшими названиями полуострова, по преданию, были Эгиалея, Апия, Аргос, Ахаида, Инахия, Пелазгия); остров считался во владении царского рода Атридов и получил свое наименование от родоначальника фамилии Атридов, Пелопса. Возникло оно, вероятно, на Западе, у эпейцев, среди которых родилось сказание о Пелопсе и пелопидах. Вследствие дружественных отношений, которые существовали между пелопидами и дорянами-завоевателями, а также вследствие возрастающего значения Олимпии как религиозного центра всего полуострова название Пелопова острова было принято всеми и существовало долгое время, даже после Р. Х., если не в народном говоре, то в литературе. С возвышением Ахейского союза (в конце III в. до Р. Х.) полуостров получил имя от ахейцев, значение которых распространилось на весь полуостров; во времена же римского владычества Ахайей называлась вся греческая территория, от Эпира и Фессалии до мыса Тэнара. В конце IX в., когда Византия отвоевала у славян полуостров, он стал известен уже под именем Мореи, причем некоторые считают это слово славянским (Морея = морская страна, от слова море, или моравская (моревская) область, от названия моравов), другие видят в нем искажение слова Ρωμεοί = Ρώμαϊοι — римляне, которое еще теперь живет в народном говоре как воспоминание о минувшем римском владычестве.

Пелопоннесский полуостров представляет гористую страну с поверхностью в 392 кв. мили (21466 кв. км). Самостоятельная горная система, геологические образования, особенности климата заставляют предполагать весьма глубокую древность раздельного существования полуострова. Горы П. разбили его на 6 областей, имевших скорее географическое, чем политическое значение: Аркадия, в центре полуострова, Ахайя — к северу от Аркадии, по берегу Коринфского залива, Арголида — на восток от Аркадии, Лакония — к юго-востоку от Аркадии, Мессения — к западу от Лаконии, Элида — к западу от Аркадии. Кроме того, политически обособлены были области городов Флиунта, Сикиона и Коринфа. Наиболее гористая часть полуострова — северный край Аркадии. Западная часть полуострова не имеет гор и представляет собой низменность, пересекаемую реками и лагунами, без гаваней, с нездоровым воздухом. Восточный берег, напротив, изобилует бухтами и имеет много гаваней, благодаря чему торговля сосредоточивалась преимущественно в этой части полуострова. Восточный берег П. служил посредником в отношениях всего полуострова с островами Эгейского моря и Востоком; он первый воспринял культуру Востока через финикийских мореплавателей, которые имели свои гавани по всей восточной линии полуострова до острова Киферы. Леса П., плодородная почва долин и горных склонов, богатство растительности привлекали жителей других областей. Доряне, переселившиеся на полуостров, сумели воспользоваться дарами его природы и подняли благосостояние страны до высокой степени. К концу классического периода первоначальный физический характер страны изменился: природные богатства иссякли, леса были вырублены, почва истощена, самый климат несколько изменился; эти физические изменения особенно заметны в настоящее время. В руины обратились города и поселения, руинами сделалась и вся страна, истратившая все свои силы за три тысячелетия беспокойной политической жизни.

Древнйшие исторические воспоминания П. связаны с горой Ликеем, очагом полуострова, Аркадским Олимпом. Здесь, по преданию, черная земля родила богоравного Пелазга, первого человека; здесь была принесена Зевсу первая жертва, здесь были положены первые основы жизни и общежития. Ликосура — древнейший город этой части страны. При размножении туземного населения из общей массы выделились древнейшие племена кинуров — на восточном берегу полуострова, кавконов — на южном и западном склонах Аркадской возвышенности, данаев — на равнине Инаха. Этим племенам приписывается первая культурная работа осушки болот, запружения рек, обработки земли, постройки городов, разведения скота. Позднее из первоначального народонаселения выделились ионийцы, поселившиеся при Коринфском и Эгинском заливах, ахейцы — занявшие северную часть полуострова, эолийцы — захватившие Элиду и Мессению. С приходом пелопидов из Фригии (мнение Курциуса) при устье Алфея началась новая эпоха существования П.: культура пришельцев сосредоточилась в Аргосе и Микенах. Агамемнон — царь всего полуострова; отдельные цари — Менелай, Нестор и др. — его вассалы. Настоящая история полуострова начинается многими историками с дорического переселения: двинувшись с севера, дорийцы прошли через всю Аркадию, проникли в ахейские владения и подчинили своей силе и культурному влиянию население П. Дорические завоевания или привели старое население в состояние рабства, или заставили признать дорическую гегемонию; с этих пор П. в большей своей части сделался очагом дорического населения. Дорическое влияние отразилось на дальнейшей истории полуострова, наложив на нее чисто племенной отпечаток. Со времени Ликурга и Ифита П. представлял собой амфиктионию, образовавшуюся при храме Олимпийского Зевса; главными членами ее были жители Аргоса и Спарты. Позднее Аргос должен был подчиниться своему более могущественному соседу — Лакедемону. При начале персидских войн Спарта провозгласила свою гегемонию, но недостаток в живости и энергии при наличности других положительных качеств дорического характера не дал дорийцам сыграть главной роли в борьбе с персами: подвижное население Аттики перебило гегемонию у Лакедемона, особенно в области морского дела. Последовавшая в конце V в. борьба между двумя представительницами греческого гения — Спартой и Афинами — кончилась, однако, победой Спарты. Первые годы IV в. — период полного расцвета дорического могущества, но в то же время начало внутреннего разложения и упадка. Одно за другим следуют покорение полуострова фиванцами, уничтожение дорической славы, восстановление Мессении и Аргоса, падение Спарты. В конце III в. дорический П. еще раз поднялся, чтобы отстоять свою свободу, но дело кончилось поражением дорийцев и торжеством ахейского элемента в организации Ахейского союза. При римском владычестве П. удалось немного успокоиться и оправиться после долгих лет борьбы, но уже с III в. начались вторжения иноземных элементов готов, гуннов, славян, болгар; при этом восточной части полуострова больше и дольше, чем западной, удавалось сохранить свой национальный характер. В конце VIII в. Византия открыла ряд походов против пелопоннесских славян; лишь к концу IX века удалось ей покорить языческую страну и насадить христианство. Следующие три века П., как провинция империи со стратегом-наместником во главе (резиденцией его был город Коринф), пользовался миром; за это время население стран умножилось, благосостояние поднялось, торговля и промышленность достигли довольно высокой степени развития. В середине XII века Рожер сицилийский взял Коринф, а в начале XIII века, после основания латинской империи (см.), Гильом де Шамплитт завоевал всю страну, разделил ее на баронии, ленные участки, епископства, построил монастыри, церкви в готическом стиле. Фамилия Шамплиттов вскоре была вытеснена Вильгардуэнами, которые продолжали дело романизации страны. Около 1250 г. покорение полуострова было закончено, и он получил новую организацию. Местопребыванием власти была Элида, резиденцией — Андравида, гаванью — Гларенца, крепостью — Хлемуци. В 1259 г. большая часть П. была возвращена под власть Византии. В начале XV века Морея совершенно была оставлена франками. В то же время стали прибывать на полуостров албанские орды; Морея была занята ими, но так как албанцы не были культурным народом, они не могли реорганизовать страну по-своему и довольствовались тем, что поступали на службу в качестве наемников или обрабатывали незанятые пространства земли. После падения Константинополя албанцы сделали попытку утвердить свою власть на полуострове и призвали турок, уже с конца XIV в. нападавших на Морею; в 1460 г. греки были побеждены, и Морея подпала под власть Турции. Турецкий гнет продолжался до конца XVII в., когда венецианцы отняли полуостров у турок. Венецианское владычество было благотворнее франкского, турецкого и византийского: слабая Византия с трудом накануне своего падения могла помогать единоплеменникам, франки мало заботились о благе самого населения, а турки думали лишь о том, как бы побольше награбить добычи. Под властью Венеции население было умножено переселенцами из Румелии и с островов, земледелие поднято на более высокую степень и т. д. Так дело шло до 1718 г., когда Турция снова овладела полуостровом. В 1821 г. в Морее вспыхнуло греческое восстание. В 1825 г. Ибрагим-паша взял Наварин и опустошил полуостров. Битва при Наварине решила дело в пользу Мореи: она была занята французскими войсками (см. Греция, IX, 654), и полуострову возвращена свобода. В настоящее время Морея — часть греческого королевства. Ср. Gell, «Itinerary of the Morea» (2-е изд., Л., 1827 г.); Leake, «Travels in the Morea» (Л., 1830); «Expédition scientifique de Morée» (1831—1838); Ross, «Reisen im Peloponnes» (т. I, 1841); Leake, «Peloponnesiaca» (1846); E. Curtius, «Peloponnesos» (1851—1852, Гота; капитальный труд); Beulè, «Etudes sur le Peloponnèse» (Париж, 1855); Clark, «Peloponnesus» (Лейпциг, 1858); Vischer, «Erinnerungen und Eindrücke aus Griechenland»; Fallmeyer, «Geschichte der Halbinsel Morea während des Mittelalters» (т. II, 1830 и 1836); Bursian, «Geographie von Griechenland» (т. II, Лейпциг, 1869); Forbiger, «Handbuch der Alten Geographie» (т. III, Лейпциг, 1842—1848); Neuman und Partsch, «Physikalische Geographie von Griechenland» (изд. 1885); Lolling, «Hêllenische Landeskunde»; Philippson, «D. Peloponnes. Versuch einer Landeskunde auf Geologischer Grundlage» (Б., 1891); Χ. Κόρυλλος, «Ήέυλογραηία της Πελοποννήσου» (Άυασύπωσις έκ τού Προμηθέως, 1890); Марков, «Путевые заметки о путешествии по Греции» («Вестник Европы» и «Русский вестник», 1897).