ЭСБЕ/Палудан-Мюллер, Фредерик

Палудан-Мюллер
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Оуэн — Патент о поединках. Источник: т. XXIIa (1897): Оуэн — Патент о поединках, с. 647—648 ( скан ) • Другие источники: БСЭ1 : БЭЮ : OSN


Палудан-Мюллер (Frederik Paludan-Müller) — знаменитый датский поэт (1809—1876); сын священника (впоследствии епископа). Еще до окончания курса по юридическому факультету составил себе громкое имя в литературе. Дебютировал четырьмя балладами и талантливой комедией «Kjärlighed ved Hoffet» (Любовь при дворе), в которой видно сильное влияние Шекспира и Гоцци. Поэма «Dandserinden» (Танцовщица, 1833) окончательно выдвинула яркое дарование молодого поэта. Не чуждая, как и многие произведения П., некоторого веяния Байроновского гения, поэма эта обнаружила в П. редкое чувство прекрасного, широкое мировоззрение, глубокое нравственное чувство, а также меткий сатирический ум и замечательное уменье владеть стихом. В следующей лирическо-драматической поэме «Amor og Psyche» (Амур и Психея) П. достиг высшего совершенства формы. В 1835—38 гг. вышли в свет поэма «Zuleimas Flugt» (Бегство Зулеймы) и два сборника, в которые вошли комедия «Eventyr i Skoven» (Приключение в лесу), драматическая поэма: «Alf og Rose» (Эльф и роза), комедия «Fyrste og Page» и много лирических и эпических стихотворений. Из последних особенно выдается «Lucifers Fald» (Падение Люцифера), а также «Beatrice», «Vestalinden» (Весталка) и «Slaven» (Раб). В 1838—40 гг. П. посетил Германию, Францию, Швейцарию и Италию и долго жил в Риме. Плодами этого путешествия явились драматическая поэма «Venus» (1841) и первая часть главного труда П. — эпической поэмы «Adam Homo», названной по имени героя поэмы. Вторая и третья ее части вышли только семь лет спустя. Поэма «Adam Homo» занимает в северной литературе такое же исключительное место, как «Чайльд-Гарольд» в английской и «Евгений Онегин» в русской. Еще в «Танцовщице», составляющей как бы прелюдию к главному поэтическому труду П., поэт восстал против расслабленности, эгоизма, бездушия и пошлости современного поколения; в «Adam Homo» он выступает уже во всеоружии борца за высокие идеалы человечества и разоблачает внутреннее «я» человека, поступившегося вложенным в него божественным началом ради удовлетворения низменных человеческих влечений. В «Adam Homo» развертывается картина всей человеческой жизни, с ее обычными отступлениями от божеско-человеческих законов и целей. Adam Homo — не дурной человек: он поддается злу только в крайности и вообще похож на большинство людей, идущих на всякие нравственные уступки, если их ждет за то достаточно щедрая награда. Очерченный с убедительной силой и правдивостью, герой представляет собой не только северный, но общечеловеческий тип.Язык поэмы увлекательный, страстный, с замечательным совершенством передающий всевозможные переливы настроений, от восторженного лиризма (в сонетах Альмы) до едкой сатиры и глубокого юмора. В промежутки между появлением первой и последующих частей «Adam Homo» появились (в 1844 г.) поэмы «Tithon» и «Dryadens Bryllup» (свадьба Дриады). В 1854 г. вышел сборник, содержащий три поэмы: «Mysteriet», «Ahasverus» и «Abels Dòd» (Смерть Авеля) и величественную трагедио «Kalanus», которая после «Adam Homo» является наиболее глубоким и оригинальным произведением П. Здесь изображено искание идеала восторженной человеческой натурой, которая, смешав прекрасное человеческое с божественным и поняв свою ошибку, должна искать вечной правды уже за пределами этой жизни. В 1861 г. вышел сборник новых поэтических произведений П., из которых выдаются: «Kain» и «Benedikt fra Nurcia». В последние годы жизни П. написал два произведения в прозе: прекрасную сказку «Ungdomskilden» (Источник юности) и большой роман «Ivar Lykkes Historie». Некоторая растянутость романа выкупается талантливым изображением современной жизни, яркостью и жизненностью характеристик. Последнее произведение П. — поэма «Adonis» (1875 г.) — достойно завершает цикл его высокохудожественных поэтических произведений. В северной литературе П. занимает второе место после Эленшлегера; уступая последнему в силе изображения и глубине чувства, он далеко превосходит его совершенством формы.