ЭСБЕ/Немоевский, Андрей

Немоевский, Андрей
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Маассен — Нямецкий. Источник: доп. т. II (1906): Кошбух — Прусик, с. 260—261 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Немоевский (Андрей Niemoiewski) — выдающийся польский поэт и драматург. Род. в 1864 г.; окончил курс в дерптском университете; служил на заводе в Сосновце, и жизнь рабочих дала ему материал для лучших его рассказов: «Listopad» (1891). Сборники его стихотворенийi: «Poezye» и «Poezye prozą» (1891), «Majówka» (1895), «Polonia irridenta» (1895), «Listy czlowieka szalonego», «Prometeusz» (1900) и конфискованные львовской прокуратурой «Legendy» (1902 и 1903). Живо сочувствуя польскому хлопу и фабричному люду, убежденный в том, что труд делает «малых» «великими», враг общественного затишья, верующий в конечное торжество «человека» над темными силами, — Н. в каждом своем произведении будит мысль вдумчивыми и красивыми образами. Труд для него — синоним религии; с первыми христианами, служившими Богу в катакомбах, он сравнивает рудокопов, которые «спускаются в мрачные недра земли за силой, за жизнью и пропитанием для голодных, для облегчения тяжелой нужды, царствующей на земле» («Šwięto podziemia»). Изображая печальные плоды капитализма в сценах из быта рабочих, Н. требует, чтобы человек, «создавший этот ад, перестал быть его слугой и положил бы ему конец» («Papierowy djabeł»). A что человек может творить чудеса и повелевать даже собственным организмом — видно хотя бы из того, что его мысль не знает пределов («Tragedya»); в человеческой душе заключается та самая бесконечность, которая «низвергает старые истины и создает новые — великие, как вселенная, грозные, как вечность» («Ołowianka»). Необходимо стремиться к деятельной любви, так как без нее человечество обречено «на гибель, смерть и вечное исчезновение» («Kocham»); в лучшем случае человек делается ничтожным, слабым, человеком-толпой или человеком «в футляре» («Człowiek pracy»). При всем своем демократизме Н. интересуется только «новыми Прометеями», которые принесут миру желанное освобождение и низвергнут «кумиры Аполлона», «смелые духом», сами станут божествами и поведут людей «туда, к Олимпу», чтобы свергнуть Юпитера («Prometeusz»). А пока глаза Прометея еще не «пламенеют, как звезды, и светлый взор его не вдохновлен восторгом», земля остается юдолью страданий. Особенно тяжело тем народам, которых угнетают другие (т. е.полякам). Они привязаны к «родному тополю» с осыпавшимися листьями и не хотят покидать его ради «теплых и неизвестных стран» («Listopad»). Современные поляки-интеллигенты, представляющиеся Н. «больными гениями в стране немощей», должны брать пример со своих предков, которые, видя полное отчаянье потомков, выходят из могил и показывают, как под их скелетами еще бьется то самое сердце, которое молчит у живых («Lampa»). Светлее Н. смотрит на польское простонародье, обладающее физической и нравственной мощью и с особенной любовью оберегающее свою землю-коханку, в то время как старопольские магнаты «предали свою землю бельгийцам, французам, москалям и немцам, увозят ее в кошельках в Монако». Из-за них Польшу наводнили «орды вандалов и германских звероловов», которые «впрягают простой народ в ярмо труда, унижения и голода», прикрываясь лозунгом «великой культуры Запада». Будущее панов Н. изображает мрачными красками. Пропасть, отделяющая народ от интеллигенции, кажется Н. опасной для национального вопроса: «мы живем, мыслим и чувствуем как будто в облаках…, а когда спускаемся на землю, то не умеем даже заговорить с народом и робко останавливаемся, словно люди иного мира» («Na morzu»). С целью ознакомить польское общество с бытом крестьян и рабочих, Н. посвятил ему несколько лучших рассказов и стихотворений «Листопада» («Starowina», «Automaty», «Žmija», «Maszinista», «Stara warjatka», «Południe») и «Неосвобожденной Польши» («W ciszy wiejskiej», «Stolica», «Podziemia»; разбор последних у Т. Пини: «Nasza współczesna poezya», Львов, 1902). «Легенды» Н., за исключением двух-трех — сцены из Евангелия, облеченные в художественную форму, с философской трактовкой в духе Ренана и Штрауса («Wysłaniec», «Kusiciele», «Majłach», «Dwaj uczniowie», «Ząb za ząb», «W ostatniej chwili», «Skowronek», «U grobu», «Przeklęty»; разбор их у J. Stena, «Pisarze polscy», Львов, 1904). Из остальных стихотворений Н. лучшими считаются: «Sielanka», «Branka», «Wesioło žeglujmy». В берлинском издании «Russen über Russland» (1906) H. принадлежит очерк о Царстве Польском. Меньшее значение имеют его драмы: «Familia» (1889), «Bajka» (1900), «Szopka» (1901), «Rokita», «Dzień on, dzień gniewu Pańskiego» (1902) и др.

А. Яцимирский.