ЭСБЕ/Наречие

Наречие
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Наказный атаман — Неясыти. Источник: т. XXa (1897): Наказный атаман — Неясыти, с. 611—613 ( скан ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Наречие — I) язык (диалект) известной (иногда довольно значительной) части однородного населения той или другой страны, представляющий, наряду с общими характерными признаками данного языка, и известные отличия, настолько значительные, что устные сношения данной части населения с прочими довольно затруднительны. В логическом отношении понятие Н. может быть сравнено с понятием вида в естественных науках. В свою очередь Н. может делиться на поднаречия, а эти последние — на говоры (см.). Так, русский язык делится на Н. великорусское, малорусское и белорусское; великорусское Н. может быть разделено на поднаречия северное, или окающее, и южное, или акающее, а эти последние — на разные говоры. Звуковые отличия говоров друг от друга (наиболее характерный признак) сводятся, в большинстве случаев, к незначительным звуковым оттенкам; реже находим более крупные звуковые разницы (например, новгород. и вместо московск. е: новгород. хлиб || московск. хлеб). Напротив, звуковые отличия Н. друг от друга в большинстве случаев сводятся к различию звуков: малорос. хлиб, кинь || великорос. хлеб, конь и т. д. Так как для возникновения подобных многочисленных и довольно резких различий необходимо более продолжительное время, чем для возникновения незначительных звуковых оттенков, то уже a priori можно предполагать, что Н., как известная языковая вариация, древнее, чем говор. Это предположение может быть доказано и фактически — изучением истории отдельных Н. и говоров. Причины, вызывающие образование Н. — те же, что лежат в основе образования говоров и отдельных языков (см. Говор и Язык). О разнице между Н. и языком — см. Малорусское Н. Вообще установить вполне твердые и незыблемые границы между понятиями говор, Н. и язык невозможно. Как и везде в природе, здесь имеется целый ряд промежуточных форм, которые не всегда могут быть уложены в те или другие логические рубрики, являющиеся, в действительности, чистыми абстракциями.

Ср. Paul, «Principien der Sprachgeschichte» (2-е изд., Галле, 1886, гл. II); v. d. Gabelentz, «Die Sprachwissenschaft» (Лейпциг, 1891, 2-я кн., гл. I).

II) Наречие (лат. adverbium, греч. έπίρρημα), как особая часть речи, представляет собой один из видов обширного класса частиц (см.). По значению Н. разнится от других частиц тем, что является ближайшим определением для глаголов (отсюда и термин έπίρρημα, adverbium) и имен прилагательных. Н. состоят в тесном родстве с предлогами (см.); некоторые из них могут употребляться и в значении последних. Разница между Н. и предлогами заключается лишь в том, что предлоги могут употребляться не только для ближайшего определения глаголов и прилагательных, но и как префиксы (приставки) у глаголов, определяя направление данного действия. Почти все Н. происходят, по-видимому, из застывших падежей имен существительных или прилагательных, или из падежных форм с предлогами. На основании этого наблюдения можно думать, что и древнейшие индоевропейские Н. (не поддающиеся уже анализу) также возникли из имен. Различие их от исторических Н. только в том, что процесс их образования совершился еще до развития флексии и таким образом они сводятся не к падежной форме, а к чистой основе. Ближайший родич Н. — имя прилагательное. Н. стоит в таком же отношении к глаголу и прилагательному, как прилагательное определение — к имени существительному. Это отношение проявляется также в том, что вообще от любого прилагательного можно образовать соответствующее Н. Формальное отличие имени прилагательного от Н. заключается в способности первого склоняться и, следовательно, согласоваться с именем существительным. Но есть и такие индоевропейские языки (аналитического строя), как современные немецкий или английский, где этот формальный признак очень часто отсутствует. В таких языках различение Н. от прилагательного при помощи языкового чутья уже подорвано. В предложениях: er spricht gut и er ist gut уже не чувствуется первичной разницы, державшейся еще в средненемецком. Отсутствие различения сказывается ясно в употреблении превосходной степени наречия с вспомогательным глаголом там, где в положительной степени стоит несклоняемая форма прилагательного, тожественная по форме с H.: du bist schön и du bist am schönsten, wenn и т. д. Наоборот, некоторые Н. в сочетании с прилагательными в различных языках склоняются, как прилагательные: по-французски говорят toute pure, toutes pures = совсем чистая или чистые. Отсюда ясно, как неопределенны границы между Н. и прилагательным. От предлогов Н. формально совсем не отличаются; можно найти массу образований в разных индоевропейских языках, которые употребляются и как предлоги, и как Н. Русские Н. представляют следующие образования:

А) окостеневшие глагольные формы: почти, чуть, небось (= не бойся), бывало, бывает, будь, будто, ведь, невесть (народное неведь), глядь, давай, диви бы, де (= дееть = говорит), знать, мол (= молвил), может, може, пусть, пускай, пущай, хоть, хошь; причастия: сидя, лежа, сидючи, идучи, играючи, пимши, емши.

Б) Разные падежные формы без предлога: 1) именительный ед. — смерть есть хочется; 2) родительный ед. — вчера, вчерась, народное однова (однова дыхнуть — Л. Толстой, «Власть тьмы»), дома; 3) дательный ед. — кроме (может быть и местным падежом); 4) винительный ед. — вон, днесь, вечор, крошечку, противу, против, летось, ночесь, тотчас, сейчас и т. д., а также все Н. от среднего рода имен прилагательных в положительной и сравнительной степенях: живо, мало, скоро и т. д., более, больше, дальше, скорее, позже, прежде, инако, иначе, только, сколько, хорошо, крайне, лучше и т. д.; 5) творительный ед. — иной, одной, босиком, пешком, верхом, гусем, даром, добром, днем и ночью, вечером, утром, зимой, летом, кругом, молчком, тайком, ничком, нагишом, ревом реветь, нойком ныть, опрометью, разом, стойком и т. д.; 6) местный ед. — ныне, ноне, утре, лони, лонись, межи, древнерусское домовь, доловь = русскому домой, долой, рядом со старославянским долу и т. д.; 7) местный двойств. — между, межу; 8) творительный двойств. — весьма, дарма, ноймя ныть, лежмя, ливмя, торчмя и т. д.; 9) творительный множ. — чертовски умен, щегольски одет, дружески обратился и т. д.

В) Разные падежные формы с предлогами: 1) родительный ед. — искони, издавна, народное сружи (снаружи), исподтишка, сызнова, слегка, сперва, спроста, исстари, сдуру; 2) дательный ед. — кстати, по-просту, по-зимнему, по-доброму, по-хорошему, по-маленьку, по-тихоньку, по-легоньку и т. д.; 3) винительный ед. — вдоль, вдруг, вниз, вновь, впрямь, вплавь, встречу, навстречу, навзничь, наискось, наперекосяк, невдомек, наугад, наутек, насилу, насквозь, настежь, оземь, около, опричь, вокруг; 4) творительный ед. — слишком, совсем и т. д.; 5) местный ед. — вместе, вкратце, вскоре, наяву, потом, сзади, позади, впереди, наедине и т. д.; 6) местный двойств. — воочию; 7) дательный множ. — поделом; 8) творительный множ. — по-русски, по-приятельски, по-купечески, по-дворянски и т. д.; 9) местный множ. — вместях = вместе, назадях, наравнях и т. д. Некоторые Н. представляют и целые окостеневшие синтаксические сочетания, вроде онамедни (= древнерусскому ономь дьни, местное ед.), сегодня (= родительный ед. сего дня), арханг., олонецк., вологодск. поседни, посядни, посяднись (по-ся-дни = по эти дни) и т. п.

Довольно большое число наречий (местоименного происхождения) представляют весьма стертые образования, в которых трудно или невозможно уже определить первичный падеж: всегда, иногда, тогда, везде, где (древн. къде, вьсьде), доколе, коли, покуль, дотуль, куда, куды, сюды, всюду, дважды, однажды и т. д. Некоторые Н. представляют соединения с темными частицами-суффиксами: три-жды, тепери-ча, нынь-че, даве-ча, даве-чу, зде-ка, зде-кась, тамот-ка и т. д. К Н. относятся еще: префикс наи-, служащий для образования превосходной степени (наилучший, ср. народное набольший), и отрицания нѣ-, ни-, не-, которые употреблялись (нѣ) и до сих пор употребляются (ни, не) и как самостоятельные слова (не в сложениях).

Ср. Paul, «Principien der Sprachgeschichte» (2 изд., Галле, 1886, гл. XX); L. v. Schroeder, «Ueber die formelle Unterscheidung der Redetheile im Griech. u. Latein» (Лейпциг, 1874, гл. II); Miklosich, «Vergl. Gramm. der slaw. Sprachen» (т. IV, гл. V); Delbrück, «Vergl. Syntax der indogerm. Sprachen» (ч. I, Страсбург, 1893, гл. XIV).

С. Б—ч.