ЭСБЕ/Мостовая

Мостовая
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Московский Университет — Наказания исправительные. Источник: т. XX (1897): Московский Университет — Наказания исправительные, с. 23—25 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Мостовая — твердая одежда городских улиц, устраиваемая, впрочем, иногда и вне городов. М. имеет над щебеночной одеждой преимущество большей крепости и непроницаемости, и так как на ней образуется меньше грязи и пыли, чем на шоссейном полотне, то она превосходит последнее и в санитарном отношении. Булыжная М., из камней неправильного вида, чаще всего у нас применяется, вследствие дешевизны устройства и ремонта. Для равномерной передачи давления на грунт, для отвода воды и большей прочности М., камни стелятся на основании из песка, хряща, щебня или бетона. М. из крупного булыжника невыносимо тряска и потому употребляется лишь для обделки откосов, размываемых водой. Для замощения же дорог и улиц употребляется средний и мелкий булыжник (длиной 17 — 12 см); для укрепления камней в приданном им положении употребляется песок. Камни стараются укладывать по возможности плотно, сортируя их по величине так, чтобы камни большого размера приходились под тою частью дороги, которая подвергается наибольшему проезду, а мелкий булыжник по бокам и пр. По выстилке М. ее уколачивают трамбовками, затем промежутки между камнями защебенивают и снова утрамбовывают. Оконченную М. засыпают хрящом или зернистым песком, который под действием дождя окончательно затягивает пустоты между камнями. От влияния воды, морозов и проезда булыжная М. со временем расстраивается. Для большей крепости делают иногда двойную М., из двух рядов булыжных камней, каждый на особом слое песка, причем на нижний ряд употребляется более крупный, а на верхний — средний и мелкий камень. Очень прочная М. получается при замощении булыжным камнем сверх щебеночной коры (ныне в этом виде перестраиваются ближайшая к СПб. части Архангелогородского и Петергофского шоссе). В небольших городах южной Франции встречается М. из булыжных камней с подтесанными верхушками, что удобнее для проезда. В Германии очень распространена булыжная М. из отколотых камней. В России такая М. встречается в городах Прибалтийских губерний. В Петербурге было сделано несколько опытов замощения улиц подобной М., получившей у нас название мозаичной, или рижской. Гораздо удобнее булыжных, хотя и значительно дороже, М. из тесаных камней, или кубическая М., на которую употребляются обделанные в форме параллелепипеда тесаные камни твердых пород. Они укладываются на щебеночном или бетонном основании. Тесаная М. чаще всего устраивается из песчаника (Париж, Берлин) или гранита (Лондон, Вена, Литейный и Вознесенский проспекты в СПб.). Впрочем, употребляются также, хотя и менее пригодны для этой цели, камни известковые и базальтовые. Первые большей частью неоднородны и обладают малым сопротивлением, а вторые трудно поддаются обработке и от действия проезда делаются скользкими для лошадей в сырую погоду. Швы между камнями кубической М. заполняются песком или заливаются цементным раствором, а иногда и асфальтом. К этому разряду должны быть отнесены также М. из искусственных камней. Сплошные цементные или бетонные М. до сих пор мало еще распространены. Они встречаются в некоторых французских городах (Гренобль). Чаще встречаются сплошные асфальтовые М. Для устройства М. из литого асфальта предварительно настилается на выровненном и плотно укатанном земляном полотне слой бетона, составленный из гравия, щебня и портландского цемента, с достаточным количеством песка, который утрамбовывается и выравнивается смазкой из цементного раствора. Это основание покрывают расплавленной смесью из асфальтовой мастики, битума и гравия. Для сообщения одежде шероховатости, ее посыпают песком и затем растирают деревянными терками. В Петербурге такой одеждой покрыты две улицы: Екатерининская и Набережная Фонтанки у Инженерного замка. Такая М., однако, не выдерживает тяжелого движения и требует частого ремонта. Лучшие результаты дает М. из уплотненного асфальта. Основание для нее устраивается из слоя бетона или щебеночной одежды, выровненной цементным раствором. Асфальтовый порошок в нагретом состоянии насыпается ровным слоем на толщину до 75 мм. Затем его выравнивают нагретыми железными пестами, разглаживают утюгами и укатывают ручными катками. Дороги, покрытые асфальтовой одеждой, избавлены от грязи и пыли. Движение по ним совершается весьма спокойно, без тряски и стука. Асфальтовая М. в полном смысле непроницаема и не пропускает той грязи, которая пропитывает основание каменной М. Недостатки асфальтовой М. — трудность ремонта, который может быть произведен только в сухое время, частое падение лошадей в гололедицу, почему асфальтовая одежда неудобна на улицах с большими подъемами (свыше 1:70). Летом от жгучих солнечных лучей асфальтовая М. иногда размягчается до того, что на ней остаются следы от прохода колес и ударов копыт. Благодаря своим полезным особенностям, асфальтовая М. в настоящее время представляет весьма распространенный вид мощения улиц в больших городах. Торцовая М. была применена в первый раз в начале 20-х годов в России к замощению улиц в С. Петербурге. По предложению академика Гурьева, торцовой мостовой замощены были сначала два участка, на Большой Морской и на Миллионной улицах, а затем, через 6 — 7 лет, часть Невского проспекта и Петергофской дороги. В настоящее время М. этого рода, кроме Петербурга, распространена в больших размерах в Лондоне (неблагоприятные результаты), Париже (весьма большой успех), Берлине, Чикаго и многих других городах Америки. У нас она устраивается из шестигранных деревянных колодок на настиле из досок, сверху осмоленных и расположенных, с промежутками в 6 мм, на поперечных деревянных лежнях. В Петербурге эта система оказалась недолговечной (2 — 4 года). Торцовые М. новейших типов в Лондоне и Париже устраиваются из плоских колодок, получаемых распиловкой лучших досок красной шведской ели. Перед употреблением в дело колодки опускают на 5 минут в расплавленную смесь битума, креозота и глинистого мела. М. эта стелется на слое бетона, а швы заливают битумом и цементным раствором. Поверхность готовой М. посыпают острым гравием. Торцовая М. почти совершенно устраняет шум и сотрясения от проезда и не дает ни пыли, ни грязи. Она представляет малое сопротивление движению, и очистка ее легче, чем при каменной булыжной М. Но, напитываясь водой с органическими веществами, она неудобна в санитарном отношении; гладкая поверхность М. делается скользкой в гололедицу; наконец, вследствие неравномерного состава колодок, она выбивается и покрывается неровностями. За границей торцовые М. новейших систем держатся от 7 до 10 лет. Попытки к устройству железных М. (в Лондоне) не увенчались успехом. Чугунные М. разных систем применены в виде опыта в некоторых местах, между прочим, у нас, в Петербурге, на части Миллионной улицы и Дворцовой набережной у Мраморного дворца (бездонные шашки на бетонном основании, засыпанные щебнем, сист. Кнаппа), также в Кронштадте.

А. Т.

В списках «Русской Правды» обыкновенно находим в конце устав «о городских мостах» [1], приписываемый Ярославу и трактующий о натуральной повинности по постройке М. в Великом Новгороде и о замене ее мостовой податью (поплатой). В Москве замощение улиц началось приблизительно в половине XIV в., первоначально на главных только улицах. Материалом для М. служило дерево, для приобретения которого земский приказ собирал со всех жилых мест «мостовые деньги». По словам Флетчера, посетившего Москву в XVI в., М. устраивались из бревен, обтесанных с той стороны, по которой следовало ездить. Иногда поперек улицы раскладывались просто неотесанные кругляки, но в таком случае поверх их настилались вдоль улиц барочные доски, а на важнейших царских проездах — брусья. В 1692 г. велено было мостить моск. улицы камнем, а в 1705 г. повинность замощение моск. улиц разложена была на все государство. Дворцовые, архиерейские, монастырские крестьяне, торговые люди, вотчины служилого сословия обложены были специальной натуральной повинностью по сбору дикого камня; занимавшиеся извозом или просто приезжавшие в Москву крестьяне обязывались предъявлять в городских воротах по три камня ручных, но не менее гусиного яйца каждый. Еще в половине XVIII ст. каменные М. существовали в Москве лишь на самых главных улицах, а деревянные сохранились до вступления в столицу французов. Со времени Екатерины II М. находятся в заведовании городских общественных управлений и под наблюдением полиции. В 1785 г. запрещено в городах строить М. из бревен. В пользу отдельных городов устанавливались различные натуральные повинности по доставлению материалов для замощения улиц. В 1832 г. сбор камня для М. или взамен него денег был воспрещен; городским думам предписано мостить улицы за счет городских доходов с тем, чтобы дальнейшее поддержание М., устроенных по улицам, лежало на обязанности домовладельцев, каждого по участку, примыкающему к его владению. В СПб. владельцы домов, выходящих на площади, обязаны поддерживать и исправлять М. перед их домами на пространстве 8 саж. в ширину. В портовых городах на Черном и Азовском море (кроме Одессы) замощение улиц, по которым провозятся грузы в порт, производится за счет временного сбора с отвозимых из этих портов за границу товаров, за исключением леса. По ныне действующему городовому положению, дума может отнести содержание М. на общие городские средства или, по соглашению с домовладельцами, на особые с них сборы (взамен натуральной повинности); такие сборы могут быть взимаемы лишь в пределах действительной надобности и должны быть расходуемы исключительно на предмет своего назначения. Вообще лишь в немногих русских городах М. удовлетворяют необходимым требованиям. Из данных, собранных ко всероссийской выставке 1896 г. о 498 городах 48 губерний, видно, что протяжение мощеных городских улиц городов всего больше, относительно, в губ. Плоцкой и Ломжинской; Московская губ. занимает пятое место, Петербургская — седьмое. Узаконения о М. собраны в V разделе Устава Строительного (Св. Законов т. XII, ч. 1).

А. Я.

ПримечанияПравить

  1. В старину слово мост означало: мост через реку, уличную М., пол (помост). Соответствующие тексты см. у Мрочек-Дроздовского, «Исследование о Русской Правде» (вып. II, стр. 200, 201, M. 1885).