ЭСБЕ/Моралитэ

Моралитэ
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Михаила орден — Московский Телеграф. Источник: т. XIXa (1896): Михаила орден — Московский Телеграф, с. 829 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Моралитэ (фр. Moralité) — особый вид драматического представления в Средние века и в эпоху Возрождения, в котором действующими лицами являются не люди, а отвлеченные понятия. Уже между древнейшими мистериями (см.) почти всех стран Европы встречается представление притчи о женихе и 10 девах — М. в зародыше. В латинской мистерии об антихристе и Римской империи («Ludus paschalis de adventu et interitu Antichristi»), появление которой относится к царствованию Фридриха Барбароссы, между действующими лицами встречаются Церковь, Синагога, Лицемерие, Ересь и пр. Наклонность выводить на сцену такие лица особенно усиливается к концу XIII в., когда все выдающиеся произведения светской поэзии принимают дидактико-аллегорический характер (см. Роман Розы). Тогда в сводные мистерии, в особенности ветхозаветные, входят целые ряды сцен в роде "Procès de Paradis ", т. е. судбища между Милосердием и Миром, с одной стороны, Справедливостью и Правосудием, с другой — за род человеческий. Тогда же (в XIV—XV вв.) М. выделяются в особый вид драматич. представлений, цель которых — первоначально нравоучительная: отвлекать человечество от пороков к добродетели; а так как лучшее средство сделать порок ненавистным есть его осмеяние, то нравоучение М. легко переходит в сатиру. Во Франции (специально в Париже) этот вид представлений, по-видимому, пропагандировало братство базошей (см.). Одним из старейших (около 1440 г.) М. считается «la Farce de la Pippée» (pippée — ловля птиц на приманку), осмеивающее модников. Из наиболее серьезных М. известно явившееся около 1475 г. «Moralité du bien advisé et du mal advisé» (около 8000 стихов), развивающее мысль о двух путях — добродетели и порока; в заключение bien advisé попадает в царство небесное, а его соперник — в ад. К концу XV в. относится М. «Les enfants de Maintenant ou l’éducation» (ок. 2000 стих.), бичующее страсть горожан воспитывать сыновей выше уровня своего сословия. В начале XVI в. подновляется старое М. с латинским заглавием «Mundus, Caro, Daemonia» («Мир, Плоть, Демоны»), изображающее победоносную борьбу христианского рыцаря с приманками мира. В 1507 г. врач Nicolas de la Chesnay опубликовал «Диететику», в которую вставлено «Осуждение пирушки» («Condamnation du Banquet») — живо написанное М. на тему о вреде неумеренности в пище и питье («злодеями» пьесы являются Колики, Апоплексия и пр.). Еще популярней и влиятельней этот род представлений был в Англии, где М. вскоре перерождаются в комедию нравов. От начала XV в. мы имеем: «The Castle of Perseverance» («Замок Постоянства» — в нем заключился род человеческий, осаждаемый 7-ю смертными грехами под предводительством Мира, Плоти и Дьявола), «Mind, Will and Unterstanding» («Характер, Воля и Разум») и «Mankind» («Человеческий род»). От времени Генриха VII дошел целый ряд М., таких же серьезных и назидательных: к той же эпохе относится и «Чародей» («Nigromansir») Скельтона, где, кроме аллегорических фигур, действуют и «типы» — Вызыватель духов и Нотариус. От первых лет Генриха VIII мы имеем весьма популярное М. «Гик Скорнер» неизвестного автора, где нравоописательный и сатирический элементы еще сильнее. Так как М. по природе своей — вид поэзии весьма подвижной и свободной, то именно через их посредство театр принимает участие в религиозной борьбе того времени: мы имем рядом М. «Every Man» («Всякий человек»), которое посредством талантливой драматизации известной притчи об испытании друзей проводит католическую идею оправдания посредством добрых дел, и «Lusty Juventus» («Веселая юность»), защищающее протестантское учение об оправдании верой и изображающее победу Новой Веры (New Custom) над Превратным Учением (Perverse Doctrine), скрывающим от народа Евангелие. Протестантскую тенденцию еще с большей энергией проводит М. Натаниэля Вудса «Борьба с совестью» («The Conflict of Conscience»). Некоторые М. той же эпохи проводят идею о необходимости гуманистической науки; были М. и с чисто политической тенденцией. Чем дальше, тем все большее значение получали в моралитэ живые лица, превращающие аллегорию в настоящую национальную драму. Из постоянных «типов» М. доживает до шекспировской эпохи Порок (Vice), одетый в шутовской костюм, постоянно сопровождающий дьявола, чтобы дурачить его, и в конце концов попадающий в преисподнюю. В позднейшее время пережитком М. являются фамилии действующих лиц комедии, указывающие на их свойства (Простаков, Скотинин, Ханжихина и пр.). Литература о М. та же, что о мистериях. Кроме того, см. Leroux de Lincy et Fr. Michel, «Recueil de Farces, Moralités et Sermons joyeux» (Пар., 1837); P. L(acroix) Jacob, «Recueil de Farces, Sotties et M. du XV s.» (П., 2 изд., 1876); E. Mabille, «Choix de Farces, Sotties et Moralités des XV et XVI s.» (Ницца, 1873); Dodsley, «Collection of old English Plays» (новое изд., Лонд., 1874). См. статью об англ. драме Н. И. Стороженка в III т. «Всеобщей истории литературы» Корша и Кирпичникова.

А. Кирпичников.