ЭСБЕ/Митрополиты русские

Митрополиты русские
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мекенен — Мифу-Баня. Источник: т. XIX (1896): Мекенен — Мифу-Баня, с. 464—467 ( скан )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Митрополиты русские. — Bo главе русской церковной иерархии до введения патриаршества (1589) стоял М. До XIV в. Русь представляла собой одну митрополию, с местопребыванием М. сначала в Киеве (до XIII в.), затем во Владимире-на-Клязьме и с XIV в. — в Москве. С усилением литовско-русского государства начинаются стремления литовских князей стать в церковных делах в независимое положение от северо-восточной Руси; начинаются попытки создать особую митрополию в Киеве, что и удается в середине XV в. Вопрос о том — кто был первым М. на Руси — спорный. Известие, что первым М. был Михаил, приехавший с Владимиром в Киев и крестивший киевлян, большинством ученых отвергается. Более вероятно, что первым М. был Леонтий. Первые М. не только избирались, но и посвящались в Греции, хотя это не мешало им быть вполне независимыми в области внутреннего управления русской митрополией: решение М. не требовало утверждения патриарха, а считалось окончательным. Такая независимость была обусловлена, главным образом, отдаленностью от Византии. Константинопольский патриарх ревниво оберегал правило, чтобы русские М. поставлялись исключительно из греков, русские же князья стремились передать митрополию в руки русских по рождению. Это вело к спорам, обыкновенно, впрочем, не имевшим важных последствий. После Леонтия М. были два грека: Иоанн (1015—37) и Феопемпт (1037—1048); затем кафедра, по случаю войны Ярослава с греками, оставалась 3 года вакантной. В 1051 г. «Бог князю вложи в сердце» созвать собор из русских епископов и поставить М. русского, Илариона (1051—1062; см.). Хотя Иларион испросил себе благословение константинопольского патриарха, но это был первый М., поставленный без участия Византии. После смерти его на митрополичьей кафедре видим опять греков Георгия (1062), Иоанна II (1080), Иоанна III (1089); только в конце XI в. мы встречаем М. из русских, Ефрема (1089—1097), бывшего раньше епископом переяславским; но он получил посвящение в Греции. Дальше опять греки: Николай (1097), Никифор (1104), Никита (1122), Михаил (1130). Последний не поладил с Изяславом Мстиславичем, покинул паству в самый разгар княжеских смут и ушел в Грецию. Тогда великий князь созвал в 1147 г. в Киеве собор епископов для избрания М. из русских. Был выбран Климент Смолятич (см.). При выборе его произошел раскол между греческой и русской партией среди епископов, причем первая утверждала, что одним епископам без патриарха нельзя доставлять М. Перевес одержала русская партия, и противники Климента подверглись преследованию. Но Климента не признавал и соперник Изяслава, Юрий Долгорукий, который как только сделался великим князем (1155), изгнал его, а М. стал присланный из Греции Константин (1156). Последний оставался М. недолго. В 1158 г. Изяславичи овладели Киевом, Константин был изгнан и скоро умер в Чернигове; митрополитом был прислан из Греции Феодор (1161—1163). Когда, после смерти последнего, Ростислав хотел возвратить митрополичью кафедру Клименту, патриарх, без его согласия, прислал М. Иоанна IV (1164). Ростислав протестовал, и его едва уговорили принять М.; но великий князь на этот раз твердо заявил, что если еще раз повторится назначение М. без его согласия, то он не только не будет принят, но будет издан закон «избирать и ставить М. из русских с повеления великого князя». После Иоанна IV следовал Константин II (1167), при котором Андрей Боголюбский сделал было первую попытку к разделению русской митрополии, обратившись с просьбой к патриарху поставить представленного князем кандидата Феодора в М. владимирские. Патриарх не согласился и поставил Феодора только в епископы. Последний выказал сопротивление М., был затем выдан ему, искалечен и сослан на Песий остров в вечную ссылку. Преемниками Константина II были: Никифор II (1182), Матфей (1201), Кирилл I (1224; см.) и Иосиф (1237), пропавший без вести во время разорения Киева Батыем. На его место был избран Кирилл II (1238—1280) из русских (см.). Он не жил постоянно в разоренном Киеве, но разъезжал по митрополии, дольше всего оставаясь во Владимире-на-Клязьме. При Кирилле II и, главным образом, благодаря его содействию, определились отношения монголов к русской церкви и к духовенству, для которого М. выпросил у хана Менгу-Темира ярлык, освобождавший духовенство от дани и пошлин. Преемником Кирилла был грек Максим (1283—1305), который по отношению к татарам держался политики своего предшественника; подобно последнему, он также долго вел кочевую жизнь, пока, наконец, в 1299 г. не поселился окончательно во Владимире.

Перенесение митрополичьей кафедры на север возбудило соперничество в Галиче, где внук Даниила, Юрий Львович, задумал основать самостоятельную митрополию и послал для этого в Царьград кандидатом Петра; но последний, после смерти Максима, был посвящен М. всея России (1308—1326). Св. Петр был постоянным союзником Иоанна Калиты во время княжеских междоусобий; он жил почти постоянно в Москве, где заложил Успенский собор, в котором и похоронен. Митрополичьим городом считался пока по-прежнему Владимир; окончательно же митрополичью кафедру перенес в Москву преемник Петра, Феогност (1328—1353), также ревностный приверженец великого князя московского. Во время, например, борьбы Иоанна Калиты с Александром Михайловичем тверским он поддерживает первого и провозглашает анафему над псковичами, принявшими к себе великого князя тверского. В Галиче в это время опять возникла мысль о самостоятельной митрополии; в 1345 г. в Константинополе вопрос этот был решен в утвердительном смысле, был намечен и М. Феодор, купивший себе сан, но уже в 1347 г. митрополия была упразднена. В 1352 г. в Киеве появляется М. Феодорит, посвященный тырновским патриархом; но почти в том же году он был низложен Константинопольским собором (1352—53). Преемником Феогноста еще при жизни его был избран Алексий (см.), из рода бояр Плещеевых. В 1354 г. он был посвящен в М. в Греции, причем греческий собор указал, что посвящение это является исключением: на будущее время русские М. должны поставляться из греков; тогда же было постановлено не разделять русской митрополии. Это последнее постановление скоро было и нарушено. Литовский великий князь Ольгерд, желая освободиться в церковном отношении от Москвы, прислал патриарху большие дары и добился посвящения в М. киевские Романа. Так как пределы митрополий не были разграничены, то соперники Алексий и Роман постоянно вмешивались в дела друг друга: Алексий не уступал Роману Киева, Роман распоряжался в Твери, где княжил родственник и союзник Ольгерда, Михаил Александрович. Смуты прекратились только со смертью Романа в 1362 г. В 1371 г., несмотря на постановление Константинопольского собора, патриарх Филофей, уступая настояниям польского короля Казимира, поставил в Галич митрополитом Антония. Стал добиваться особого М. для Литвы и Ольгерд, ссылаясь на то, что Алексий связан с Москвой и совсем не обращает внимания на Литовскую Русь. Филофей посвятил в 1376 г. и третьего М. на Русь, серба Киприана (см.), который уже после смерти Алексия соединил в своих руках всю русскую митрополию. В Москве были недовольны этим назначением. Алексий хотел иметь своим преемником Сергия Радонежского, но тот отказался; тогда великий князь наметил на митрополию, несмотря на протест Алексия, духовника своего Митяя (Михаила), сделав его в день пострижения архимандритом московского Спасского монастыря. Когда св. Алексий умер, Митяй, без посвящения, стал править митрополией. Прибывшего на митрополию в Москву Киприана великий князь изгнал, а Митяй после этого отправился в Константинополь для посвящения, но по дороге в 1379 г. внезапно умер. Один из архимандритов, находившихся в его свите, Пимен, воспользовавшись бланком с княжеской печатью, добыл себе денег, а затем и посвящение. Когда он возвратился на Русь, то великий князь его сначала не принял, а пригласил к себе Киприана, и только не сошедшись с последним, вошел в сношения с Пименом, хотя в то же время послал в Константинополь для посвящения Дионисия. Последний хотя и был посвящен, но на возвратном пути попал в руки литовцев и умер в тюрьме. В 1389 г. умер великий князь Димитрий, умер и Пимен, Киприан до самой своей смерти в 1406 г. оставался единственным М. на Руси. Это объясняется дружелюбными отношениями великого князя Василия Дмитриевича к литовскому князю Витовту. После смерти Киприана, по просьбе Василия, из Греции был прислан М. строгий Фотий. Витовт потребовал, чтобы он жил в Киеве, и Фотий действительно около полугода оставался там, но в 1410 г. переселился в Москву. Витовт стал после этого добиваться самостоятельного М. для Литвы. Так как в Константинополе отнеслись не сочувственно к этой мысли, то собор литовских епископов в 1416 г. избрал самостоятельно киевским М. ученого серба Григория Цамблака, который, несмотря на протесты Фотия и несмотря на то что не был посвящен константинопольским патриархом, правил киевской митрополией до самой своей смерти в 1419 г. После смерти Фотия собор русских епископов избрал в 1433 г. М. рязанского епископа Иону; в Литве избрали было кандидатом смоленского епископа Герасима, но литовский князь Свидригайло сжег его, заподозрив в измене. Когда Иона прибыл в Константинополь, то оказалось, что М. на Русь посвящен уже Исидор. Последний был орудием греческого императора Иоанна Палеолога и патриарха Иосифа, желавших провести флорентийскую унию (1439). Исидор ездил во Флоренцию, признал унию, стал было, как униат, действовать и по возвращении в Россию, но в 1441 г. был осужден собором русских епископов и бежал из-под стражи в Рим. Исидор был последним русским М. из греков. После осуждения его великий князь послал опять посольство в Константинополь о посвящении Ионы, но воротил его назад, узнав, что Византия приняла унию. Вследствие междоусобной борьбы Василия Темного с двоюродными братьями, поставление Ионы затянулось до 1448 г., когда собор русских епископов посвятил его в М. Патриарху была послана грамота, в которой поставление это объяснялось трудностью ездить в Константинополь. В 1453 г. Царьград пал, после чего русская церковь сделалась вполне самостоятельной и ни в чем не зависимой от константинопольского патриархата. Св. Иона был последним М. всея Руси. В 1458 г. константинопольский патриарх униат Григорий уехал в Рим и посвятил ученика Исидорова, Григория, в русские М. С этого времени русская митрополия разделилась на две — на киевскую и московскую. В 1459 г. в Москве собрался собор епископов, который поклялся не отступать от московской церкви и избирать М. в Москве, по повелению великого князя, без сношения с греками. С этих пор великий князь приобретает все больше и больше влияния на замещение митрополичьей кафедры. Преемник Ионы, Феодосий, избран уже в Москве, без сношения с греками. Затем следуют: Филипп I (с 1464 г.), Геронтий (1472), Зосима (1491) и Симон (1495). Василий III поставляет М. без собора, по собственной воле. Преемник Симона, Варлаам (1511), не понравившийся великому князю, был заточен в Спасокаменный монастырь, а на его место был поставлен Даниил (см.), сыгравший такую печальную роль в деле о разводе великого князя с Соломонией. Во время малолетства Грозного Даниил пристал к партии Бельских, а потому, когда одержали верх Шуйские, его сослали в Волоколамский монастырь (1539); был сослан в Кирилло-Белозерский монастырь и следующий М., Иоасаф, также за приверженность свою к Бельским; только осторожному Макарию, бывшему новгородскому архиепископу, удалось 22 года пробыть митрополитом, хотя и ему не раз приходилось терпеть от Шуйских. В 1563 г. Макарий умер; добродушный Афанасий мог только год пробыть на митрополии и в 1564 г. оставил кафедру, не будучи в состоянии вынести ужасов опричнины. Преемником его, по выбору царя, сделался соловецкий игумен Филипп, позволивший себе заявить протест против поступков царя. За это он был свергнут и заточен в Отрочьтверской монастырь, где убит Малютой Скуратовым. Далее следовали Кирилл и Антоний, но они были только безмолвными свидетелями того, что вокруг них происходило; они даже не протестовали против браков царя, нарушавших канонические уставы церкви. При Феодоре Ивановиче митрополитом был сначала Дионисий, но в 1587 году он был свергнут за интриги против Годунова. На его место был поставлен ростовский архиепископ Иов, клеврет Годунова. Иов был последним М. в прежнем смысле; через 2 года он был сделан патриархом, а сан М. окончательно утратил свое прежнее значение и сделался простым чином, знаком отличия, каким он остается и до настоящего времени.

Положение М. в древней Руси было очень высокое. Он стоял во главе церковной иерархии и являлся часто ближайшим советником князя. Первое время по принятии христианства назначение епископов зависело всецело от М.; но в XII веке устанавливается обычай, что М. только посвящает епископов, избирает же их вече. Когда удельно-вечевой порядок ослабел и усилилась централизация, епископов стали назначать из Москвы, и роль М. в этом назначении сделалась более активной, хотя часто парализовалась властью князей московских. Только Новгород до своего падения (1480 г.) сохранил свою независимость от московского митрополита; вече продолжало избирать себе владыку, который лишь для посвящения ездил в Москву. Сообразно увеличению или уменьшению роли М. при назначении архиереев, увеличивалась или уменьшалась власть его в епархиях. В удельно-вечевой период, когда каждая епархия стремилась сделаться самостоятельной, она была невелика, зато с падением уделов увеличивается.

Для решения церковных вопросов при М. собирались соборы епископов. В 1147 г. при выборе Климента Смолятича был созван собор в Киеве для решения вопроса, можно ли посвящать епископам М. без патриарха. В 1274 г. Кирилл II, заметив во время многочисленных своих поездок по митрополии много церковных беспорядков, созвал собор во Владимире. Собор вместе с М. судил епископов; так, в 1441 году был осужден Исидор. В настольных грамотах постоянно говорилось, чтобы епископы во всем повиновались М., наблюдали его пошлины в своей епархии, являлись по первому его зову на суд или собор, величали его «отцом»; за название М. «братом» они подвергались от него выговору. Церковная власть М. простиралась на всю русскую церковь; но сверх того, у него была и своя особая, очень обширная епархия, которая разделялась на две части, московскую и киевскую. Московская, например, часть обнимала в XVI веке нынешние епархии: московскую, костромскую, нижегородскую, вятскую, курскую, орловскую и значительные части владимирской, архангельской, новгородской и тамбовской. В епархии своей М. имел много вотчин (см. Митрополичьи вотчины в древней Руси), с которых получал значительные доходы. Сверх этого, в пользу М. шли разные церковные доходы: при поставлении епископов он получал ставленные пошлины, а также подарки от вновь поставленного и его епархии. Во время поездок М. получал дары; духовенство несло особые платежи в его пользу — подъезд, на содержание его вместе с свитой во время поездок. Как всякий архиерей, М. получал в своей епархии дань со всех церквей ежегодно, петровские и рождественские сборы, сбор с десятильников и других служилых и домовых людей. Двор М. был устроен по образцу дворов удельных князей; при нем был целый штат вольных слуг и людей, которые составляли особое войско, находившееся под начальством воеводы, назначаемого М. Каждый вольный слуга мог свободно поступать на службу к М., где служить было выгодно, так как митрополичьи слуги выступали на войну только тогда, когда сам князь садился на коня. С Василия Дмитриевича начинаются ограничения в праве М. принимать в свое войско вольных слуг; с увеличением же московской централизации и самое право М. иметь собственное войско подвергается значительным ограничениям, пока совсем не исчезает. Для управления митрополией у М. существовали светские и духовные чиновники: в Киеве, например, сидели наместники М. из лиц духовных; протопопам и архимандритам поручались разные судебные и административные духовные дела; десятильники разбирали гражданские тяжбы церковных людей и заведовали сборами с духовенства; они поставлялись в округа из нескольких приходов (десятины); для управления вотчинными волостями М. назначались волостели. Русские М. оказывали влияние и на ход государственной жизни княжеской Руси. Так, для возвышения московского князя много сделали М. Петр, Алексий и Иона. В малолетство Димитрия Донского Алексий был настоящим правителем государства, и единственно благодаря ему великокняжеский престол остался за Димитрием. Княжеские грамоты часто начинались словами «по благословению отца нашего М.»; М. часто являлся и третейским судьей между князьями. Княжеские грамоты скреплялись митрополичьей подписью и печатью. В области литературы и просвещения М. принадлежит видная роль (Киприан, Фотий, Иона, Даниил, Макарий). С возвышением московского М. в сан патриарха (1589) 4 архиепископа были возведены в сан М.: новгородский, казанский, ростовский и крутицкий. На соборе 1667 г. предлагалось разделить русскую церковь на 13 митрополий, 6 архиепископий и 49 епископий; но это предложение не нашло сочувствия. Со времени учреждения св. синода Петр I перестал раздавать архиереям сан М., предполагавший подчинение ему других архиереев, чего на самом деле не было. Белый клобук был заменен черным, и все архиереи получили право облачаться в саккос, бывший до тех пор принадлежностью только М. и архиепископов. Возведение в сан М. начинается опять со времени Елизаветы Петровны, когда был восстановлен в 1743 г. сан киевского М., в М. был возведен московский архиепископ (1757) и т. п. В настоящее время титул этот соединяется с тремя кафедрами: петербургской, московской и киевской, но каких-либо особых прав, в смысле подчинения М. известного числа епископов, он не дает. М. состоят обыкновенно членами св. синода, хотя это — только обычай; носят они, в отличие от других архиереев, белый клобук; пользуются, как и архиепископы, титулом высокопреосвященства.

Литература. Митрополит Макарий, «История русской церкви»; Лохвицкий, «Очерк церковной организации в древней Руси» («Русский Вестник», 1857); Голубинский, «История русской церкви»; Неволин, «Образование управления в России от Иоанна III до Петра Великого» («Собрание Сочинений»); В. И. Сергеевич, «Русские юридические древности» (т. II, вып. 2); Каптерев, «Светские архиерейские чиновники в древней Руси»; Знаменский, «Руководство к русской церковной истории»; Розанов, «История московского епархиального управления»; Кедров, «Духовный регламент в связи с преобразовательной деятельностью Петра Великого»; Н. С. Суворов, «Курс церковного права» (Ярославль, 1890). См. также литературу при слове Духовенство. О первом русском М. см. статьи прот. П. Г. Лебединцева в «Киевской Старине» за 1892 г., № 12: «Михаил, М. киевский XII в.», и в «Чтениях в историческом обществе летописца Нестора», кн. X, где указана и литература вопроса. См. также А. С. Павлов, «Догадка о происхождении древнерусского предания, называющего первого русского М. Михаилом Сириным»; прот. П. Г. Лебединцев, «Примечания к «догадке» А. С. Павлова» (в «Чтениях в историческом обществе летописца Нестора», кн. XI).

Ник. Василенко.