ЭСБЕ/Микулич

Микулич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мекенен — Мифу-Баня. Источник: т. XIX (1896): Мекенен — Мифу-Баня, с. 286—287 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Микулич — литературное имя талантливой писательницы Лидии Ивановны Веселитской. Род. в 1857 г. в состоятельной южно-русской дворянской семье, герцеговинского происхождения. Училась в Павловском институте и на педагогических курсах, была недолго замужем за стрелковым офицером. В печати выступила несколькими сказками в «Семейных вечерах», «Семье и Школе», «Детском Чтении» и повестью «Мимочка-Невеста» (в «Вестнике Европы», 1883, № 9), которая прошла незамеченной. Появившееся восемь лет спустя продолжение повести — «Мимочка на водах» («Вестник Европы», 1891, №№ 2 и 3) — обратило на себя всеобщее внимание и создало автору репутацию одной из наиболее талантливых современных писательниц. Обе повести (отд. изд. СПб., 1892 г., под заглавием «Мимочка») переведены на немецкий, французский, английский, польский, шведский и датский (П. Г. Ганзеном) языки. Менее понравилась третья часть трилогии о Мимочке — «Мимочка отравилась» («Вестник Европы», 1893, №№ 9 и 10), хотя и она написана с присущим автору тонким юмором и полна метких наблюдений над светской жизнью (особенно хороша мамаша Мимочки).

В лице героини всех трех повестей — хорошенькой Мимочки — М. создала чрезвычайно жизненный тип девушки и женщины того слоя светского общества, который стоит на рубеже между истинно великосветским обществом — богатым, знатным, не знающим препятствий в исполнении своих прихотей и желаний, — и людьми, которым трудно достается желание стать на одну доску с привилегированными баловнями судьбы. Сама Мимочка тоже существо промежуточное, не злое и не доброе, а живущее, по определению автора, просто «так» и органически неспособное чувствовать что-нибудь ярко и самостоятельно. Подвернулся ловкий и красивый гвардеец — она в него слегка влюбилась, охотно стала его невестой; расстроилась свадьба — она с такой же легкостью утешилась, а когда подвернулась другая «партия», в лице старого и безобразного генерала Спиридона Ивановича, она была вполне счастлива от перспективы зажить богато и беззаботно. Несколько лет она была верна своему мужу, но проснулись инстинкты — и Мимочка провела курортный роман с опытностью записной кокетки, кем она отнюдь не была, и спрятала все концы в воду не только наружно, но и внутренне: когда Мимочка вернулась домой, от романа осталось в душе только приятное, но отдаленное воспоминание. Третий эпизод — «Мимочка отравилась» нарушает цельность типа: хотя трагикомедия и разыгрывается в тот критический для женщины возраст, когда и в Мимочках просыпается стремление к яркому и необыденному, но все-таки в любви ее к французу, гувернеру ее сына, мало правдоподобия. Этот строгий республиканец — человек совсем не тех качеств, которыми прельщаются Мимочки. Еще меньше правдоподобия в том, что Мимочка в своем dépit amoureux отравилась, и хорошо только то, что отравилась она лишь «так», не настоящим образом, и осталась жива.

В «Северном Вестнике» 1894 г. (№№ 1—4) М. поместила большую повесть «Зарницы». Повесть не дает законченных типов и совершенно ненужным образом растянута разными эпизодами из путешествия по Европе, но начало ее превосходно: картины южно-русской природы, поездка девушек к тете и их разговоры о будущем написаны с мягкостью и изящной артистичностью.