ЭСБЕ/Мадач, Эмерих

Мадач
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 339—340 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Мадач (Эмерих Madách) — выдающийся венгерский поэт (1823—64), сын магната; полная фамилия его — М.-Стжегова и Кис-Келечени. В начале 50-х гг. сидел в тюрьме по политическому делу; в 1860 г. был избран депутатом в венг. сейм. В 1840 г. М. издал лирический сборник «Lantvirŕrok», за которым последовал целый ряд лирических стихотворений и критических этюдов, пародия в стихах «A civilizátor» и драмы «Jó név és erény», «Commodus», «Maria királynö», «Csák vegnapjai», «Férfi és nö». Лучшее произведение М., «Az ember tragédiŕja» («Человеческая трагедия») — вышло в 1861 г.; в связи с нею написаны трагедия «Mózes» и юмористический отрывок «Tünderálom». «Человеческая трагедия» посвящена изображению судеб человечества, символизированного прародительской парой, Адамом и Евой. Люцифер, недовольный мирозданием и желающий поселить в сердце Адама пессимистическое равнодушие к жизни, наводит на него сон, из которого тот должен познать, что вся историческая жизнь человечества есть лишь «суета сует и томление духа». В образе фараона, строящего пирамиду, как вечный памятник своему тщеславию, Адам знает суету деспотического величия, в образе Мильтиада, осужденного неблагодарным народом — суету народовластия, в виде римского кутилы времен упадка — суету распутства, в виде крестоносца Танкреда — суету аскетического отречения, в виде Кеплера — суету полузнания, скованного сентиментальными предрассудками, в образе Дантона — суету веры в систему, лишенную человечности, в виде работника второй половины XIX в. — суету культуры, основанной на классовой борьбе, в виде обитателя фаланстера — суету культуры, основанной на полном обезличивании классов и индивидуальностей. Наконец, поднявшись с Люцифером в надзвездные пространства и испугавшийся бесконечности, Адам познает суету высшего идеализма, а увидев последнего человека на замерзающей земле, эскимоса, хлопочущего лишь о поддержании своего бренного тела, — суету грубого материализма. Он собирается по пробуждении покончить с собою, но известие о том, что Ева чувствует себя матерью, наполняет его сердце жизнерадостностью и надеждой, и он остается жить, исполняя завет Бога, заканчивающего трагедию словами: «борись и верь!». План Люцифера не удался: Адам постиг умом, но не восчувствовал сердцем «человеческую трагедию», состоящую в том, что человечество вечно бьется, как рыба об лед, между крайностями идеализма и материализма. Примирительным звеном между Адамом и жизнью является в трагедии Ева, верная и вечная его подруга. Мужественный и жизнерадостный Адам, кроткая Ева, неукротимо-злобный Люцифер — все эти типы обрисованы в трагедии М. меткими и сильными чертами. Символика ясна и прозрачна, в поэме много крылатых слов и глубоких мыслей, и не без основания ее сравнивают с «Фаустом» Гете. Несомненно, однако, и коренное различие между обоими произведениями: «Фауст» Гете — натура созерцательная, а не действующая, и моменты своего развития переживает сам в себе, тогда как Адам М. — натура деятельная, осуществляющая свои идеалы во внешнем мире. Отражая борьбу пессимистической мысли с оптимистическим чувством, «Человеческая трагедия» указывает на разлад материи и мирового духа в мировом бытии как на источник душевного разлада в человеке. Соч. М. изданы в Будапеште (1880). В обработке Paulay (1883) «Человеческая трагедия», поставленная впервые на сцене национального театра в 1883 г., стала одной из любимейших пьес серьезного репертуара в Венгрии (обработка эта переведена в 1886 г. на немецкий язык Фишером). «Человеческую трагедию» перевели на немецкий язык Dietze (1865), Siebenlist (1885), Sponer (1887), Lechner von der Lech (в издании «Universal-Bibliothek» Реклама). Этюд о М. написал Александр Фишер (журнал «Auf der Höne», август 1885). См. статью И. М. Болдакова в «Рус. обозрении» (1893, № 7).