Лысун
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Лопари — Малолетние преступники. Источник: т. XVIII (1896): Лопари — Малолетние преступники, с. 130—132 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Лысун, гренландский тюлень (Phoca [s. Pagophilus] groenlaudica Nills.) — вид тюленей. У нас на севере Л., или лысцом, называется в частности взрослый самец, взрослая самка — утельга, детеныши только что родившиеся — бельки, подвергающиеся первому линянию — хохлуши, молодые после первого линяния серки, со второго года — серуны, все молодые вообще — конжуи, а вообще гренландские тюлени обозначаются собирательным «кожа». От других тюленей отличается следующими признаками: морда удлиненная, усы с волнистым краем, 2-й палец длиннее всех, плавательная перепонка почти голая, шерсть почти совершенно без подшерстка. Окраска в сильнейшей степени различна в зависимости от пола и возраста. У старого самца преобладающий цвет верхней стороны колеблется от белого или желтовато-белого до буро-серого, иногда с красно-бурым оттенком; на груди и брюхе цвет как бы полинялый, ржаво-серебристый; передняя часть морды, лоб и щеки шоколадного или черно-бурого цвета; на спине в области плеч или немного кпереди от них начинается полулунное или подковообразное темное пятно, которое тянется по бокам до бедер и затем сближается концами; иногда ветви его соединяются поперечной полосой; у некоторых вместо этого пятна — скопление более мелких; ширина его может быть весьма различной; на подбородке, горле и задних конечностях обыкновенно темные пятна; длина 1,5—1,7 м, редко 1,8 м. Самка значительно (около 1/4) меньше и редко достигает 1,5 м; преобладающий цвет тусклый желто-белый, на спине темнее до красно-бурого с красноватым, синеватым или серым оттенком; нижняя сторона, как у самца, спинного пятна вовсе нет или вместо него лишь отдельные темные пятна различной величины и в разном числе. Новорожденный («белек») покрыт мягким и длинным пушистым белым или желтовато-белым мехом, после линяния цвет становится бледно-серым с большой темной головой и часто с неясными темными пятнами на верхней стороне; спина получает темный голубоватый цвет. На 2-м и 3-м году пятна становятся больше и темнее, на 4-м пятна становятся у самцов еще больше и начинают сливаться, при чем спинная полоса становится ясно различимой; окончательная окраска взрослого самца появляется на 5-м году. По мнению других, этот ряд изменений может происходить быстрее и заканчиваться в 3 года. Область распространения Л. обнимает моря Крайнего Севера, хотя, по-видимому, он не идет так далеко на С., как кольчатый тюлень (Phoca foetida) и лахток (Phoca barbata); он водится у сев.-вост. берега Сев. Америки, собираясь в громадном количестве у Ньюфаундленда, у берегов Гренландии, Исландии, Ян-Майена, Шпицбергена, у берегов Финмаркена и у Мурманского берега, в Белом море, у Новой Земли, у Земли Франца-Иосифа, в Карском море. В сев. части Тихого океана существование его не доказано с достоверностью. Зимой отдельные экземпляры показываются иногда у берегов Великобритании и даже Германии. Ежегодно гренландский тюлень совершает обширные правильные странствования, собираясь массами в местах рождения детенышей. Вообще эти животные весьма общительны и держатся вместе большими стадами. Свои переселения они совершают тоже большими стадами, которые иногда тянутся на целые мили. Вообще Л. избегают берега и держатся преимущественно у окраин льда, пользуясь льдинами и для отдыха, и для рождения детенышей. Главные лежбища находятся на льдах к В. от Нью-Фаундленда, на льдах к С. и В. от о-ва Ян-Майена и вообще вокруг этого о-ва, но особенно в 200 морских милях от него между 72 и 73° с. ш. и на льдах Белого моря. Детеныши рождаются ранней весной (в марте-апреле, по Аллену; в половине февраля нового стиля — по Данилевскому) и самки скоро после того снова спариваются с самцами; беременность длится, по мнению одних, около 11 месяцев, по другим — 9. Обыкновенно рождается один детеныш, реже два. Если самку не тревожат, то она кормит их молоком 15—18 дней. Одетые пушистой белой шерстью новорожденные тюлени не умеют плавать и не входят в воду; поэтому во время сильных бурь они иногда гибнут во множестве. Через некоторое время (от 3 недель до 1 месяца, по Данилевскому) начинается линяние, по окончании которого животное покрывается гладкой серой шерстью и начинает плавать. По Данилевскому, гренландские тюлени становятся способны к самостоятельной жизни через месяц по рождении, по Аллену — через 15—18 дней. В Белом море гренландских тюленей летом очень мало, они собираются сюда во множестве в октябре и собираются на льдах Двинского залива к началу февраля (стар. стиля). Вместе со льдами молодые и старые животные постепенно выносятся в океан; обыкновенно они достигают Канинского берега около половины марта (стар. стиля), и в это время молодые успевают уже окончить линяние, а взрослые спариваются (в 20-х числах марта стар. стиля), а затем располагаются на отдых на льдах Мезенского залива (это наз. «залежки»; из них главные, по словам промышленников, бывают около середины апреля стар. стиля). Достигнув океана, что бывает в мае, гренландские тюлени или направляются на С.В., или, как это из года в год повторяется за последнее время, устремляются на З. вдоль Мурманского берега, доходя иногда до берегов Норвегии и всюду разгоняя рыбу и приостанавливая рыбную ловлю. Берег Гренландии гренландские тюлени посещают весной и осенью. У берегов Ньюфаундленда они занимают лежбища на льдах к концу февраля (нов. стиля), и детеныши рождаются по большей части между 5 и 10 марта, а в мае бесчисленные стада животных направляются обратно на С. к берегам Гренландии. У Ян-Майена детеныши рождаются между 22—24 марта и 5 апреля (нов. стиля). Главную пищу Л. составляет рыба и особенно, по наблюдениям американских исследователей, треска и сиговые рыбы; кроме того, они едят ракообразных и моллюсков. Опасные враги их, кроме человека: меч-рыба, акулы и касатки (Orca). Бьют Л. частью из ружей, частью палками с железным наконечником. Охота за Л. с снаряжаемых специально для этого судов началась около Ньюфаундленда во второй половине прошлого столетия, у Ян-Майена еще в начале его и быстро развилась до громадных размеров. В 1857 г. около Ньюфаундленда промышляло более 370 судов с экипажем в 13600 чел. Число судов и экипажа стало затем падать, но число добываемых Л. не уменьшилось. С 1866 г. в промысле у Ньюфаундленда стали принимать участие и пароходы. В 70-х и 80-х годах у Ньюфаундленда убивалось ежегодно до 500000 и более, у Ян-Майена более 300000, а всего 800000—900000 с лишним [1]). Беспощадное истребление Л. повлекло за собой значительный упадок промысла в главных пунктах.

Лысуний, или торосовый, промысел в России последнее (название промысла от слова «торос» — наносный, движущийся лед, среди которого промышляют Л. Лысуний промысел производится у нас в Белом море и делится на несколько периодов. С начала декабря до Сретенья (2 февраля) стреляют взрослых Л., приближающихся вслед за рыбой навагой к устьям Двины. Начиная с Сретенья и до конца марта производится выволочный промысел: снятые вместе с жиром шкуры добытых животных свертываются в тюки и в таком виде выволакиваются по льду на берег. По месту производства выволочный промысел бывает зимнебережный (на северном берегу Двинской губы) и кедовский (у урочища Кеды). Главную добычу выволочного промысла составляют бельки — двухнедельные Л. с белой пушной, весьма ценной шкуркой, и хохлуши — четырехнедельные Л.

По времени промысла кедовской, устьинский и канушинский промыслы носят название «весновальных» (сюда же относятся и торосовый промысел Терского берега), а стрельня и зимнебережный называются «зимними». Устьинский и канушинский называются также «хоровинными» (так как добываются главным образом шкуры «хоровины», а сала мало, так как звери в это время сильно худеют). Вообще промысел Л. в Белом море отличается крайним непостоянством и то дает значительные выгоды, то — большие убытки. Главнейшие виды его производятся на началах покрута, т. е. от хозяев, которые вознаграждают рабочих частью результатов промысла. В небольшом количестве Л. добываются в Белом море (и отчасти на Мурманском берегу), также в сети вместе с другими тюленями. Шкура тюленей продается на вес вместе с салом; общий вес шкуры и сала от взрослого лысуна 2—5 и даже до 7 пд., от утельги 3—4, от серки 1—1½ пуд., хохлуши около 1 пд., белька 3—5 фн. Промышленники, заметив расположившееся на льду «юро» — стадо Л. с семействами, осторожно, в белых сверх одежды рубахах или неся перед собою обледенелые доски, окружают его, отрезывают ему путь к воде и убивают беспомощных зверей ударами кокота (палки с железным крюком) по носу. С конца марта до начала мая добывают конжуев (двухмесячных Л.), серков (годовалых Л.) и взрослых Л. на промысле, называемом устьинским (потому что производится преимущественно между устьями р. Кулоя и Мезени), или неренским (потому что на него выезжают, прежде всего, с Неренского берега, лежащего влево от устья Кулоя), или загребным (потому что добываемые тогда Л. «загребают», т. е. заходят в заливы, из открытого моря). В этом периоде звери залегают далеко от берега на носящихся по морю льдинах; всего удобнее промышлять тогда на яхтах, что и начали делать с 1888 года норвежцы, но теперь для охраны наших промыслов от чужеземного посягательства высылается крейсер, арестующий браконирующие суда. Устьинские промыслы производились в прежнее время очень беспорядочно; это повело к упадку лысуньего промысла, и в 1874 г. правительство установило правила о выборе промысловых старост, по одному от каждых двадцати лодок, для соблюдения порядка и правильности в дележе добычи между артелями (Св. Зак. т. XII, ч. II, Устав сельского хозяйства, изд. 1893 г., стр. 293—300). В продажу Л. поступают под именем кожи, под которой разумеется: Л. — самец, утельга (самка) и трое конжуев (детей), все пять штук принимаемые за одного зверя. «Кожи» отправляются преимущественно за границу, в Россию же поступает только самое ничтожное количество сала, идущего на выварку мыла низкого качества. См. Н. Трескин, «Северный край Европейской России и его промыслы» (СПб., 1892); Н. М., «Терский берег, его население и промыслы» («Сборник Нивы», 1892 г., V); В. Вараксин, «Несколько слов об упадке тюленьего промысла на Севере» («Природа и охота», 1879, I).



  1. Нередко экипаж одного судна добывал в день от 500 до 800 старых Л. и до 2000 молодых. Охота превращалась при этом в варварскую бойню, и часто массы убитых и сложенных на льду тюленей гибли бесполезно при наступлении бурной погоды.