Открыть главное меню

Криденер, Варвара Юлия
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Коялович — Кулон. Источник: т. XVIa (1895): Коялович — Кулон, с. 742 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС : ADB


Криденер (или Крюднер, баронесса Варвара Юлия Krüdener, урожденная Фитингоф, 1764—1825) — известная проповедница мистического суеверия. Род. в Лифляндии; получила поверхностное светское образование. 18 лет вышла замуж за барона К., который был старше ее на двадцать лет и с которым она скоро разошлась, вступив в связь с французским графом Фрежвилем. Позже она то примирялась с мужем, то опять оставляла его, странствуя по Европе. Овдовев в 1802 г., она напечатала «Pensées d’une Dame Etrangère» (подражание «Максимам» Ла-Рошфуко), «Eliza», «Alexis», «La Cabane des Lataniers» (пасторали во вкусе Бернардена де-С.-Пьера) и, наконец, роман «Valérie», в основу которого легли личные приключения К., сильно, впрочем, видоизмененные и подкрашенные в сентиментальном духе. Блестящий успех романа в значительной степени был создан самой К.: она платила деньги поэтам, писавшим стихи в честь ее, заказывала шляпы, цветы, ленты а la Valérie и т. п. Вслед за этим произошло «обращение» К. И раньше она прибегала к религии, понимая ее только с эгоистической точки зрения, прося Бога об устройстве своих личных дел и служебных дел мужа. Уже в «Valérie» она стремится поучать читателей. Окончательно она стала на новый путь после поездки в Лифляндию, в 1804 г. Этому способствовали возраст, исключавший возможность светских успехов, деревенская скука, утомление, жажда эффектов. Смерть знакомого на ее глазах произвела сильное впечатление на К. и довела ее до меланхолии, из которой она вышла на путь религиозной экзальтации. Знакомство с гернгутерами в Риге, с Юнг-Штиллингом (см.) в Карлсруэ утвердило ее в новом направлении. Она знакомится также с Оберлином, ревностным приверженцем библейского общества, и с шарлатаном-пастором Фонтэнем, эксплуатировавшим публику предсказаниями поселянки Марии Куммрин. Последняя указала К. роль апостола, избранного Богом для обращения людей на путь истинный. Свою пророческую деятельность К. открыла в Бадене, но проповедовала и во многих других местах; слава ее росла все более и более. Она предсказывала, между прочим, великие события и перевороты, имеющие совершиться в 1816 г. Предсказания эти были темны, неопределенны, легко поддавались всевозможным толкованиям, но на многих слушателей производили сильное впечатление. Некоторые из них продавали свое имущество и шли искать у подножия Арарата новых мест, где бы можно было основать царство Христово на земле. В это время произошла встреча К. с Александром I. Последний ехал из Вены, утомленный конгрессом, расстроенный бегством Наполеона с Эльбы, и остановился (4 июня 1815 г.) в Гейльбронне. Здесь он вспомнил о предсказаниях К., известных ему со слов одной из фрейлин императрицы, г-жи Стурдза — и в ту же минуту ему доложили о приходе баронессы. Случайное совпадение этих фактов, а затем и разговор с К. сильно подействовали на государя. Он пригласил ее в Париж, часто беседовал и советовался с ней. Едва ли, однако, за ней можно признать какое-либо прямое политическое влияние, кроме той общей, неопределенной мистической религиозности, которую она поддерживала и усиливала в императоре Александре (Пыпин). Не ей, а Александру I принадлежит всецело идея Священного Союза. Филантропическая деятельность К. в голодный 1816—1817 гг. сделала ее чрезвычайно популярной в южн. Германии, но правительства относились к ней враждебно и высылали ее из одного округа в другой. Ее проповедь, полная религиозной фантастики, сводилась, в сущности, к следующему: христиане должны быть соединены в одну семью, связанную именем Христа. Истинная церковь существовала только до третьего века. Гус стремился к восстановлению ее, но протестантство — это «хитрое дело сатаны», который, вместо слепой веры и самоуничижения, внушил людям большую самоуверенность и гордость. В наше время потеря истинной веры дошла до крайнего предела. Непременно должна произойти страшная битва неверия против веры; все предвещает ее и современники ее еще увидят; французская революция была к ней прологом. В 1818 г. К. приехала в Россию и долго жила в Лифляндии, проповедуя только в кругу знакомых; как только она нарушала дозволенное формами русской жизни, ей мягко напоминали об этом. В 1821 г. К., с разрешения императора, бывшего на конгрессе в Троппау, прибыла в Петербург и здесь сошлась с кн. Анной Голицыной и с кружком русских мистиков. Последовало греческое восстание; К. стала проповедовать войну за освобождение греков. Охладевший к К. император деликатно, письмом, остановил ее проповедь. Огорченная К. в конце 1821 г. возвратилась в свое лифляндское имение и стала делать над собой аскетические опыты, подорвавшие ее здоровье. Весной 1824 г. она отправилась вместе с кн. Голицыной в Крым, где и умерла. См. Ch. Eynard, «Vie de madame de К.» (П. 1849); А. Н. Пыпин, «Г-жа Криденер» («Вест. Европы», 1869, 8 и 9).

Н. В.