ЭСБЕ/Климент Смолятич

Климент Смолятич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Керосин — Коайе. Источник: т. XV (1895): Керосин — Коайе, с. 394 ( скан · индекс ) • Другие источники: РБС


Климент Смолятич (т. е. родом из Смоленска) — митрополит киевский (1147—1155) — один из крупных деятелей древнерусской духовной литературы. Биографические сведения о нем, сохранившиеся в летописи и извлекаемые из его трудов, крайне скудны. В 1147 году, после продолжительных неустройств в русской церкви, К. был вызван великим князем Изяславом из уединения и поставлен в митрополиты собором шести русских епископов. Противная сторона, склонная признавать подчинение русских иерархов высшей власти цареградского патриарха, не приняла этого избрания, и волнения продолжались. Три епископа: св. Нифонт новгородский, Мануил смоленский и Косма полецкий, отказались повиноваться новому митрополиту, как самовольно завладевшему митрополией, без благословения патриарха, и видели в нем «противника Христова закона». После изгнания Изяслава был изгнан и К., окончательно удалившийся с кафедры в 1155 г. и умерший после 1164 г. Летопись сообщает, что митрополит К. был таким «книжником и философом, какого еще не бывало в русской земле» и что он оставил после себя много литературных трудов. До нас дошла, вероятно, лишь ничтожная часть того, что было написано митрополитом К. С его именем в настоящее время связываются: 1) несколько ответов в так называемых «вопросах Кирика»; 2) ему же приписываемое, но вряд ли действительно принадлежащее «слово о любви Климово» (находящееся в рукописи Воскресенского монастыря); 3) «слово в субботу сыропустную» (рукопись Румянцевского музея, № 406) и, наконец, 4) несомненно ему принадлежащее «Послание написано Климентом, митрополитом рускым, Фоме прозвитеру, истолковано Афанасием мнихом» (по спискам XV в. изд. Х. Лопаревым и Н. Никольским). Из всех названных трудов наиболее замечательным является последнее «Слово». Первая часть его составляет как бы предисловие, в котором К. старается оправдаться перед пресвятым Фомой от обвинений в гордости и искании славы. Вторая часть (по-видимому, интерполированная) содержит ряд выписок из толковых сборников и вопросов-ответов. Вступление особенно важно потому, что проливает свет на состояние просвещения в Руси в домонгольский период. К. упоминает здесь, что он пользовался Гомером, Платоном и Аристотелем: эти слова указывают на то, что классическая литература была небезызвестна хотя бы представителям высшей духовной иерархии, лицам наиболее просвещенным. В том же послании митрополит К. упоминает о своих клириках, из которых он может указать многих основательно знакомых с греческим языком. Весьма возможно, что знание греческого языка и произведений греческой древней литературы было и у заурядных монахов: сам митрополит К. до возведения на митрополию был простым схимником. Но эти предположения биографов митрополита К. подрываются отчасти тем соображением, что наш автор, как и другие древнерусские писатели, мог почерпать свои цитаты если не из «Пчелы», то из «Тактикона» и «Пандектов» Никона Черногорца, известных на Руси уже в XI в. Что касается литературной стороны дошедших до нас творений митрополита К., то в них он является предшественником Кирилла Туровского. Он особенно любит прибегать к иносказательному толкованию, преимущественно ветхозаветных книг, которое стало популярным в александрийскую эпоху развития христианской проповеди. При отсутствии излишней искусственности, отрывки произведений митрополита К. отличаются живым, иногда красивым изложением. Ср. Х. М. Лопарев, «Послание митрополита К. к пресвятому Фоме» (СПб., 1892); Н. Никольский, «О литературных трудах митрополита К. Смолятича, писателя XII в.» (СПб., 1890).

В. П.