ЭСБЕ/Квинтилиан, Марк Фабий

Квинтилиан, Марк Фабий
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Карданахи — Керо. Источник: т. XIVa (1895): Карданахи — Керо, с. 875—876 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Квинтилиан (M. Fabius Quintilianus) — знаменитый римский педагог и литературный критик, происходил из испанского города Калагурриса (нын. Калагорра, в Старой Кастилии) и род. около 35 г. по Р. Хр. Воспитание получил в Риме, где отец его был учителем риторики, и слушал там лучших ораторов того времени. По окончании образования он отправился на родину, но возвратился в Рим вместе с Гальбой, когда последний был провозглашен императором. После нескольких лет адвокатской деятельности К. занялся, главным образом, воспитанием юношества в качестве учителя красноречия. До тех пор школьное образование было делом частной предприимчивости: К. первый стал содержать общественную школу, получая жалованье из императорской казны вследствие распоряжения Веспасиана о назначении учителям латинской и греческой риторики жалованья в 100000 сестерциев (5000 руб. на звонкую монету). Успех его на этом поприще был огромный. Из его школы, в которой обращалось большое внимание на изучение ораторов классического времени и вообще на солидность общего образования, выходили лучшие ученики (к ним относятся Плиний Младший и, вероятно, также Тацит) и шло противодействие испорченному ораторскому и литературному вкусу, подготовившее подъем литературы в эпоху Траяна. К. пользовался расположением императоров из фамилии Флавиев, не исключая и Домициана, который поручил ему воспитание внуков своей сестры Домитиллы и наградил его знаками консульского звания. После двадцати лет педагогической деятельности К. предался всецело литературным трудам, для которых раньше не располагал временем. Время смерти К. неизвестно. Относительно семейных его обстоятельств мы знаем, что он рано потерял жену и что два сына его умерли еще в отрочестве. В одной из сатир Ювенала (VII, 189) говорится о богатстве К., как обладателя многих лесов. Известию этому отчасти противоречит письмо его ученика Плиния Младшего (VI, 32), который, обращаясь к нему, прямо говорит о скромности его состояния, предлагая 50000 сестерций в прибавку к приданому его дочери. Между тем о дочери К. мы ничего не знаем; поэтому многие думают, что тут идет речь о другом К. До нас дошло капитальное сочинение К. «Об ораторском образовании» (Institutio oratoria), в 12 кн. Им было написано также важное сочинение «О причинах порчи красноречия» (De causis corruptae eloquentiae), но оно не сохранилось, как и изданная им самим речь в защиту Невия Арпиниана. Не сохранились, равным образом, и те труды Квинтилиана, которые издавались без его ведома его учениками, иногда в очень искаженном виде, как это, по его словам (VII, 2), случилось с его речами. Он говорит также об опрометчивом издании его слушателями под его именем «Риторики» в двух книгах (duo libri artis rhetoricae), a в другом месте (III, 6, 68) упоминает об обнародовании, помимо его желания, читанных им лекций. Вплоть до настоящего времени издаются с именем К. школьные речи «Declamationes». Быть может, некоторые из них и вышли из школы К., но известно, что К. не издавал такого рода произведений, и вообще причислять эти декламации к продуктам литературной деятельности К. нет оснований. Таким образом, мы имеем дело только с одним трудом Квинтилиана — «Об ораторском образовании» Сочинению этому, посвященному ритору Викторию Марцеллу, предшествует письмо автора к издателю-книгопродавцу Трифону, по настойчивому требованию которого К. решается на обнародование своего труда. Уже в предисловии к 1-й книге К. заявляет, что он будет иметь в виду образование совершенного оратора, которым, по его мнению, может быть только хороший человек (vir bonus); поэтому оратор должен обладать не только особенным даром слова, но и всеми хорошими душевными качествами. Такого оратора, который был бы истинным философом не на словах, а на деле, и в то же время был бы совершенным и по научному образованию, и по способности красноречия, правда, еще никогда не существовало, но стремиться следует всегда к самому высокому. Образование оратора должно начинаться с пеленок, и потому 1-я книга сочинения посвящена домашнему воспитанию мальчика; 2-я говорит об элементах риторического образования, преподаваемого в школе, и о том, в чем заключается сущность риторики; пять следующих книг трактуют об изобретении и расположении содержания (inventio, dispositio); четыре дальнейших — о выражении в слове (elocutio) и произношении (pronuntiatio); в последней даются наставления оратору относительно его жизни и деятельности. Сочинение К., до сих пор являющееся одним из крупнейших трудов педагогического характера, написано человеком превосходно знакомым с делом образования юношества не только в теории, но и на практике; оно проникнуто критическим духом, полно здравых суждений и чистого вкуса и дает автору право считаться в числе первостепенных римских писателей. Правда, делу римского красноречия, неудержимо стремившегося под влиянием нового политического строя к упадку, оно помогло мало; но бесспорно, что дух, которым оно проникнуто, вызвал к жизни, хотя на короткое время, новый период блеска в римской литературе, когда благодаря также воскресшей свободе слова литература заговорила языком Тацита, Плиния Младшего и Ювенала. Общему впечатлению труда К. вредит встречающаяся по местам лесть Домициану, доходящая до того, что он называет ужаснейшего из деспотов «выдающимся в красноречии, как и во всем другом». Нельзя не заметить, однако, что лесть была тогда необходимою данью за личную безопасность; грубая ее преувеличенность сама собой свидетельствует об ее вынужденности. Помимо этого пятна, общего всей литературе Домицианова времени, сочинение К. может считаться образцовым и в нравственном отношении: оно проникнуто уважением ко всему высокому и приближается по строгости нравственных воззрений к миросозерцанию стоиков. Для истории литературы имеет особенное значение 1-я глава Х книги, где автор рассматривает всех греческих и римских писателей, поэтов и прозаиков, важных для образования. Классическое изд. К. Шпальдинга (Лпц., 1798—1816); новейшие критические издания: Боннеля (Лпц., 1854), Гальма (Л., 1868) и Мейстера (Л., 1886—1887). Есть немало отдельных изданий одной 10-й книги (немецкие Боннеля, Крюгера, Гальма и Мейстера, французское — Гильда и английское — Петерсона). См. Dodwell, «Annales Quintilianei» (Оксф., 1698; Pilz, «Quintilianus. Ein Lehrerleben aus der römischen Kaiserzeit» (Лпц., 1863); Jullien, «Les professeurs de littérature dans l’ancienne Rome» (Пар., 1885).

В. Модестов