ЭСБЕ/Домашние акты

Домашние акты
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 940—941 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Домашние акты — термин русского гражданского права, означает такие документы об имущественных распоряжениях или сделках, которые совершены без участия специальных судебно-охранительных органов государственной власти — установлений крепостных дел, старших нотариусов, маклеров, нотариусов — или же при их участии, но без соблюдения условий, требуемых законом для совершения актов крепостных и явочных или нотариальных. В форму Д. актов можно облекать все сделки и распоряжения, для которых по закону не требуется формы крепостных актов, т. е. все, кроме сделок об отчуждении и ограничении права собственности на недвижимые имущества; следовательно, все те сделки, которые облекаются в форму явочных актов, могут быть облекаемы и в форму Д. актов. Существенным признаком Д. акта служит подпись лица, от которого исходит акт; но за неграмотного, слепого, тяжелобольного, может, по его просьбе расписаться и кто-либо другой, кому он доверит. Подпись считается законченной только тогда, когда написана фамилия; ни штемпель, ни печать, ни условные знаки, вроде крестов, не могут заменить подписи фамилии. Д. акты, в которых содержится соглашение двух лиц, должны быть подписаны обоими; но иногда подписи одного из контрагентов может соответствовать его молчаливое признание, напр. принятие поданного счета и уплата по нему части денег. Законы гражданские различают три рода Д. актов, по способу удостоверения в том, что они действительно исходят от тех лиц, которыми подписаны. В одних актах достаточно подписи лица, дающего акт; таковы долговые обязательства грамотных лиц, платежные расписки и т. п. В других требуются еще подписи двух свидетелей, которые своим участием удостоверяют самоличность и правоспособность контрагентов и свободу их от принуждения; таковы заемные письма с закладом движимости. Третьи составляют уже переходную ступень к актам явочным: это — домашние духовные завещания, где количество свидетелей может быть не более двух, если завещание написано все сплошь завещателем, а в противном случае требуется еще и подпись переписчика, и бóльшее число свидетелей; по смерти завещателя необходима явка завещания в суде, без чего акт не имеет никакой силы. Эта классификация Д. актов принадлежит нашим законам гражданским, но она не исчерпывает всех родов документов, которые имеют предустановленное юридическое значение, и притом не только без явки их у нотариуса, но даже без подписи обязанного лица. Таковы купеческие книги: они могут служить для лица, от имени которого ведутся, источником не только обязанностей, но и прав (см. Купеческие книги). Роль Д. актов, как средства доказательства при разрешении споров, определяется правилами Устава Гражд. Судопр. Совершенные без участия органов государственной власти, Д. акты, очевидно, не могут внушать доверие к себе наравне с актами явочными. Поэтому, напр., в самом начале процесса суд не может не затрудниться удовлетворить просьбу истца об обеспечении иска, основанного на Д. акте, потому что неизвестно даже, действительно ли акт подписан ответчиком. Только векселя, в силу своего формального характера, пользуются особыми преимуществами в процессе. Но когда процесс начался и ответчик не оспаривает подлинности предъявленного против него домашнего акта или же возбуждает подобный спор, но безуспешно — тогда Д. акт получает такую же силу, как и акт явочный. Однако, при столкновении содержания актов Д. и актов явочных, предпочтение все же отдается последним, потому что иначе открылась бы возможность больших злоупотреблений общественным доверием. В отличие от актов явочных, содержание Д. актов может быть опровергаемо свидетельскими показаниями. День совершения акта, выставленный в Д. акте, считается достоверным только для самих контрагентов и их преемников, между тем как дата явочного акта признается достоверной и для всех третьих лиц. Одним из крупных нововведений судебной реформы 20 ноября 1864 г. был закон, по которому несоблюдение правил о гербовом сборе при написании Д. акта нисколько не уменьшает его доказательной силы, а только влечет за собой взыскание штрафа; другим нововведением было упомянутое выше правило о конверсии актов — признание значения по крайней мере Д. акта за таким, в котором нельзя признать акта крепостного или явочного. Этими правилами, составляющими резкую противоположность правилам дореформенного судопроизводства, наш Уст. Гр. Суд. обязан влиянию французского права. См. Письменные доказательства.

М. Брун.