ЭСБЕ/Девгений

Девгений
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Давенпорт — Десмин. Источник: т. X (1893): Давенпорт — Десмин, с. 238—239 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Девгений — герой старинной русской переводной повести византийского происхождения. В ныне утраченном сборнике, заключавшем в числе других статей «Слово о Полку Игореве», находилась и переводная повесть о Д. Небольшие выдержки из повести сделаны Карамзиным («Ист. Госуд. Росс.», III, прим. 272). Текст ее по более поздней рукописи был впервые издан А. Н. Пыпиным в приложении к «Очерку литературной истории старинных повестей и сказок» (1858 г., стр. 316—332) и переиздан Н. И. Костомаровым в «Памятниках старин. русской литературы» (Вып. II, стр. 379—387). Недавно Н. С. Тихонравовым был найден еще список Девгениева деяния (в рукописном сборнике XVIII в.), представляющий, по-видимому, ту же редакцию деяния, что и утраченный сборник Мусина-Пушкина. Имя героя русской повести, Девгений — переделка греческого имени Дигенис (Διγενής), т. е. двоеродный, — прозвища, данного герою по его происхождению от сирийского эмира (Мусура), принявшего христианство, и гречанки из знаменитого византийского рода Дуков. Собственное имя Дигениса было Василий. Как охранитель границ Византийской империи в Азии против сарацин, он носит также прозвище Акрит (Ακρίτας или Ακρίτης). Подвиги Дигениса — по-видимому, исторического лица, современника императора Романа (вероятно, Лакопена, 912—944) — прославляются доселе греческими народными песнями, а в средние века составляли обширный эпический цикл. В своем первоначальном виде этот византийский народный эпос до нас не дошел; но в настоящее время известны четыре позднейшие поэмы, в которых песни о Дигенисе стихотворно обработаны разными авторами. Время происхождения трех таких поэм не вполне определено; четвертая — рифмованная — принадлежит монаху Игнатию Петритцис и была им окончена в 1670 г. на остр. Хиосе. Первая поэма о Дигенисе была найдена в Трапезунте в рукописи XVI в. и изданаСафой и Леграном (К. Sathas et E. Legrand, «Collect. de monum. N. S.» vol. 6, II. 1875), а затем переиздана Иоаннидесом в Константинополе (1887). Вскоре затем была найдена в Гротта-Ферата другая рукопись Дигениса XIV в. (до сих пор не издана); 3-я рукопись XVI в., того же содержания, оказалась на о-ве Андросе и издана Милиаракисом в Афинах (1881); наконец, упомянутая выше 4-я, отысканная в Оксфорде, издана Ламбросом (в «Collect. de romans grecs», 111—237). Ранее открытие перечисленных греческих поэм в науке известна была только славянская переделка сказаний о Дигенисе — повесть о Девгении, — которая поэтому представляет значительный интерес для литературной истории византийского эпоса. Содержание поэмы о Дигенисе в трапезунтской рукописи отчасти восполняется нашей повестью, так как поэма дошла до нас не в полном виде. В недостающем начале поэмы рассказ шел о родителях Дигениса. Бабка его — вдова знаменитого Андроника Дуки, прославившегося в царствование Феодоры и Льва Мудрого. У нее одна дочь и пять сыновей (в нашей повести их трое). Аргвитский Амир, вторгнувшийся в пределы империи, похитил дочь-красавицу в отсутствие ее матери и братьев. Огорченная мать посылает сыновей догнать Амира. Они разбивают часть его войска, доходят до Амира, упрекают его за похищение их сестры и спрашивают, где она. Амир говорит, что она убита за то, что не исполнила его воли, и труп ее лежит на горе в числе других. В этом месте греческая поэма примыкает к рассказу, переданному до сих пор по славянской повести. Братья напрасно ищут труп сестры, потому что заявление Амира было ложно. Он признается затем, что она у него, что он полюбил ее и готов отречься от мусульманства, чтоб на ней жениться. Братья соглашаются на этот брак. Амир с ними и невестой едет к ее матери. Между тем мать Амира, узнав о переходе сына к врагам, укоряет его в ппсьме за измену вере отцов и умоляет вернуться. Амир решается съездить к матери погостить и просит жену не говорить никому о полученном им письме. После недоразумений с братьями жены, заподозрившими Амира, следует примирение с ними, поездка Амира к матери, переход последней в христианство из любви к сыну и приезд ее к молодым. Поэма (и повесть) переходят к рождению Дигениса, его воспитанию, первым подвигам силы и храбрости, совершенным на охоте за дикими зверями. Когда окончилось военное воспитание сына, Амир удалился от дел, а Дигенис, приняв начальство над домашними паликарами, знакомится с жизнью апелатов, т. е. разбойников, и всюду распространяет страх своего имени. Далее следует эротическая часть поэмы — любовь Дигениса к прекрасной Евдокии, дочери стратига Дуки. Герой поет под окном ее любовные песни, располагает к себе сердце девушки, добивается свидания и похищает ее, подвергая свою жизнь опасности. Примирившись с отцом и братьями похищенной, Дигенис пышно справляет свадьбу и с тех пор начинает вести жизнь акрита. Многочисленные рыцарские подвиги Дигениса, его поединки с знаменитыми предводителями апелатов, бой со змеем, похитившим Евдокию, бой с амазонкой Максимо и любовные приключения составляют дальнейшее содержание поэмы. Блестящая жизнь Дигениса не была продолжительна; он умер в полном цвете сил, и Евдокия не пережила смерти супруга.

Овладев личностью Дигениса, народная фантазия перенесла на него подвиги, которые в сказаниях приписывались другим знаменитым лицам. Дигенис стал идеалом греческого народного богатыря, Евдокия — идеалом женской красоты, и отдельные эпизоды эпической биографии героя до сих пор распеваются в народных песнях, особенно на греческих островах (Кипр). Вообще сказания о Дигенисе представляют широко распространенный героический эпос средневекового эллинизма, и Акрит является в средние века таким же блестящим его представителем, каким был Ахилл для древней Эллады. Соответствующие вкусам средневекового общества рыцарские похождения Дигениса вышли далеко за пределы византийских владений и отразились в литературах стран, находившихся под влиянием культуры Византии. В русской повести, восходящей к южнославянской прозаической обработке сказаний о Дигенисе, исторические черты и генеалогические подробности, не представлявшие интереса для славянского читателя, стерты. Повесть проникнута христианским благочестием; некоторые эпизоды эротического характера подверглись значительному изменению. По отсутствию греческого непосредственного оригинала «повести», впрочем, не может быть вполне уяснено, насколько самостоятельна была южнославянская и русская переделка. Значение сказаний о Дигенисе в русской литературе возвышается еще тем, что отголоски их проникали в народный русский эпос, как уяснено исследованиями акад. А. Н. Веселовского (см. его статью: «Отрывки византийского эпоса в русском» в «Вест. Европы», 1875 г. Апрель) и проф. И. Жданова («К литературной истории русской былевой поэзии», 1881). Более подробное изложение содержания византийской поэмы по трапезунтской рукописи и сравнение его с «Повестью о Девгении» см. в книге Вс. Миллера, «Взгляд на Слово о Полку Игореве» (1877, стр. 14—48). Подробный перечень литературы о византийск. поэмах цикла Дигениса и народных греческих песнях см. в книге Крумбахера (К. Krumbacher, «Geschichte der Byzantinischen Litteratur» 1891, стр. 417 и сл.).