Выгон
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Выговский — Гальбан. Источник: т. VIIa (1892): Выговский — Гальбан, с. 482—485 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Выгон, пастбище, пастовник (Полт. губ.) — земельный участок, покрытый растущими на нем разного рода кормовыми травами, большею частью злаковыми, предназначенный для подножного корма домашних животных, а иногда преимущественно только для прогулки молодого скота. Сообразно с продолжительностью пользования, В. бывают двоякого рода: А) постоянные, составляющие один из видов сельскохозяйственных угодий, большею частью неизменно покрытые естественным, первобытным дерном, и Б) переменные, временные или случайные (неправильное название), которые только периодически остаются известное число лет под пастбищем и затем поступают в более продолжительное пользование как полевые угодья, т. е. служат для разведения различных сельскохозяйственных растений. Существование постоянных выгонов обуславливается: 1) физическими условиями — характером местности, делающим неудобною или очень дорогою обработку данного участка под пашню или луг и уборку на нем растений; такие В., называемые абсолютными, или безусловными, преимущественно встречаются в гористой местности, как, напр., на альпийских высотах и у нас в Крыму и на Кавказе, а также на приморских береговых равнинах (Шлезвиг-Голштиния), и 2) экономическими — экстенсивностью существующего хозяйства. Последнее обстоятельство служит причиной отсутствия, в большинстве случаев, каких-либо хозяйственных мер к улучшению постоянных В., и этим же объясняется, почему эти В. составляют непременную принадлежность крестьянского хозяйства; они лучше естественных и даже искусственных лугов обеспечивают хозяйство нужным дешевым кормом для скота в течение значительной части года и доставляют, сообразно с произведенными на них ничтожными затратами, гораздо больший доход, так что почти весь валовой их доход можно принять за чистый. Урожай травы и кормовые её качества служат общим основанием для оценки всех В., и потому достоинство их определяется числом десятин, необходимым для прокормления одной штуки крупного рогатого скота или, если В. непригоден для этого, одной овцы. Сообразно с этим различают следующие виды постоянных В.: а) для крупного рогатого скота — отличные, или тучные (которых достаточно 0,5—0,9 дес.), хорошие, как возвышенные, так и низменные (0,5—1,2 дес.), горные, или альпийские лучшие (0,5—0,8 дес.) и худшие (1,4—2,8 дес.) и торфянистые, осоковатые, болотистые, моховые (1,7—2,3); б) для овец (и мелких коров) — песчаные, вересковые (0,23). Переменные В. можно подразделить на а) специальные, для образования которых применяются хозяином известные меры, напр. посев трав, и которые являются составною частью организованного в данном имении хозяйства, последствием установленных там севооборотов, и б) побочные, имеющие случайный характер, как, напр., толока на пару, на жнивье, лесные пастбища и т. п., количество которых постепенно уменьшается по мере развития хозяйства и возрастания его интенсивности. Таким образом, в общем различают следующие виды переменных В.: залежный, состоящий из поля, покрытого на некоторое время, естественно или искусственно, дерном; паровой полевой, пожнивный, луговой и лесной. Достоинство каждого из них измеряется площадью В., необходимого для прокормления одной штуки крупного рогатого скота, или урожайностью сена на одной десятине. Так, на залежном В. получается сена: при естественном покрытии его травою, смотря по роду последней, качествам почвы и хозяйственному уходу — 100—260 пуд. и при искусственном — 160—390 пуд. [1], на паровом полевом — 5—40 пуд., пожнивном после озимей — 5—30 пуд. корма, равного по питательности сену, после яровых же — вдвое меньше, и на луговом отава дает 7—15% от предварительно собранного сена. Производительность лесного В. обыкновенно принимают в лиственных лесах равным 1/5 а в хвойных 1/6 производительности залежного В. на почве, одинаковой с лесною почвой.

Относительно пользования луговым и лесным В. существуют некоторые ограничения; так, на мокрые луга нельзя выгонять скот, а на искусственно орошаемых, для предупреждения порчи канав, можно пасти только мелкий скот; пастьба скота на лугах средней влажности хотя и может быть полезна через значительные промежутки времени (4—5 лет), но она выгодна лишь осенью, окупая сбережением расходов на кормление в стойле скота могущее последовать уменьшение сбора сена с луга в будущем году, весною же, большею частью, убыточна. Закон 4 апреля 1888 года установил следующий порядок пользования лесными пастбищами: пастьба скота на вырубках и в молоднях, не достигших 15-летнего возраста, тех лесных дач, на которые распространяется действие лесоохранительного закона, воспрещается (ст. 13); точно так же она может быть воспрещена в защитных дачах, если допущение её может повлечь за собою истребление или расстройство лесонасаждения (ст. 7, п. в). Для полного использования В. как пастбища необходимо соблюдать при пастьбе скота известный порядок, сообразуясь при этом с подгрызанием травы различными животными; так, сперва нужно пускать на В. откормленный уже скот, а потом тощий; за коровами должны следовать жеребята или овцы, хотя можно одновременно пасти коров с небольшим числом жеребят или овец, свиней с гусями и т. п. Продолжительность пользования В., или пастбищного кормления, различна, смотря по местности: в южных и средних черноземных губ. — 5½—9½ месяцев, в юго-западных губ. — 4—8½ м., в северо-западных губ. — 6—7 м., в Царстве Польском — 5—7 м., в средней полосе России — 5 м., на несколько градусов севернее Москвы — 4½ м. Овцы пользуются выгоном дольше, чем рогатый скот (на 10% по времени); точно так же степной скот пасется на В. 1—2 месяца продолжительнее, чем более нежный молочный фермский скот. Уход за В. ограничивается очисткой его от появляющихся кустарников, кротовин и вредных растений и равномерным распределением извержений животных по всей площади участка, коренные же улучшения, возможные только при интенсивном хозяйстве, состоят в осушке открытыми канавами, устройстве живых изгородей и древесных опушек, удобрении, срезании и сжигании плохого дернового покрова, с заменой его новым и т. п.

Выгон (юрид.). — При общинном строе землевладения и землепользования общинники имели право пасти свой скот: 1) на всех землях, принадлежавших общине и не отведенных отдельным лицам во временное пользование; 2) на участках, отведенных отдельным членам общины, когда с них снята жатва или когда они оставлены под паром (подробности см. Община). Впоследствии, когда возникли помещичьи имения и общины большею частью впали в крепостную зависимость от помещиков, последние захватывали свободные общинные земли, но оставляли за прежними собственниками право пасти на этих землях свой скот (пастбищный сервитут). С другой стороны, помещики, основывая хозяйства на землях, предоставленных им верховной властью или пустопорожних и дотоле никому не принадлежавших, привлекали крестьян в качестве поселенцев, но при этом раздавали им обыкновенно мало земли, возможность же содержать скот обеспечивали им с помощью сервитутов пастьбы и покосов на владельческой земле. В результате, как в Западной Европе, так и в России получился такой порядок вещей, что крестьяне обыкновенно пасли свой скот на земле помещичьей (лежавшей, напр., под паром), а помещики выгоняли свой скот на земли крестьянские. Неудобств от этого не возникало до тех пор, пока существовало крепостное право: и у помещиков и у крестьян господствовала трехпольная система. Но когда крепостное право было отменено и в то же время землевладельцы стали переходить к более интенсивной культуре, с многопольным севооборотом, сохранение за помещиками и крестьянами взаимных пастбищных сервитутов стало создавать серьезные затруднения. Землевладельцы стали указывать на необходимость закона, который положил бы конец этим сервитутам и ввел бы обязательное разверстание земель и угодий (см. это сл.). Для удовлетворения этих требований в Германии в средине текущего столетия издан был целый ряд уставов. Но опыт некоторых местностей Германии доказал, что далеко не все частные владельцы, жаловавшиеся на тяжкое иго сервитутов, после уничтожения их принялись за улучшение своей сельскохозяйственной техники. Между тем, отмена сервитутов может в корне подорвать мелкое крестьянское хозяйство. Это подтверждается недавним опытом Франции. Во многих местностях Франции издавна существовало droit de vaine pature, т. е. взаимное право жителей пасти скот на чужих землях. Закон 1791 г. сильно ограничил это право и, между прочим, признал, что vaine pature не может осуществляться на искусственных лугах. Закон 1889 г. сделал дальнейший шаг в этом направлении и к лугам искусственным присоединил луга естественные. Едва только закон этот был обнародован, как в палату стали поступать петиции о восстановлении только что отмененного права. Уже в ноябре 1889 г. в палату внесен был проект нового закона о восстановлении vaine pature на естественных лугах. В 1890 г. явился новый закон, отчасти восстановивший право vaine pature, но в то же время определивший, что право это ни в каком случае не может служить препятствием для собственника, который пожелал бы обратиться к новому способу обработки или пожелал бы огородиться. Подробности об этом законе см. в заметке М. Бруна в «Юридическом Вестнике» 1891 г., № 10.

В России вопрос о В. стал на очередь при устройстве быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости. Вопрос этот не получил однообразного разрешения; в некоторых губерниях он до сих пор ставит законодательству задачи трудноразрешимые и повсюду является одной из самых слабых сторон нашего крестьянского хозяйства. В центральных русских губерниях, при освобождении крестьян, выпасы крестьянского скота по владельческому паровому полю и по жнивью были отменены, без особого вознаграждения крестьян. В общем пользовании помещика и крестьян оставлены лишь В. (постоянные), которыми крестьяне могут пользоваться лишь для пастьбы скота, но они не могут добывать здесь песок, торф, глину и вообще предпринимать такие действия, которые должны быть признаны порчей В. Помещику предоставлено право во всякое время, но не более одного раза по каждому селению, требовать разверстания В., состоящего в общем пользовании с крестьянами [2]. При этом разверстании в отдельное пользование крестьян поступает одна половина В., которая, однако, не должна превышать высшего установленного законом размера выпускной земли (см. Выпуск); вся остальная часть В. остается в исключительном распоряжении помещика. В настоящее время во многих местностях крестьяне ощущают большой недостаток в В. вследствие того, что по недостатку земель они почти всю надельную землю обратили в пашни. Так, напр., в Курской губ. крестьяне заняли под пашню и усадьбу из 100 дес. — 87, оставив под В., покосом и лесом только 13 десятин, а в Щигровском уезде количество это уже низведено до 5½ дес. Нуждаясь в пастбищах для скота, они арендуют эти угодья у соседних владельцев, причем обязываются производить на землях помещичьих разные сельскохозяйственные работы благодаря которым не успевают надлежащим образом обрабатывать свои собственные поля. В других местах арендная плата за В. достигает весьма значительных размеров. Так, в Глуховском уезде Черниговской губ. плата за выпас дошла в конце 1870-х годов, по данным земской статистики, до 3 руб. 30 коп. с коровы. Иначе поставлено дело в западных губерниях. Вследствие недостатка естественных В. и огромной чересполосицы пахотных участков, вопрос о В. получил там большую важность тотчас по освобождении крестьян. Некоторые помещики стали запрещать крестьянам пастьбу скота на своих выпасах и на толоке (паровом поле), а крестьяне очутились в безвыходном положении, вследствие отсутствия у них В. и прогонов на толочные поля. Временная комиссия при киевском генерал-губернаторе, учрежденная при обязательном выкупе по Высочайшему указу 1863 г., нашла необходимым, впредь до выяснения вопроса, сохранить прежний порядок вещей, т. е. дать крестьянам и помещикам право общей пастьбы скота на толочных землях тех и других, если этим правом обе стороны пользовались до прекращения крепостной зависимости. Такое разрешение вопроса, до сих пор не измененное, создало значительные неудобства. Землевладельцы жалуются, что право общей толоки, тяготеющее на их землях, служит для них непреодолимым препятствием к введению более интенсивного хозяйства; администрация края свидетельствует, что общность угодий и чересполосица ведут к частым нарушениям взаимных прав совладельцев, обостряют отношения между помещиками и крестьянами и нередко приводят к необходимости крутых репрессивных мер по отношению к последним. А между тем в этих сервитутных отношениях заинтересована громадная масса крестьянского населения, как это видно из нижеследующей таблицы (цифры округлены).

Губернии Число имений,
в которых
крестьяне
пользуются
общей толокой
и др. мелкими
сервитутами
Число
наличных
душ
крестьян
обоего пола
Процентное
их отношение
к общему
в губернии
числу бывших
помещичьих
крестьян
Площадь
надельной
земли (дес.)
Площадь
угодий,
обреме-
ненных
сервитутами
(дес.)
Процентное
отношение
сервитутной
площади ко
всему наделу
Процентное
отношение
пашни и
покосов ко
всему
наделу
На одну душу
обоего пола
приходится
всей земли
десятин
На одну душу
обоего пола
приходится
сервитутной
площади
десятин
Киевская 647 677100 48% 606300 240000 40% 84% 0,9 0,4
Подольская 991 912400 75% 772300 186500 25% 83% 0,9 0,2
Волынская (без 1 мир.
уч. Овручского уезда)
1849 838500 82% 1202200 419000 35% 84% 1,4 0,5

Из этой таблицы видно, как мало у крестьян этих губерний собственных В. и какую видную статью в их хозяйстве составляет право общей толоки. В отдельных уездах значение это еще выше: так. в 1-м мировом участке Овручского уезда на одну душу обоего пола надельной земли приходится 2,6 дес., а сервитутной 6,5, следовательно, последняя более чем в 2½ раза превышает первую. При таком положении дела разверстание угодий с уничтожением общей толоки, на котором настаивают местные землевладельцы, представляет чрезвычайные трудности. Оно предоставлено полюбовному соглашению сторон, относительно которого законом 30 марта 1892 года постановлено: в губерниях Киевской, Подольской, Волынской, Виленской, Ковенской, Гродненской и Минской, а также в Инфляндских уездах Витебской губ., добровольные сделки о прекращении общей толоки и предоставленных крестьянам на владельческих землях сервитутов, равно как и сделки о необходимом в таких случаях обмене угодий, заключаются по приговорам не менее двух третей крестьян, имеющих право голоса на сходе; сделки эти свидетельствуются мировыми посредниками [3]. Но до сих пор полюбовное разверстание угодий делало здесь совершенно ничтожные успехи.

Более подробно о положении дела в этом крае см. в ст. Н. Астырева в «Северном Вестнике» 1891 г., №№ 8 и 9. Для губерний Царства Польского в 1875 г. изданы были правила об обязательном разверстании чересполосных земель и о разделе общих пастбищ между владельцами и крестьянами. Под общими пастбищами разумеются здесь как общие В., так и общие толоки, которые признаны были за крестьянами законом 19 февраля 1864 г. Право требовать обязательного раздела пастбищ предоставлено как владельцам, так и крестьянам. При этом приняты за основания следующие положения: 1) общие пастбища делятся между пользующимися сторонами соответственно количеству скота, которое ими выпускалось на пастбище; 2) подворная нарезка участков не допускается. Общие В. и толоки существуют еще в губерниях закавказских на тех же началах, на каких они в силу обычая существовали до отмены крепостного права; кроме того, постановлено, что В. и места для пастьбы скота не подлежат в этих губерниях выкупу впредь до издания подробных правил о способе пользования этими местами. Русские города издревле владели общими В.; при основании нового города ему из казенных земель нарезывался В. Городские В. охраняются законом от захвата, застроения, распахивания и проч. В 1871 г. городам, в которых введено городовое положение, предоставлено право полной собственности на отведенные им от казны выгонные земли.



  1. Для прокормления одной коровы требуется десятин залежи на почвах (по классификации Теера): пшеничной, смотря по её качествам — 0,23—0,94 десят., ячменной — 0,41—0,82 дес., овсяной — 0,70—1,29 дес. и ржаной, где рожь высевается каждые: 2 года — 1,87 дес., 3 года — 2,80 дес. и 6—12 лет — 4,21 дес.; последний В. пригоден, впрочем, только для одних овец.
  2. В 1878 г. право просить о разверстании общих у крестьян с помещиком В. предоставлено и временнообязанным крестьянам, коль скоро разверстание необходимо для лучшего устройства селения, в видах предосторожности от огня
  3. Законом 29 июня 1892 г. в тех же Западных губ. значительно ослаблено действие ст. 13 лесоохранительного закона 1888 г. (см. стр. 483) для тех случаев когда соблюдение ее ведет к временному упразднению сервитутных прав крестьян.