Yat-round-icon1.jpg

Вандалы
Энциклопедическій словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Вальтеръ — Венути. Источникъ: т. Va (1892): Вальтеръ — Венути, с. 484—485 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕЭСБЕ/Вандалы/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[484]Вандалы — народъ германскаго происхожденія, примыкающій къ восточно-германской (готской, вандальской) группѣ и упоминаемый впервые у Плинія (I в. по Р. X.). Въ древнѣйшемъ научно установленномъ мѣстѣ жительства ихъ — по обоимъ берегамъ средняго теченія Одера, куда они пришли, вѣроятно, съ береговъ Балтійскаго моря, — они распадались на двѣ рѣзко различавшіяся части, асдинговъ и силинговъ, слившихся въ одно политическое цѣлое лишь въ Испаніи, въ началѣ V вѣка. Воспоминаніе о силингахъ сохранилось въ названіи «Силезіи», представляющемъ славянскую передѣлку этого имени. Горная цѣпь, отдѣляющая Богемію отъ Силезіи, носитъ во II в. по Р. Хр. названіе «Вандальскихъ горъ». Выселеніе вандаловъ съ береговъ Одера на югъ началось во второй половинѣ II вѣка. Они принимаютъ участіе въ маркоманской войнѣ, и въ 174 г. императоръ Маркъ Аврелій отводитъ асдингамъ земли въ Дакіи. Въ этомъ движеніи участвовали, вѣроятно, и силинги, хотя прямыхъ указаній на послѣднихъ мы не имѣемъ. Въ Дакіи вандалы оставались до тридцатыхъ годовъ IV вѣка; за все это время миръ съ римлянами былъ прерванъ, насколько извѣстно, только одинъ разъ, въ 271 году, при Авреліанѣ. При заключеніи мира во главѣ вандаловъ находимъ двухъ королей, изъ которыхъ одинъ, вѣроятно, асдингъ, другой — силингъ. Изъ Дакіи вандалы были вытѣснены готами, которые, подъ предводительствомъ короля Гебериха (331—337), нанесли имъ сильное пораженіе, причемъ палъ король асдинговъ Визимаръ. Вандалы обратились за помощью къ императору Константину, который перевелъ весь народъ на правый берегъ Дуная, въ Паннонію. За это они должны были поставлять имперіи вспомогательныя войска, (вандалы славились своею конницею). Но и въ Панноніи они оставались не долго. Въ самомъ началѣ V вѣка, тѣснимые вѣроятно гуннами, они, подъ предводительствомъ Годегизеля (ванд. Gôdagisl, вѣроятно короля асдинговъ), направляются всѣмъ народомъ вверхъ по Дунаю къ Рейну, въ Галлію. Къ нимъ по дорогѣ присоединилась часть свевовъ (т. е. маркоманновъ, жившихъ въ нын. Богеміи) и часть аланъ (тюркскаго племени); тѣ и другіе сохраняли, пока, политическую независимость. Король Годегизель палъ уже въ 406 г., въ борьбѣ съ франками на Рейнѣ, послѣ чего соединенныя полчища вандаловъ, свевовъ и аланъ, опустошивъ Галлію, перешли черезъ Пиренеи въ цвѣтущую Испанію, которую раздѣлили между собой по жребію. Асдинги (съ королемъ Гунтарихомъ — ванд. Guntharîx — во главѣ), вмѣстѣ съ свевами, получили сѣверо-западную часть полуострова (Галлецію), аланы поселились въ средней и юго-западной полосѣ (Лузитаніи), наконецъ силинги (съ королемъ Фридубальдомъ, ванд. Fridubalth) получили южную часть (Бетику). Память о пребываніи ихъ здѣсь сохранилась въ названіи «Андалузія». Римское правительство было принуждено признать это положеніе дѣлъ оффиціально, но втайнѣ изыскивало средства отдѣлаться отъ непрошенныхъ гостей; въ 416 г. оно призвало на помощь противъ вандаловъ вестготскаго короля Валью, который дѣйствительно побѣдилъ силинговъ и, взявъ въ плѣнъ ихъ короля, отослалъ его къ императору. Лишенные вождя и ослабленные непосильной борьбой, силинги отказались отъ политической независимости и добровольно подчинились королю асдинговъ. Точно также поступили въ 418 г. аланы, король которыхъ тоже палъ въ борьбѣ съ готами. Власть короля асдинговъ, носящаго съ этого времени титулъ короля вандаловъ и аланъ, сильно возросла вслѣдствіе этихъ событій. Тѣмъ не менѣе вандалы недолго оставались въ [485]въ 427 г. римскій намѣстникъ въ Африкѣ, Бонифацій, возставшій противъ правительства, пригласилъ вандаловъ въ Африку, одну изъ самыхъ цвѣтущихъ провинцій Римской имперіи, обѣщая уступить имъ часть ея. Вандалы приняли это предложеніе, и въ маѣ 429 г. король Гензерихъ (вѣрнѣе — Гейзарихъ, ванд. geisarîx), братъ и преемникъ Гунтариха, павшаго въ 427 г., со всѣмъ своимъ народомъ (по однимъ даннымъ — 50000, по другимъ — 80000 душъ) переправился черезъ Гибралтарскій проливъ. Бонифацій, успѣвшій тѣмъ временемъ примириться съ императрицей Плацидіей, матерью Валентиніана III, хотѣлъ склонить его къ возвращенію; но было уже поздно. Почти не встрѣчая серьезнаго сопротивленія, Гейзарихъ быстро занялъ большую часть римскихъ владѣній; его завоеванія были оффиціально признаны за нимъ договоромъ, заключеннымъ съ Римомъ въ 434 г. Въ 442 г. Валентиніанъ уступилъ ему и Карѳагенъ, городъ, занятый вандалами, впрочемъ, уже тремя годами раньше: сюда была перенесена теперь резиденція королей. Въ 450 г. Гейзарихъ, пользуясь смутами, возникшими въ Римѣ, занялъ и разграбилъ этотъ городъ, при чемъ пострадали главнымъ образомъ католическія церкви, сокровища которыхъ всѣ были увезены вандалами. Этому событію вандалы обязаны тѣмъ, что имя ихъ стало нарицательнымъ для обозначенія дикихъ, ничего не щадящихъ грабителей (см. Вандализмъ). Между плѣнниками, увезенными Гейзарихомъ въ Африку, находилась и императрица Евдокія, вдова Валентиніана, съ двумя дочерьми: одну изъ послѣднихъ, Евдокію, король впослѣдствіи выдалъ замужъ за своего сына Гунариха (ванд. Hûndarix). Вслѣдъ за тѣмъ Гейзарихъ занялъ и тѣ области въ Африкѣ, которыя еще оставались во власти римлянъ. Послѣ многочисленныхъ войнъ и хищническихъ набѣговъ на всѣ провинціи имперіи, прилегавшія къ Средиземному морю, Гейзарихъ умеръ въ 477 г. Его преемникомъ былъ его старшій сынъ Гунарихъ (477—484), царствованіе котораго ознаменовано, съ одной стороны, паденіемъ военнаго могущества вандаловъ, съ другой — жестокимъ преслѣдованіемъ католиковъ (вандалы были приверженцами аріанизма) и членовъ царской династіи, казавшихся королю опасными. Послѣ него царствовалъ его племянникъ Гунтамундъ (ванд. Gunthamund, 484—496), затѣмъ братъ послѣдняго Тразамундъ (ванд. Thrasamund, 496—523), вернувшій царству вандаловъ, на время, прежній блескъ и славу. Его поддерживалъ остготскій король Теодорихъ Великій, на сестрѣ котораго, Амалафридѣ, онъ былъ женатъ. По смерти его престолъ занялъ слабохарактерный Гильдерихъ (ванд. Hilderîx, 526—530); онъ покровительствовалъ католикамъ и, въ противоположность своимъ предшественникамъ, искалъ союза съ Византіей. Его двоюродный племянникъ Гелимеръ (ванд. Geilamîr), воспользовавшись неудовольствіемъ національной партіи, свергъ его съ престола, чѣмъ далъ императору Юстиніану поводъ вмѣшаться въ дѣла Вандальскаго королевства. Гелимеръ былъ послѣднимъ королемъ вандаловъ (530—534). Въ іюнѣ 533 г. въ Африку явился полководецъ Юстиніана, Велизарій, и уже въ маѣ 534 г. онъ могъ вернуться въ Византію, разрушивъ царство вандаловъ и взявъ въ плѣнъ царя Гелимера. Остатки вандаловъ, не истребленные византійскимъ оружіемъ, безслѣдно исчезли среди туземнаго населенія Сѣверной Африки. Такое быстрое паденіе и безслѣдное исчезновеніе Вандальскаго государства — Велизарій почти не встрѣтилъ мужественнаго отпора — было бы, конечно, невозможно, еслибъ ему не предшествовало полное физическое и нравственное истощеніе всего народа. Отрѣзанные отъ общенія съ родственными племенами, овладѣвъ богатѣйшею, провинціей, въ которой сохранялись во всей силѣ традиціи изысканной и роскошной жизни Рима цвѣтущихъ временъ имперіи, вандалы всецѣло предались удовольствіямъ и наслажденіямъ, которыя допускало ихъ господствующее положеніе въ странѣ. Въ изнѣженности и роскоши они, не зная мѣры, превзошли въ скоромъ времени своихъ учителей, богатыхъ африканскихъ провинціаловъ. Уже король Гейзарихъ рядомъ строгихъ эдиктовъ старался остановить это увлеченіе, грозившее навсегда погубить силу его народа, но тщетно. Византійскій историкъ Прокопій, провожавшій Велизарія въ его походѣ и составившій подробное описаніе войны его противъ вандаловъ, живо рисуетъ намъ нравственный упадокъ этого народа, нѣкогда сильнаго и наводившаго страхъ и ужасъ на своихъ враговъ («О Вандальской войнѣ», кн. II, глава 6). Одинъ только царственный родъ асдинговъ, въ лицѣ Гелимера и ближайшихъ его сподвижниковъ, являетъ примѣръ геройской храбрости: народъ же весь погруженъ въ роскошь и развратъ. Само собой разумѣется, что рядомъ съ этимъ шла сильная романизація вандаловъ, несмотря на религіозный антагонизмъ между варварами-аріанами и римлянами-католиками. Знатные вандалы усердно изучали латинскій языкъ и поэзію: короли окружали себя латинскими поэтами. Тѣмъ не менѣе родной вандальскій языкъ не былъ забытъ: на немъ продолжали говорить и пѣть; преданіе разсказываетъ, что Гелимеръ, видя безвыходность своего положенія, сложилъ пѣсню о своей горькой судьбѣ. Цѣльныхъ памятниковъ вандальскаго языка до насъ не дошло; мы имѣемъ только рядъ собственныхъ именъ и начало одной вандальской молитвы. Этихъ скудныхъ свѣдѣній, однако, достаточно, чтобы составить почти полную фонетическую картину вандальскаго языка. Изъ нихъ явствуетъ, что языкъ вандаловъ представляетъ самостоятельную вѣтвь восточной или готской отрасли германскихъ нарѣчій. F. Papencordt, «Geschichte der wandalischen Herrschaft in Afrika» (Берлинъ, 1837); F. Dahn, «Die Könige der Germanen» (Т. I, Мюнхенъ); его же, «Urgeschichte der german. u. roman. Völker» (Т. I, Берлинъ, 1881); I. Fridländer, «Die Münzen der Wandalen» (Лейпцигъ, 1849); F. Wrede, «Ueber die Sprache der Wandalen» (Страсбургъ, 1886).