ЭСБЕ/Брянский, Яков Григорьевич

Брянский, Яков Григорьевич
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 814—815 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Брянский (Яков Григорьевич) — известный актер, род. в 1790 г. О его молодости ничего не известно. Сначала Б. был предназначен к гражданской службе, но непреодолимая страсть к театру взяла свое. В конце июля 1811 г. был вечер у знаменитого в летописях русской сцены кн. Шаховского. Были здесь и И. А. Крылов, писавший иногда для театра и мечтавший когда-то сделаться актером, П. А. Катенин и др. На этом вечере Григорьев (фамилия Б. до поступления на сцену) прочел роль Полиника (из трагедии Озерова «Эдип в Афинах») и вызвал шумное одобрение присутствовавших. Участь Григорьева была решена — он был принят в так называемую «молодую труппу» князя А. А. Шаховского. В то время, когда русская драматическая труппа, во главе которой находился знаменитый Яковлев, господствовала на нашей Императорской сцене, князь Шаховской из воспитанников Театрального училища составил другую, «молодую труппу», в которой образовывались будущие известные русские актеры и актрисы. Труппа эта играла в Кушелевском театре (где ныне Главный штаб), и в нее вступил и Б., всегда игравший с Ширяевой (впоследствии жена Яковлева) первые роли. Переменив свою фамилию на Б., Григорьев 11 сентября 1811 г. дебютировал в роли «Влюбленного Шекспира» (в переводной комедии Д. Языкова, того же названия). Комедия эта была написана Дювалем для знаменитого Тальма, а у нас роль Шекспира исполнял Яковлев. Естественно, какое смущение должен был испытывать молодой актер, еще значительно увеличивавшееся присутствием самого Яковлева. Б. вышел победителем. Яковлев, чуждый интриги и зависти, не только беспристрастно оценил игру новичка, но и поощрил его к дальнейшей сценической деятельности. По совету И. А. Крылова, кн. Шаховской выводил Брянского преимущественно в комедиях и драмах, не давая ему трагических ролей, к которым молодой актер питал сильную страсть. Надо было на время покориться. Вскоре Б. выступил в роли Безрассудова в возобновленной комедии Ефимьева «Преступник от любви, или братом проданная сестра», в «Казаке Стихотворце» князя Шаховского и других комедиях и водевилях. Но Б., все еще не переставал мечтать о трагедии. Князь Шаховской уступил наконец просьбам Б. и написал для него трагедию «Абуфар» (перев. с французского). Б. с К. Семеновой играл первые роли. Трагедия имела успех, и Б. впервые насладился торжеством трагического артиста, обнаружив много души и естественности, что тогда было новостью. В то время немыслимо было актеру явно отказаться от усвоенной псевдоклассической манеры читки нараспев; естественное, хотя бы и мастерское чтение стихов считалось унижением искусства. Сам кн. Шаховской, принадлежавший к высшему кругу общества, деятельно следивший за успехами литературы и театра, не мог явно противоречить требованиям классицизма, которые сообщил и своему ученику. Едва ли не в первый раз пришлось учителю встретить возражение со стороны его ученика Б., которому художественное чутье подсказывало неестественность распевания ролей. Верным чтением и истинной игрой Б. желал победить вековые предрассудки, перешедшие к нам от французов. Во второй раз Брянский играл в трагедии Вольтера «Китайская сирота», в которой прекрасно и рельефно очертил характер главного лица. Но вот умирает Яковлев (в 1817 г.), и Б. открывается широкая дорога: он с успехом начал исполнять некоторые роли покойного, и в «Отелло» был признан достойным преемником Яковлева. Только артист с недюжинным дарованием мог решиться играть «Танкреда», в котором Яковлев, по свидетельству современников, был неподражаем. — Исполнение «Танкреда» упрочило за ним симпатии публики, шумно и радушно его приветствовавшей. Но в 1820 году появился знаменитый трагик Василий Андреевич Каратыгин, выступивший в «Фингале». Пришлось, после нескольких лет борьбы со счастливым соперником, уступить ему часть ролей в трагедиях и перейти на старшие роли — благородных отцов, царей и резонеров, все же продолжая изредка дублировать Каратыгина. И на этом амплуа у Б. было много блестящих ролей, как, напр., роли: Филиппа в «Дон Карлосе», Христиерна в «Иоанне Финляндском» и многие друг. Помимо дарования своего, Б. был незаменимым артистом в силу своего обширного репертуара: знаменитый Тальма играл только 13—15 ролей, Рашель — 20—25 ролей, а Б. исполнял с лишком 30 крупных ролей, изучение которых стоило ему огромных усилий и трудов: Яго (в «Отелло»), Кизляр-Ага (в «Роксолане»), Франц Моор (в «Разбойниках»), Миллер (в «Коварстве и Любви»), Эдип (в «Эдипе в Афинах»), Стерн (в «Фингале») и т. д. Б. пробовал не без успеха исполнять и комические роли, играя Фамусова в «Горе от ума», в «Домашнем спектакле» Загоскина, «Эзопе у Ксанфа» Шаховского и др. В 1841 году Б. оставил сцену, но страсть и привычка к театру вскоре заставили его вернуться к нему. Он вышел в бенефис г-жи Дюр, в ком. «Эзоп у Ксанфа», и был встречен громом аплодисментов. Дирекция предложила ему выгодные условия, и он остался служить, пробыв на сцене до самой смерти, последовавшей 20 февраля 1853 г. от припадка холеры, совершенно неожиданно, так как его имя в день смерти значилось на афише: он должен был играть роль Квазимодо в «Эсмеральде». Ср. «Репертуар и Пантеон» (1853, № 6), а также воспоминания его дочери, А. Я. Головачевой-Панаевой: «Русские писатели и артисты» (СПб., 1890, стр. 1—30).