ЭСБЕ/Брегонский закон

Брегонский закон
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 632—633 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Брегонский закон или закон брегонов (Brehonlaw) — свод древнеирландских законов, действовавших на всем острове до вторжения англичан; в некоторых общинах провинции Ульстер, покоренной позднее других, Б. закон сохранял свое значение до королевы Елисаветы в XVII веке. Название его происходит от «breho», т. е.: судья, достоинство, соответствовавшее общекельтскому «друиду». Лучший сборник носит название Senchus mor, т. е. великая старина, и по времени относится к эпохе просветителя Ирландии, св. Патрика († 465 г.), который много содействовал, как передает легенда, брегонам в составлении свода юридических обычаев страны. Древнейшая рукопись законов, сохранившаяся до настоящего времени, принадлежит началу XIV века; лучшим современным изданием считается: «Ancient laws of Ireland. Dublin, 1865—79», начатое Сюлливаном и продолжаемое проф. Аткинсоном. Можно считать несомненным, что Б. закон представляет древнейший памятник ирландской письменности, так как в одном глоссарии IX века уже ссылаются на Senchus mor, как на компетентный источник. Своеобразные особенности языка и правовых понятий подтверждают древность сборника, в который вошли юридические понятия, передаваемые устно в течение нескольких веков из поколения в поколение. Общий характер и некоторые отдельные статьи Б. закона отличаются точностью и полнотою определения, что особенно заметно при сравнении с другими юридическими сборниками, известными под общим названием Leges barbarorum. В «Сенхус-море» на первом плане ежегодные переделы пахотной земли, считавшейся в общинном владении; такое разделение существовало у кельтов в самые отдаленные времена, в Ирландии сохранялось до 1782 г., а в горных общинах Шотландии и Уэльса встречается и ныне. Хотя кельты не препятствовали отдельным членам общины приобретать в личную собственность участки земли, но подворное, или хуторное, хозяйство у них не привилось и члены семьи (законные и незаконные) сообща пользовались пахотною и пастбищною землями, а также всякими продуктами в хозяйстве. Сама семья занимала общую усадебную постройку, называемую сrich; несколько таких «крихов» образовывали tuath (нечто вроде современного баронства), которые соединялись в mor tuath, соответствующий отчасти русской волости. Первое время наибольшим значением в «мор-туате» пользовались брегоны, хранители религиозного учения и представители правосудия, но без ясно формулированного официального положения; их приговоры нередко оставались без исполнения, так как виновные открыто отказывались подчиниться их решению; органов исполнительной власти у ирландцев не существовало и решение брегоном спорного вопроса вызывало вооруженное сопротивление, охватывавшее нередко целый «клан», или колено. Позднее явились в «мор туате» главари, называемые «ри» (собственно, маленький король); сила и значение таких ри зависела от многих причин, среди которых немаловажное значение имели fuidhir (буквально значит ломанный человек), напоминающие древнерусского изгоя. Личность, удаленная за что-нибудь из клана, а следовательно, лишенная земельных и наследственных прав, становилась fuidhir и приискивала себе покровителя среди корольков; королек давал ему участок пустующей земли, за которую изгой обязывался лично служить своему покровителю с оружием в руках. Уже в отдаленные времена вокруг корольков собирались довольно многочисленные дружины земледельцев-воинов, которые, конечно, содействовали усилению власти корольков и гнету народа; таким образом, постепенно, из скромных главарей возникли политически сильные короли, которых в Ирландии было пять (Ульстер, Мюнстер, Коннаут, Лейнстер и Меат, принадлежащие фамилиям О’Нейль, О’Бриен, О’Коннор, Мак-Моруг и О’Мелаглин). Сословных степеней было несколько, но большим значением пользовались aires, которые, согласно Senchus mor, должны были обладать определенным количеством скота, земледельческих орудий, домашнего скарба (перечисление которого указывает на простоту условий жизни в ту отдаленную эпоху), наконец, определенных размеров домом с двором, площадь которого была различна для каждой сословной степени. Обыкновенно бревенчатый дом у высших классов занимал в длину 17 до 27 ф., а ширина двора определялась главою дома, который садился на порог входной двери и бросал перед собою известную тяжесть, остановка которой определяла границу сдворочного места. Кроме свободных граждан общины, имевших право владеть землею, избирать и быть избираемыми на общественные должности, у ирландцев существовали рабы, контингент которых пополнялся благодаря разбойничьим морским набегам в Шотландию, Южную Англию и Бретань; рабы обрабатывали землю, пасли стада своих хозяев и не пользовались никакими правами, пока землевладелец-дворянин не находил возможности предоставить им звание своих арендаторов, называемых также часто fuidhir. Выше отпущенных на свободу рабов стоял класс людей, соответствующий римским клиентам, туземного происхождения и называемый faifs; за право пользования земельным участком эти faifs вносили один из трех разрядов оброка, смотря по соглашению с юридическим владельцем земли; этот оброк состоял почти исключительно из сельскохозяйственных продуктов и только позднее перешел на деньги. Как у большинства доисторических народов, монетною единицею ирландцев был скот и, главным образом, корова. Благосостояние свободных людей зависело главным образом от земли, а потому в законе брегонов старательно разработаны все юридические отношения к землевладению и переходу прав собственности от одного лица к другому. Одинаково подробно, хотя не всегда ясно, рассмотрены брачные отношения; в этих делах верховная юрисдикция принадлежала римскому папе, но благодаря дальности расстояния на «зеленом» острове развились своеобразные отношения между мужем и женою. Расторжение брака было делом обыденным, и законодатели позаботились только об охранении имущественных прав как законной жены, так и незаконной; законная жена имела право уступать свое имущество полностью или по частям кому угодно, контролировала распоряжения мужа и могла выделить свою долю из общего владения, если ее беспокоили притязания незаконной жены. Дети почти никогда не воспитывались дома, а отдавались за известную плату одному из бедных оброчников или арендаторов, у которого девочки оставались до 14 лет, а мальчики до 17 лет. Если ребенок умирал еще очень маленьким, то заменялся другим; выросший воспитанник был обязан содержать приемных родителей до своей смерти. Образовательный ценз был, конечно, невысок: девочки должны были выучиться плести корзины, молоть на ручной мельнице, печь хлебы и «обряжать» скотину; для аристократок курс ученья дополнялся искусством прясть, кроить, шить и вышивать; мальчиков учили обжигать кирпичи, обрабатывать землю и рубить дрова, а аристократам преподавали верховую езду, плаванье, метанье пращей и шахматную игру. Пища была для всех одинаковая и однообразная; одежда, выдаваемая родителями, была скромная, и только дети королей носили шелк; за убытки, наносимые детьми, пеню, или «cric», платили приемные родители. Эти пени были единственным оружием в руках брегонов, которые не имели вообще возможности налагать других наказаний на виновных; все пени, взыскиваемые за что бы то ни было, шли в пользу бедных: лицо, не имущее возможности уплатить пеню, попадало в рабство. Арест не выражался заключением в тюрьму, а виновного заковывали в кандалы. Смертная казнь за убийство свободного человека была введена позднее католическим духовенством, приобретшим большое значение в стране. Дороги, мосты, паромы и принадлежности рыбной ловли содержались на счет общины, которая также заботилась о поддержании укреплений и крепостей, оберегающих tuath от нападений соседних кланов. Воинская повинность исполнялась всеми способными носить оружие, мужчинами и женщинами безразлично; только предписание пап через епископов во второй половине VI века заставило женщин отказаться от военной службы. Относительно судопроизводства сведений сохранилось очень мало; известно только, что были различные инстанции, обвинители, или прокуроры, и защитники. Границы земельных участков определялись межами и межевыми ямами; последние устраивались с теми же церемониями, которые доныне соблюдаются в русских деревнях, а именно засыпка углем и камнями, а также сечение мальчиков.

О законе брегонов можно получить сведения в сочинениях Maine, «Ancient laws of Ireland» (Лондон, 1875); O’Curry «Lectures on the materials of Ancient Irish History» (Лондон, 1873) и E. Lawless, «Ireland, with some additions by A. Bronson» (Лондон, 1889).