ЭСБЕ/Богишич, Валтасар

Богишич, Валтасар
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Битбург — Босха. Источник: т. IV (1891): Битбург — Босха, с. 168—169 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.

Богишич (Валтасар Bogišić) — знаменитый славянский юрист-этнограф и кодификатор Черногории, род. в 1840 г. в Кавтате (Ravecchia), небольшом приморском местечке в Далмации; среднее образование получил в Венеции, после чего изучал правоведение, философию и историю в университетах Вены, Мюнхена, Берлина и Парижа; в 1862 г. за диссертацию «Ueber die Ursachen der Niederlagen des deutschen Heeres im hussitischen Kriege» (Гиссен, 1862) удостоен в Гиссене степени доктора философии и истории; в 1864 г. получил в Вене степень доктора прав, а в 1869 г. Новороссийский университет поднес ему почетный диплом доктора государственного права. В 1863 г. Б. поступил на австрийскую службу сначала библиотекарем публичной библиотеки в Вене, а в 1868 г. занял должность инспектора школ Военной Границы и принимал участие в законодательных работах по организации школьного дела в этой области. В 1869 г. он занял кафедру истории славянских законодательств в Новороссийском университете. В 1872 г. русское правительство по соглашению с князем Черногории поручило Б. составить гражданский кодекс для Черногории, на что нашим правительством ассигнованы были средства. После годичного пребывания в княжестве Б. в конце 1874 года поселился в Париже, но Восточная война прервала его занятия, и в 1877 г. он был причислен к временному правительству Болгарии. В 1878 г. он возвратился в Париж и возобновил свои занятия по выполнению данного ему поручения, столь же трудного, как и почетного. В Париже же Б. живет и по настоящее время.

Б. занял прочное место в истории славянской науки своими трудами по разработке обычного права славян. Его «Pravni običaji u Slovena» (Загреб, 1867) главною своею целью имело доказать ученому миру, что и до сих пор в народной жизни сохранилось много древних обычаев. Сочинение Б. было составлено на основании печатных источников, но сам автор сознавал, что одни печатные источники дают чрезвычайно скудный материал для полного и систематического изучения этого столь важного предмета, что необходимо непосредственное изучение народно-обычного права, непосредственное обращение к живым источникам этого права. Еще в 1866 году он напечатал в загребском «Književniku» статью «О važnosti sabiranja narodnich pravnih običaja, koji živu u narodu» и издал программу вопросов для собирания таких обычаев («Naputak za sabiranje pravnih običaja, koji živu u narodu» (Загреб, 1866; 2 и 3 изд. там же, 1866; имеются переводы чешский, болгарский, малорусский, последний в львовской «Правде» 1867; румынский перевод издан румынским правительством в 1877 г. Она послужила главной основой для такой же «Программы» Ефименко (СПб., 1870 г. и Майнова в «Знании», 1875 г.). Первоначально всех вопросов в программе Б. было 352, из них 239 имели своим предметом частное право, семейное и имущественное, остальные 113 касались права общественного и государственного, именно народных воззрений на государство, церковь и общество, обычаев, соблюдаемых при решении гражданских и уголовных дел, и, наконец, международного права. Будучи членом многих ученых обществ в славянских землях и получив потом кафедру славянских законодательств в Новороссийском универ., Б. имел возможность разослать свою программу во множество местностей, сам раздавал ее повсюду и сам собирал ответы на предложенные им вопросы во время своих частых путешествий. Так, в 1872 г. он был на Кавказе и, изучая быт тамошних народов, значительно расширил свой взгляд на исследуемый им предмет. Достаточно сказать, что, посетив Абхазию, Самурзакань, Грузию и Сванетию и встретившись там с народными обычаями, весьма важными для сравнительного изучения обычаев славянских, он увеличил число своих вопросов до 1000. В 1873 г., изучив в интересах своих законодательных работ народные обычаи Черногории, Герцеговины и Албании, Б. довел список своих вопросов до 2000. Распространив через посредство епархиальных и школьных управлений свою программу в количестве 4000 экз. по всем югославянским землям, Б. получил громадный и совершенно новый материал, который и издал в своем «Zbornik sadašnjih pravnih običaja u južnih Slovena» (Загреб, 1874), который обнимает народное право всех сербохорватских земель и отчасти Болгарии и снабжен обширным предисловием издателя, особенно остановившегося в нем на вопросах о важности обычного права вообще в отношении практическом и о значении этой отрасли знания для славяноведения (Обзор этого сборника см. в «Журн. Мин. нар. просв.», 1875 г., № 3, и в «Знании», 1876 г., № 3. Ср. еще брошюру Demelić'a: «Le droit coutumier des Slaves méridionaux d’après les recherches de M. Bogišić», Пар., 1876 г., переведенную на русск. язык в «Юридич. вестнике», 1876 г., № 10—12). Не меньшее значение для славяноведения имеет и другой сборник Б.: «Народне пjесме» (ч. 1, Белгр., 1878), богатое и в высшей степени важное собрание сербохорватских песен, изданных по старинным рукописям, почти исключительно XVII—XVIII ст. К сборнику приложено исследование издателя о различных особенностях этих песен, носивших в старину название «бугаркиня», «бугарштица» (слово бугарити означало петь). Кроме того, в «Rad Jugoslovenske Akademije» (1868, т. V) Б. на основании не изданных еще источников поместил очерк писанного семейного права в древнем Дубровнике, там же напечатал извлеченные из дубровницкого архива документы по истории самозванца Стефана Малого, правившего Черногорией в 1768—74 гг. под именем русского императора Петра III, и издал соч.: «Pisani zakoni na slovenskom jugu» (Загр., 1872 г., библиогр. очерк), «О научной разработке истории славянского права» (СПб., 1870, из 6 № «Зари»); «Aperçu de travaux sur le droit coutumier en Russie» (Париж, 1879); «Sur la forme dite inokosna de la famille rurale chez les Serbes et les Croates» (Париж, 1884; есть переводы русский, сербский и хорватский) и друг. Но славнейшую страницу в жизни Б. составляют его труды по созданию кодекса законов для княжества Черногории. 25 марта 1888 г. обнародован был, а с 1 июля того же года вступил в силу «Општи имовински Законик на княжевину Црну Гору» (Общий имущественный Законник), состоящий из 6 разделов и 1031 статьи и обнимающий положения о лицах, вещах и обязательствах. В этом кодексе, который, по мнению В. Д. Спасовича, полезно было бы иметь в виду и при выработке проекта гражданского уложения для России, Б. не только удачно разрешил поставленную ему трудную задачу, но и дал замечательный образчик кодификационного искусства, образчик, имеющий чрезвычайно важное научное значение. В рамках общих начал римского права Б. разработал и формулировал стародавние обычаи Черногории и при этом остерегся от навязывания стране чуждых ей начал (за ничтожными, впрочем, исключениями, как напр. чуждая славянству вечная опека женщины). Своеобразную особенность Законника, напоминающую кодекс Юстиниана, но вполне соответствующую потребностям этой девственной страны, составляет шестой раздел его. Законник предназначается для страны, где за отсутствием закона писанного не может быть ученых судей, ученых юристов, где далеко не все судьи грамотны. Таким образом, Б. писал не для специалистов, которых совсем не было, а непосредственно для самого народа. Ввиду этого он и внес в свой Законник шестой раздел, который есть не что иное, как учебник, определяющий коренные правовые понятия и главные правоотношения, те самые, из которых вытекают уже права и обязанности, составляющие содержание предшествующих пяти разделов. Учебник этот дает отвлеченную характеристику правоотношений и, устанавливая терминологию, завершается особою главою, в которой помещены общие правовые изречения («правничке изреке»). В числе этих изречений имеются и коренные сербохорватские поговорки, которые удачно и образно формулируют общие начала права. Но что более всего поразительно в Законнике — это поэтичность и красота формы. Он исполнен гомеровского духа; некоторые его статьи как будто выписаны из «Илиады» или «Одиссеи». Простота содержания сочеталась в них с изяществом выражения, первобытные нравы — с веяниями извне высокой культуры. Этими поразительными результатами Б. обязан двум принципам, которым он следовал: если законодатель желает быть понятным для всех, то он должен пользоваться народным языком; когда является необходимость отступать от живого народного языка, то должно крепко держаться духа его. Общие принципы, которым он следовал в своем замечательном труде, Б. изложил в соч. «Quelques mots sur les principes et la méthode suivis dans la codification dn droit civil au Monténégro» (Пар., 1888) и в докладе Петербургскому филологическому обществу "О технических терминах в законодательстве (СПб., 1890).

Ср. Dickel, «Ueber das neue bürgerliche Gesetzbuch für Montenegro und die Bedeutung seiner Grundsätze für die Codifikation im Allgemeinen» (Марбург, 1889; франц. перевод, Пар., 1890); Dareste, «Le nouveau code civil du Monténégro» (Пар., 1888); Спасович, «Черногория и законник Б.» («Вестник Европы», 1889 г., № 2); Губе, «Законник Черногории» (СПб., 1889) и др.

А. Я.