ЭЛ/ДО/Баррикад день

Yat-round-icon1.jpg

[2]БАРРИКАДЪ (день), замѣчательная эпоха во Французской Исторіи: она была, такъ сказать, пароксизмомъ той сильной лиги, которая началась съ примирительнаго эдикта 1576 года, и окончилась восшествіемъ на престолъ Генриха IV.

Смерть Герцога Анжуйскаго, брата Генриха III, послѣ котораго Король Наваррскій оставался ближайшимъ наслѣдникомъ престола, послужила поводомъ, въ 1584 году, Герцогу Гизу привести въ движеніе лигу, устрашивъ Католическое духовенство мыслію о государѣ не Римско-Католическаго Исповѣданія. Этотъ заговоръ созрѣлъ въ Парижѣ 1585 года. Нѣкоторое число агентовъ Герцога Гиза, прозваннаго le balafré, или недовольные, раздѣлились на шестнадцать частей, по числу городскихъ кварталовъ, для утвержденія своего непосредственнаго вліянія на народъ. Прозваніе Шестнадцати и осталось ихъ собственнымъ именемъ. Въ 1587, Николай Пуллейнъ (Poullein), открылъ королю всѣ планы этой партіи, къ которой прежде принадлежалъ самъ. Любимцы Генриха III, въ особенности Виллекье, способствовали къ обману своего государя, на счетъ опасности его положенія. Однако же въ слѣдующемъ году, Генрихъ, бывшій Король Польскій, при разныхъ случаяхъ дѣлалъ такія угрозы, которыя должны были устрашить лигистовъ. Шестнадцать торопили Герцога Гиза пріѣхать въ Парижъ, а Король запретилъ ему это, но Герцогъ, все-таки, явился въ Парижѣ, и показалъ свое неуваженіе къ Королю, даже въ самомъ его дворцѣ. Генрихъ, изумленный появленіемъ своего соперника, хотѣлъ ввести въ Парижъ Швейцарскіе полки, и соединивъ ихъ съ Французскою гвардіею, пресѣчь тѣмъ всякое сообщеніе Шестнадцати между собою, и, вѣроятно, готовилъ строгое наказаніе главнымъ членамъ этой партіи. Въ 12 день Мая 1588 года, до разсвѣта, Швейцарскіе полки въ величайшемъ молчаніи прокрались, какъ тѣни, въ Парижъ, въ числѣ 4000; вслѣдъ за ними вошли 2000 Французовъ. Французская гвардія расположилась на мостахъ Маломъ, Св. Михаила, и Нотръ-Дамъ; но прокуроръ Шателета, Крюсе, одинъ изъ сильнѣйшихъ и ревностнѣйшихъ участниковъ, получивъ въ 5 часу утра извѣщеніе, что военные люди вступаютъ въ ворота Сентъ-Оноре, послалъ трехъ молодыхъ людей бить тревогу по всѣмъ улицамъ университетскаго квартала. Народъ тотчасъ взялся за оружіе; офицеры и другіе повѣренные герцога, имъ подкупленные, разсыпались по Парижу для подкрѣпленія усилій народа, и для его возбужденія. Графъ Бриссакъ избралъ своимъ постомъ университетъ: встрѣтивши [3]большой отрядъ вооруженныхъ школьниковъ, онъ немедленно приказалъ имъ составить Баррикаду изъ бочекъ, отъ чего это возстаніе и получило названіе дня Баррикадъ (journée des barricades). Весь Парижъ послѣдовалъ этому примѣру. Цѣпи были растянуты по главнымъ улицамъ Парижа, мостовая разобрана и камни были бросаемы съ крышъ на войско. У каждаго отверзтія стоялъ вооруженный гражданинъ, и скоро Швейцарцы и другія королевскія войска, со всѣхъ сторонъ аттакованныя, не имѣя средствъ ни къ отступленію, ни къ соединенію, при недостаткѣ въ снарядахъ, и истощивъ силы свои въ неравной борьбѣ, обратились въ бѣгство или сдались, стыдясь сражаться съ соотечественниками, женщинами и даже дѣтьми. Генрихъ III послѣдовалъ ихъ примѣру, и оставилъ Парижъ, проклиная событія, съ которыми не могъ справиться. Впрочемъ эти происшествія не имѣли важныхъ послѣдствій.