Yat-round-icon1.jpg

Аяксъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Арангъ — Аѳонская гора. Источникъ: т. III: Ара—Аѳо, с. 527—528 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : РСКД : ЭСБЕ : RE : Britannica (11-th) : Britannica (11-th) : DGRBMЭЛ/ДО/Аякс въ новой орѳографіи


[527]АЯКСЪ, или ЭАСЪ. Такъ назывались два героя, прославившіеся при осадѣ Трои: Аяксъ сынъ Оилея, и Аяксъ, сынъ Теламона и Перибеи. — Аяксъ, сынъ Царя Локріянъ Оилея и Эріопиды, былъ менѣе знаменитъ. Онъ участвовалъ въ осадѣ Трои, принадлежавъ къ числу обожателей [528]Елены. Славясь быстротою своего бѣга, онъ также извѣстенъ былъ и храбростію въ битвѣ; но мужество его часто превращалось въ бѣшенство. Поэты, извѣстные послѣ Гомера, приводятъ много этому примѣровъ. Когда Греки, говорятъ они, проникли въ самый городъ Трою, Кассандра скрылась въ храмъ Минервы, обняла статую богини, и такимъ образомъ искала спасенія; но Аяксъ отторгъ ее отъ статуи и повлекъ за волосы; другіе говорятъ, что онъ даже посягнулъ на честь жрицы въ самомъ храмѣ; по крайней мѣрѣ Улиссъ обвинялъ его въ этомъ преступленіи, но онъ клятвенно огрекался отъ того. Онъ былъ наказанъ богинею при помощи Нептуна. Едва взошелъ онъ на корабль для отплытія въ Грецію, какъ поднялась страшная буря. Аяксъ, выскочивъ изъ корабля на скалу Гіареенскую, хвалился, что спасется вопреки волѣ боговъ, но скала разсѣлась, и дерзкій погибъ въ волнахъ. Послѣднія слова его были проклятія на боговъ. Въ этомъ положеніи изображенъ онъ на прекрасной картинѣ Гарнье въ Люксамбургскомъ дворцѣ, въ Парижѣ.

Другой Аяксъ, сынъ Теламона и Перибеи или Эврибеи, уроженецъ острова Саламина, внукъ Эака. Его называютъ великимъ. Будучи также однимъ изъ обожателей Елены, онъ съ двѣнадцатью королями прибылъ къ Троѣ. Гомеръ называетъ его прекраснѣйшимъ и храбрѣйшимъ изъ всѣхъ Грековъ, послѣ Ахилла. По словамъ Гомера, онъ въ битвахъ уподоблялся богу войны, и Гекторъ всегда чувствовалъ страхъ при встрѣчѣ съ нимъ. Не смотря на свою пылкость, онъ никогда не былъ раненъ, и потому прослылъ за неуязвимаго; виновникомъ этого почитали Геркулеса, его покровителя. Исполненный откровенности, силы духа и гордости, Аяксъ имѣлъ девизомъ: дѣла, а не слова. По смерти Ахиллеса, онъ спорилъ сь Улиссомъ о томъ, кому владѣть оружіемъ героя; и когда военачальники присудили отдать оружіе сопернику его, Аяксъ пришелъ въ такую ярость, что лишился ума: ночью, принявъ стада овецъ за Греческое войско, избилъ ихъ, и потомъ со стыда и отчаянія, пронзилъ себя мечемъ. Это составляетъ предметъ трагедіи Софокла, дошедшей до нашихъ временъ. Греки воздвигли ему надгробный курганъ, видимый еще понынѣ при мысѣ Ретійскомъ. Въ Саламинѣ быль посвященъ ему храмъ, и совершались игры, называемыя по его имени Аяксовыми, или Алксовою пляскою, въ которой представлялся Аяксъ, пришедшій въ ярость отъ необходимости уступить Улиссу оружіе Ахиллеса. Иногда танцовщикъ, представлявшій Аякса, предаваясь всему неистовству, внушаемому ролью, возбуждалъ въ зрителяхъ смѣхъ, а не ужасъ. Луціанъ, въ своемъ трактатѣ о пляскѣ, приводитъ забавный примѣръ такого излишества въ актерѣ, игравшемъ роль Аякса.